GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту Guitarblog.ru исполнилось ровно три года

Wolf Hoffmann

 

 

Отвечает на письма

Читателей

 

 

 

Гитарист Accept Вольф Хоффманн рассказывает об оборудовании,

звуке и Balls to the Wall

 

 

 

 

Брэд Энгл

Guitar World, Май 2013

Перевод с английского

 

 

Он - лид-гитарист и основатель классической группы немецких металистов Accept, а также профессиональный фотограф. Но что читатели Guitar World на самом деле хотят знать...

Фото - Франц Меркьюри

Обложка альбома Balls to the Wall такая символичная. Это правда, что тот чувак - с волосатыми ногами - один из вас? - Родди

 

[смеётся] Нет, это не один из нас. На самом деле это был боксёр, очень подтянутый персональный тренер. Идея обложки альбома принадлежит [менеджеру и автору текстов Accept] Габи [Хауке], которая в те времена была известна как Deaffy. Нам она понравилась, потому что была мощной и символичной. Люди переводят название по-разному, но композиция Balls to the Wall - это песня о противостоянии агрессии и угнетению, о восстании против своих угнетателей. Так что парень на обложке со сжатым кулаком, казалось, имел смысл в этом контексте. Мы даже не представляли, насколько спорным будет появление волосатой мужской ноги на обложке в США [смеётся], но, тем не менее, это культовая обложка.

 

Новый альбом Accept, Stalingrad, просто великолепен! Какую основную гитару вы использовали на новой записи, и сколько Flying V у вас в коллекции? - Гэри Норрис

 

На самом деле, у меня не так много гитар, потому что я не коллекционер. У меня до сих пор есть мой главный Gibson Flying V из восьмидесятых, но я не использовал его уже долгое время. Фактически он уже на пенсии. Моя основная студийная гитара - Hamer Strat, которую я использую с девяностых годов. Это хороший сквозной Страт с EMG. У меня есть коллекция из примерно 10-15 гитар, которые я использую, чтобы попытаться придать каждой песне свой характер. У меня есть несколько старых Стратов и несколько других Вишек, включая одну гитару Jackson, которая довольно хороша. В студии я чаще использую Страты, чем Вишки. Для меня Flying V - это больше концертная гитара, потому что это не самая удобная вещь, чтобы играть сидя.

Звучание на альбоме Stalingrad просто убийственное. Какой у вас был усилитель? - Кёртис Цвибл

 

Вот малоизвестный секрет: я записал весь альбом с помощью усилителя Kemper Profiling Amplifier [который обеспечивает ряд эмуляций и позволяет гитаристам создавать звуковой профиль своего собственного усилителя]. Я познакомился с ним год назад, и когда мы начали работать над альбомом, мы действительно испытали его на практике. У нас была мой обычный риг, и мы подключили всё к Kemper. Мы сравнили звучание, и оно было идентичным. Это тот же самый звук, просто выходящий из другой коробки.

 

Я использовал несколько старых усилителей Marshall, Randall и EVH, а также свой основной усилитель Wizard, и мы подключили их все к усилителю Kemper. Затем мы использовали Kemper, чтобы воспроизвести их. Когда Stalingrad только вышел, я никому не говорил, что использую Kemper, потому что вы знаете, какие бывают люди. Они бы сказали: "О, я слышу, что это не настоящий Marshall". Но теперь, когда альбом вышел и людям нравится его звучание, я всем рассказываю о Kemper.

В середине девяностых в вашей музыке стали прослеживаться влияния классики. Оказал ли на вас непосредственное влияние Ули Джон Рот? - Кристофер Джонссон

В середине девяностых в вашей музыке стали прослеживаться влияния классики. Оказал ли на вас непосредственное влияние Ули Джон Рот? - Кристофер Джонссон

 

Ули Рот всегда оказывал на меня огромное влияние, но я даже не могу предположить, что нахожусь на одном уровне с ним. Он потрясающий гитарист, один из лучших в мире. Всё началось с альбома Metal Heart в 1985 году, где я использовал некоторые классические элементы в соло и сочинении песен. С давних пор я являюсь его поклонником, и это стало для меня своего рода фирменным знаком. Я думаю, это связано, по крайней мере, с тем, что мы из Европы. Я думаю, что все европейцы больше любят классическую музыку и, возможно, больше подвержены её влиянию.

 

Я так и не понял, что произошло между группой и [оригинальным вокалистом Accept] Удо Диркшнайдером. Как всё это развалилось, и почему до сих пор не произошло воссоединения? - Ниилас Фром

 

Да... Это сложный вопрос. [смеётся] Не желая никого обидеть, я просто хочу сказать, что когда Удо ушёл 25 лет назад, это было осознанное решение его, нас и всех остальных. Мы все чувствовали, что пришло время двигаться дальше. Он хотел иметь свою сольную группу, а мы хотели двигаться в другом направлении. Мы перепробовали много вокалистов, но до сих пор ни у кого ничего не получалось. Это краткая версия длинной истории. Когда мы нашли Марка Торнильо [вокалист Accept с 2009 года], мы подумали: "Надо же, это должно было случиться давным-давно". На самом деле, два или три года назад мы спросили Удо, не хочет ли он присоединиться к нам, но он не захотел, потому что у него своя группа. Вот и всё.

Сейчас вы живете в Нэшвилле. Есть ли что-то в Германии, по чему вы скучаете? - Карл Гайст

 

Есть. Но, поездив по миру, я понял, что всегда где-то по чему-то скучаешь. Если я возвращаюсь в Германию, я скучаю по США; если я здесь, я скучаю по Германии. Но я скучаю по немецкой культуре, пиву, колбаскам, шоколаду... по всем хорошим вещам в жизни! [смеётся] Но Нэшвилл - это музыкальный город. А,какие ещё есть варианты? Либо Лос-Анджелес, либо Нью-Йорк, в обоих случаях я не представляю себя живущим там. Но в Нэшвилле всё спокойно, и жить здесь очень легко. Мне это нравится. Здесь повсюду звучит музыка.

 

Когда вы работали над Balls to the Wall, вы знали, что это нечто особенное? - Майк

 

У меня было чувство, что эта песня может сделать что-то для нас. Она была более запоминающейся и лучше, чем некоторые другие наши работы. Мы потратили шесть дней на сведение только этой песни, а потом два дня потратили на остальную часть альбома. Все знали, что это та самая песня, и мы должны были сделать её правильно. Эта песня появилась после того, как Габи прочитала британский журнал, в котором была статья об Accept под заголовком"Balls to the Wall". Мы никогда раньше не слышали этого выражения. Но это звучало так круто, и она попросила: "Напиши песню под названием Balls to the Wall". И я сочинил рифф и идею припева и показал их ребятам. [Басист] Петер [Балтес] предложил куплет, и всё встало на свои места за 10 минут. Всё сложилось так быстро, что у нас возникли сомнения: "А не было ли это уже написано раньше? Не обманываем ли мы сами себя? [смеётся]

Я читал, что вы также являетесь профессиональным фотографом. Как вы пришли к этому, и что именно вы снимаете? - Маристелла Фуа

 

Я увлёкся фотографией в восьмидесятые, когда группа Accept начала путешествовать по миру. Я документировала наши путешествия, туры и закулисные дела группы. Люди всегда поощряли меня продолжать в том же духе, и с годами это привело к очень серьёзному увлечению фотографией. Моя первая любовь - музыка, но моя вторая любовь - фотография. Это творческая сфера, и именно этим я занимался в течение 10-15 лет во время одного из перерывов в работе Accept. Я снимаю редакционные материалы, рекламу, корпоративные вещи... в основном ребят в костюмах, если честно. [смеётся] Я обычно снимаю вещи, совершенно не связанные с музыкой, но мне это нравится. У меня как будто две личности. Люди, которые нанимают меня как фотографа, понятия не имеют, что я музыкант, и наоборот.

Сколько таланта было заложено в вас от рождения, а сколько вам пришлось практиковаться, чтобы довести технику до совершенства? - JtC

 

Ну, я не очень верю в талант. Если вы хотите добиться успеха, то это в основном упорство и сила воли. Это 5 процентов таланта и 95 процентов силы воли. Я знаю людей с огромным талантом, которые никогда никуда не продвигаются, потому что им не хватает сосредоточенности и трудовой этики. Сам по себе талант, на мой взгляд, ничего не значит. Я думаю, что у меня есть опредёленный талант, но я не думаю, что я родился с чем-то сверхъестественным или выдающимся. Мне приходится работать над некоторыми вещами гораздо усерднее, чем другим людям. Но я готов работать.

 

Что вы помните о гастролях с Judas Priest в 1981 году, до того, как вы стали по-настоящему знаменитыми? - Рэймонд Вонг

 

Это был наш первый опыт в профессиональном мире гастролей. Тогда мы были как маленькие дети, которые каждый вечер стояли у сцены и наблюдали за выступлениями своих кумиров. Сейчас, когда мы выходим на сцену, мы наблюдаем за группой время от времени. Но в те времена, глядя на Пристов, мы думали: "Ух ты, вот как выглядят настоящие профессионалы! У них было настоящее оборудование, фуры, роуди, кейсы... а у нас не было ничего. [смеётся]