GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме

Wayne Charvel

 

 

Уэйн в прошлом и настоящем

 

 

 

 

Трент Солтер

Musicians Hotline (с 2007 переименован в Premier Guitar)

октябрь/ноябрь 2001

Перевод с английского

Расскажите нам о ваших ранних музыкальных влияниях.

 

Моими ранними музыкальными влияниями, без сомнения, были Дик Дейл и Dell Tones, Ventures, конечно же, Дуэйн Эдди и Линн Эллсворт. По выходным мы с Линном ходили в Rondaveau Ballroom и слушали Дика Дейла. Все исполняли Surfers Stomp группы Marketts, это была отличная музыка и прекрасные времена. Позже мы с Линном основали компанию под названием Boogie Body Guitars.

 

Когда вы впервые начали играть на гитаре и можете ли вы вспомнить, какой была ваша первая гитара?

 

Я начал играть на гитаре примерно в пять лет, это была старая потрёпанная гитара Stella, которую мне подарил отец. Я играл на ней всего около года и забросил её до 1959 года, когда я пошел и купил свою первую гитару Fender Stratocaster Non-Trem 1959 года и усилитель Fender Tweed Tremolux. Я помню их оба. Я заплатил за них около 495 долларов за усилитель и гитару, включая кейс. Это была действительно замечательная гитара, жаль, что она у меня не сохранилась.

 

Когда и почему вы впервые проявили интерес к конструированию гитар?

 

Я играл в ночных клубах около 13 лет, и всё это время я ремонтировал гитары для себя и многих друзей. Как только я научился разбирать/собирать их и ремонтировать, я подумал: "А ведь я мог бы сделать такую же". Наверное, где-то в 1961 или 1962 году я смастерил свою первую гитару, кстати, у меня до сих пор сохранился гриф от неё. Я пришлю вам фотографию, она была довольно паршивой, но я показывал этот гриф некоторым своим ученикам, я ведь ещё и преподавал гитаростроение, просто чтобы показать им, что нужно с чего-то начинать, и не сдаваться.

 

Помните ли вы самую первую гитару, которую вы когда-либо модифицировали?

 

Это хороший вопрос. Первую гитару, которую я когда-либо смастерил, я пришлю вам фотографию грифа, я сделал именно её. Затем я сделал свой первый гитарный звукосниматель примерно в то же время из мотора для барбекю. Я вытащил из него шестерёнку, на скорую руку, и сделал гитарный свой звукосниматель. Первая гитара, которую я когда-либо модифицировал, была для парня по имени Джефф Росс, который играл на Telecaster, очень круто. Мы с ним дружим и по сей день. Он довольно долго играл на гитаре в группе Belemy Brothers, и я сделал для его гитары латунную пластину размером примерно 3 х 3 дюйма и вырезал нижнюю часть прямо под бриджем его гитары, потому что он хотел получить больше сустейна. Мы утопили эту латунную пластину в гитару и установили на неё бридж. Он поиграл на ней пару недель, вернул обратно и сказал, что она слишком хороша, у неё слишком большой сустейн, поэтому мы изменили её и сделали пластину более тонкой.

Помните ли вы первую серьёзную гитару, которую вы смастерили?

 

Одними из первых гитар, которые мы смастерили, были те, которые Линн Эллсворт и я делали в Boogie Bodies, думаю, это было в середине '70-х годов. Сначала я делал гитарные запчасти, мы продавали корпуса и грифы, а потом я познакомился с Дэйвом Шектером из Schecter Guitars, и вскоре после этого мы начали производить свои собственные гитары.

 

Расскажите нам о первых днях, когда вы начали работать буквально в своём гараже?

 

Я начал заниматься ремонтом примерно в '71-м или '72-м году в своем гараже. Как я уже говорил, я много занимался ремонтом вместе с Линном Эллсвортом и Дейвом Шектером. Мы собрали несколько штук и продали их нашим друзьям, а потом мне позвонили из Fender, потому что в те дни я ещё много занимался ремонтом гитар. Им нужен был кто-то, кто занимался бы негарантийным ремонтом их гитар, но у них не было на это времени. Это остановило бы их производственную линию, если бы им пришлось отрывать кого-то от производства, чтобы разобрать гитары и попытаться их отремонтировать, поэтому они поручили всю эту работу мне. Я проработал в Fender около трёх лет, и они спросили меня, могу ли я также ремонтировать усилители и электропиано Fender Rhodes в чёрном толексе. Вскоре после этого у нас появился твидовый материал, который производился в Мексике, и мы также создали компанию Specialties Case Co, которая продавала винтажные твидовые кейсы. Я перетягивал многие старые твидовые кейсы Fender, потому что твид был только у нас, и мы покрывали их лаком. Оригинальные кейсы имели покрытие под названием Proxoleen, которое было очень близко к лаку. У нас не было Proxoleen, поэтому мы пользовались акриловым лаком и получали то красивое покрытие, которое было у оригиналов.

 

Был ли у вас какой-то наставник, который повлиял на ваше начало в гитаростроении?

 

Да, я бы сказал, что я конструировал гитары вместе с моим очень близким другом, Берни Рико из B.C. Rich Guitars. Много-много лет назад я попросил его поменять накладку грифа на моём ES-335. Я познакомился с Берни на стенде B.C. Rich в ранние годы на выставке NAMM. Я, конечно, тоже был там со своими гитарами, и мы с Берни стали очень хорошими друзьями. Он отличный парень, и я очень скучаю по нему, мне жаль, что его больше нет. В конце концов, он нанял меня для работы на фабрике B.C. Rich.

Когда вы почувствовали, что для ваших гитар начал зажигаться зеленый свет?

 

Первым известным парнем был Ричи Блэкмор. У него была группа Deep Purple. Чел по имени Бокман, который приходил ко мне в мастерскую, я думаю, был техником Deep Purple, Fender направил его ко мне с самого начала. У Fender не было кастом шопа, и они не занимались ничем, кроме стокового ремонта своих гитар. Другими словами, они не стали бы врезать хамбакер, как это делали мы. Вы могли принести стоковую гитару в нашу мастерскую, и мы вырезали хамбакер в бридж или в нэк. Мы переделывали распайку, утоньшали грифы и наносили причудливые метальные покрытия. Я был первым, насколько мне известно, кто изобразил на гитарах пламя "хот-род". Мы ещё работали тогда с такими ребятами как Билли Гиббонс из ZZ Top, который приходил к нам, и мы делали для него гитары. Это было прекрасное время!

Очевидно, что Эдди Ван Хален совершил огромный прорыв, когда представил полосатую гитару Charvel Custom Shop на первом альбоме Van Halen. Расскажите нам немного о том, как вы познакомились.

 

Брэд Бекнал, мой хороший друг, который в то время работал на меня, а также играл в группе с Майклом Энтони, однажды привёл Эдди в магазин. Мы очень хорошо поладили, и я начал делать для Эдди гитарную работу. Он часто приходил в магазин, сидел на полу и возился, пока я работал над его гитарами. В те дни я был одним из первых мастеров по вощению звукоснимателей, что означает, что вы окунаете звукосниматель в горячий воск, и перестаёт микрофонить. Я взял один из DiMarzio Эдди, мы опустили его в горячий воск и оставили надолго, он помогал мне в этом. Она перегрелся и сморщился, и ему очень понравилось, как это выглядит. Однако это прекратило писк, и мы с Эдди оставались друзьями все эти годы. Я недавно разговаривал с ним, и у него все хорошо, он по-прежнему играет на гитаре, дела у него идут отлично.

 

В то время (примерно 1980 год), как это повлияло на известность гитар Charvel?

 

Эдди Ван Хален, конечно же, когда они выпустили свой первый альбом, сделал мне рекламу. После выхода этих альбомов они стали довольно популярными, и, естественно, дилеры звонили мне и спрашивали, что это за гитара у Эдди Ван Халена, со всеми этими полосками и прочим? Я сказал им, что это гитара, которую мы сделали для Эдди Ван Халена, они заявили, что мы хотим такую же, и я согласился. На некоторых гитарах, которые мы делали в то время, не было никакого покрытия, поэтому я сказал, что мы сделаем их для вас, но мы собираемся нанести на них прозрачный лак, чтобы отполировать его, до блеска. Так мы начали продавать много таких инструментов, стилизованных под гитары Эдди.

Лео Фендер признан отцом цельнокорпусной гитары, но также утверждается, что Уэйн Чарвел признан "кастомайзером" цельнокорпусной гитары. Как вы к этому относитесь?

 

Мне это очень льстит! Лео Фендер был моим личным другом, он был очень приятным человеком, я часто встречал его на выставках. Однажды он даже подошел и отметил, как хороша отделка наших гитар. Он спросил меня о процессе, который мы используем, и я рассказал ему. Он всегда задавал вопросы, он был очень скромным человеком. Он всегда носил с собой небольшую логарифмическую линейку и постоянно всё измерял. Он оказал большое влияние на мою профессию, я любил гитары Fender и до сих пор их люблю. Мне очень лестно, что люди считают меня признанным кастомайзером цельнокорпусной гитары! Я хотел бы сказать: "Благослови Господь Лео Фендера и Берни Рико".

 

В середине '80-х Чарвел окончательно продал свою долю компании Гроверу Джексону, расскажите нам краткую историю этой сделки.

 

Гровер Джексон пришел ко мне из Anvil Case Co, он работал в администрации Anvil Case. Я нанял его, чтобы он занимался бизнесом моей компании. В то время он ничего не умел и не работал с гитарами. Через некоторое время, когда я решил продать компанию из-за стресса и денежных проблем, которые у нас были, Гровер захотел купить её, и я продал ему компанию.

 

Как я понимаю, компанией Gibson было выпущено около 200 гитар логотипом WRC на крышке анкера. Не могли бы вы рассказать нам немного об этом?

 

После того, как я поработал с Берни Рико, компания Gibson сделала мне предложение, от которого я не смог отказаться, или я так думал. Хенри Джаскуитц и Пол Джерниган обратились ко мне и спросили, не хочу ли я присоединиться к ним. В то время я был в полуотставке и подумал, что это может быть что-то крутое. Первоначально они сказали мне, что мы будем делать около 1 500 гитар в месяц, и я буду получать роялти с этих гитар. Этого так и не произошло, они как бы провалили сделку с гитарами. На первой гитаре, которая попала на выставку, без предупреждения меня, был логотип Wayne Charvel. Я бы никогда не согласился на это из-за судебных разбирательств с Jackson. Они представили эту гитару на выставке, и вдруг Jackson вместе с Томми Муром, который объединился с Гровером, подали в суд на Gibson и на меня. Позже мы изменили название на WRC.

Одно время вы также работали со своим старым другом, покойным Берни Рико. Каким было ваше участие в B.C. Rich в то время?

 

Мы с Берни давно знакомы, мы ровесники. Однажды он позвонил мне и спросил, чем я занимаюсь, и я ответил, что просто делаю кое-какие гитары WC. Он сказал: "Мне очень нужна помощь на моей фабрике, мы всё делаем вручную, мы вырезаем корпуса ручным фрезером, мы берём напильник и обрабатываем кромки гитар, и это занимает у нас целую вечность! Не мог бы ты приехать и сделать несколько шаблонов, автоматизировать нас и внедрить некоторые из тех механизмов, которые вы, ребята, использовали в своей компании? Я ответил "да". Я приехал, мы с Берни отобедали и заключили сделку. В то время я работал на Берни, примерно 9-10 месяцев в году, что-то в этом роде. Моя работа заключалась в том, чтобы закупать станки, которые нам были нужны. Мы купили фрезерный станок типа Bridgeport и вертикальный фрезер Overheil. Я делал все шаблоны для корпусов и грифов и помогал этим ребятам работать, чтобы они могли действительно ускорить производство своих гитар. Мы с Берни отлично проводили время вместе, почти каждый день ходили на обед вместе с сыновьями Берни, Берни-младшим и Джоуи, которые в то время там работали. Берни-младший до сих пор владеет компанией B.C. Rich, производящей очень хорошие гитары. Примерно через год я наладил работу Берни, потом мне это надоело это, и я сказал Берни, что мне пора вернуться к тому, чем я занимался. Мы договорились, что раз уж у него всё готово, то дальше он займётся этим сам.

 

Официальная премьера гитар Wayne состоялась в 1999 году. Какова была ваша цель этого нового предприятия?

 

Мой сын, Майкл Чарвел, уже давно занимается со мной гитарами, он часто бывал в мастерской, когда был маленьким ребёнком. Я помню, как однажды ко мне зашел Майкл Анджело, он был очень крутым гитаристом. На Майкла очень сильно повлиял Майкл Анджело, а также, конечно, Эдди Ван Хален. У нас с Майклом было совместное предприятие - музыкальный магазин, и однажды он сказал: "Мне надоела эта история с музыкальным магазином, почему бы нам не открыть новое производств гитар Wayne? Так Майкл придумал логотип, "Звездатая гитара", которая, кстати, является дизайном Эдди Ван Халена. Однажды Эдди попросил меня раскрасить для него Ibanez Explorer. Я сказал: "Эд, я могу это сделать, но пройдет около месяца, прежде чем я смогу к этому приступить". Он был немного разочарован: представьте, что я отказал Эдди Ван Халену, но это было до того, как он стал суперзнаменитым. Он вернулся на следующей неделе и просверлил отверстия в задней части гитары, взял пилу вырезал кусок, превратив инструмент в форму звезды. Он разрезал отверстия пополам, сделав их похожими на пасть. Мы подумали: "Вау, это круто, нам нравится эта форма", и поскольку мы знали, что Эдди будет звездой, мы назвали гитару в его честь - Star. Майкл взял эту форму и сделал наш логотип для гитар Wayne. Мы решили, что хотим производить по-настоящему хорошие гитары ручной работы небольшими тиражами и потихоньку, продавать их небольшим компаниям, не связываясь с крупными дилерами. Пусть они заработают не так много денег, но получат то, чего не может предложить большая тройка.

Расскажите нам немного о компании и об участии вашего сына Майкла.

 

Майкл занимается всеми делами и компьютерной электронной почтой. Помимо всего этого, Майкл делает все рисунки, всю графику и всё пламя, за исключением аэрографии. Мы не делаем этого сами, мы отправляем все заказы по аэрографии парню по имени Джим О'Коннор, который является оригинальным сотрудником Charvel/Jackson. Он делал всю графику для Kiss, Van Halen и всех остальных групп. Всё остальное мы делаем сами, всё что касается пламени и остальной графики. Майкл рисует уже много лет, и у него это действительно получается.

 

Сколько различных моделей предлагается в линейке гитар Wayne и кратко опишите каждую из них?

 

В основном, мы предлагаем Rock Legend, мы предлагали Wayne Special, гитару с четвертьдюймовым кленовым топом и окантовкой, но мы были настолько заняты, что в данный момент у нас уже около года не хватает гитар. Это была настолько трудоёмкая гитара, что мы решили не заниматься окантовками, пока не поступит много заказов. Сейчас мы просто выполняем некоторые заказы на них. Мы решили, что, возможно, не будем продолжать эту линию гитар, поэтому в основном мы производим гитары в стиле хэви-метал. Сейчас мы делаем одну для Уоррена ДеМартини из Ratt и одну для Оза Фокса, но все они по-настоящему высокого качества. У большинства из них кленовые грифы, мы используем очень, очень старый клён. У нас очень хорошие запасы старого клена, он весь "птичий глаз". У нас есть кое какой запас огненного клена, в основном опять же "птичий глаз", который сейчас очень трудно достать. Мы используем действительно хороший состаренный клен "птичий глаз" с накладками из палисандра или чёрного дерева, но в основном с накладками "птичий глаз". Мы используем оригинальные тремоло Floyd Rose и практически исключительно звукосниматели Seymour Duncan, если только кто-то не запросит DiMarzio или EMG, все они действительно хорошие звукосниматели. Я знаю Сеймура Данкана очень давно и доверяю ему, он очень хороший мужик.

 

Какие новые модели или интересные сюрпризы мы можем ожидать от Wayne Guitars?

 

У нас есть несколько вещей, которые мы хотели бы выпустить на рынок, но мы так заняты, однако хотим представить несколько новых моделей. Сейчас мы не можем рассказать о них подробно, но они очень интересные, и на них будут играть очень хорошие музыканты.

 

Каким вы видите будущее гитарного рынка в ближайшие 20 лет?

 

Это действительно сложный вопрос. Обычно гитаристы очень консервативны, когда речь заходит об их гитарах, вот почему вы всё ещё видите людей, играющих на Stratocaster и Les Paul. За годы работы в этом бизнесе, а это около 30 лет, я заметил, что дикие формы приходят и уходят в зависимости от того, кто на них играет. Я думаю, что усиление и все электронные штучки будут продолжать прогрессировать, но я считаю, что основные гитары останутся относительно неизменными в течение следующих 20 лет. Конечно, всегда будут появляться какие-то радикальные конструкции, но будут ли они существовать долго, я не знаю.

Есть ли какие-нибудь особенные технологии производства, которые, по вашему мнению, сыграли важную роль в качестве ваших гитар?

 

Не совсем, мы все еще делаем гитары на вертикальном фрезерном станке. Сейчас почти все гитары крупных компаний делаются на станках с ЧПУ. Мне кажется, что эти гитары, которые выходят из станков с ЧПУ, довольно стерильны, хотя это действительно хорошие гитары. Мне нравятся некоторые виды обработки, которые они делают. Все наши гитары делаются вручную, я шлифую грифы, устанавливаю лады, звукосниматели, отстраиваю их, распаиваю, поэтому мы производим не слишком много гитар. Мы не заботимся о том, чтобы сделать очень много гитар, мы занимаемся этим не ради денег. Мы чувствуем себя очень счастливыми, что можем зарабатывать этим на жизнь, и я получаю настоящее удовольствие от того, что каждый день прихожу на работу, здесь нет большого стресса. Например, в большинстве компаний, если вы не можете собрать 3 гитары в день, вас увольняют. У меня уходит целый день на то, чтобы собрать одну из наших гитар! У меня уходит почти 2 часа на то, чтобы проверить резьбу втулок после того, как они будут запрессованы, довести их до ума, обработать напильником и выровнять. Затем я собираю гитару, и на это уходит еще 6 часов, так что я чувствую, что некоторые из старых методов действительно хороши в новом мире. Сейчас в гитарном деле так много людей, производящих гитары, что никто не знает, зачем они это делают. Всё, что они действительно знают, это то, что один парень умеет паять провода и это всё, один парень умеет вставлять втулки и это всё, другой парень знает, как отстроить гитару и это всё, что он умеет делать. Я считаю, что вы получаете лучший инструмент, когда человек, собирающий его, знает о нем всё. Доказательством тому служат все электронные письма, которые мы получаем, и люди, которые любят наши гитары, потому что они отлично играют прямо из коробки. Мы тратим много времени на их отстройку.

 

В заключение, Уэйн, какова ваша личная философия вашей карьеры и какой совет вы могли бы передать нашим читателям?

 

Это интересный вопрос. Моя личная философия заключается в том, чтобы поступать правильно по отношению к своим клиентам и коллегам и предоставлять им качественную продукцию. Всегда быть готовым работать с ними. Если им что-то не нравится, будьте готовы это изменить или исправить. Старайтесь быть позитивным каждый день, благодарите бога за то, что я жив и могу делать эту замечательную вещь, которой я был благословлен, - талант играть на гитаре! Я думаю, что у каждого из нас есть определенный талант, будь то создание гитары или игра на гитаре. Нам нужно делиться этим талантом с другими людьми. Например, если кто-то звонит мне и спрашивает, как я отреставрировал гитару, я рассказываю, я ничего от них не скрываю. Если меня спросят, какие детали я поставил, какие пилки и тому подобное использовал, я тоже расскажу, я не боюсь конкуренции. Я делаю что-то своё. Есть много действительно хороших производителей, и есть много действительно хороших мелких производителей. Но совет, который я бы дал вашим читателям: не позволяйте никому отговаривать вас от того, что вы хотите сделать. Что касается бизнеса, то жизнь очень коротка, у вас так много дней на планете. Не позволяйте людям говорить, что вы не можете что-то сделать - если у вас есть желание сделать это, вы сможете это сделать.

 

Огромное спасибо Уэйну и Майклу Чарвелам. Вы, ребята, просто молодцы!

 

[осенью 2018 года дом и мастерская Чарвелов были уничтожены пожаром – прим. переводчика]

 

 

 

Если вам понравился перевод и вы хотите читать и новые публикации, вы можете поддержать развитие сайта, воспользовавшись формой, расположенной в самом низу страницы (справа).