GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту нужна ваша поддержка. Оплата хостинга, сертификатов, подписок..Даже если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу, или сделав репосты на материалы. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме.

Trev Wilkinson

 

 

 

 

 

Линдси Такер

Premier Guitar, декабрь 2011

перевод  с английского

Уилкинсон объединяет свой брэнд Fret-King с британской гитарной компанией Vintage.

 

На протяжении всей своей долгой карьеры Трев Уилкинсон всегда помнил о новичках, и он учитывает каждый уровень покупателей при принятии таких решений, как добавление функций и ценообразование инструментов. Недавно Уилкинсон объединил усилия с одним из ведущих британских независимых дистрибьюторов, компанией John Hornby Skewes & Co., чтобы курировать их бюджетные гитары Vintage и добавить в каталог JHS свой собственный, более продвинутый брэнд Fret-King. Цель Vintage заключается в том, чтобы предложить доступные по цене, гитары винтажного стиля с великолепной отделкой, качественными комплектующими и особенностями, которые обычно встречаются на гитарах стоимостью более тысячи долларов. Эти инструменты включают в себя фурнитуру, разработанную компанией Wilkinson, удлинитель пятки грифа из бубинги, который глубоко заходит в корпус для придания соединению дополнительной жесткости и улучшения акустического резонанса, а также ручку Roll Control, которая позволяет регулировать отсечку звукоснимателя.

"Я думаю, что печальная правда нашей индустрии заключается в том, что в недорогих гитарах убрано ужасно много функций, - говорит Уилкинсон, - но на самом деле, если вы с самого начала хотите реализовать все эти функции, цена на самом деле не сильно отличается. Поэтому вы говорите: "Почему бы нам не сделать это?". И я думаю, что именно в этом кроется большая часть успеха гитар Vintage".

 

Когда дело доходит до Fret-King, Уилкинсон сохраняет классический дизайн, не впадая в "фанатизм консерватизма", как он это называет - явление, когда гитаристы отказываются от полезных инноваций в обмен на слепую преданность конструкциям Fender и Gibson. По словам Уилкинсона, Лео Фендер сам был жертвой этого явления. "В беседах, которые я вел с Лео, - говорит Уилкинсон, - он никак не мог понять, почему люди так фанатично относятся к его ранним гитарам, хотя, по его мнению, гитары [G&L], которые он конструировал перед самой своей смертью, были намного лучше его предыдущих гитар. Он не мог понять, что сам породил этот консерватизм".

 

Пока рано говорить об этом, но, возможно, Уилкинсон способствует некоторому фанатизму к своим собственным новаторским технологическим достижениям в музыкальной индустрии. Его называют "британским мозговым центром одного человека". И в свои 62 года он, конечно, не собирается в ближайшее время выбрасывать полотенце на ринг - он утверждает, что всегда есть над чем работать, когда речь идет об улучшении играбельности гитары.

 

Остальное мы предоставим ему рассказать самому.

Когда вы стали сотрудничать с JHS и брэндом Vintage, что вы сделали в первую очередь?

 

Я взял около 57 моделей и прошёлся по каждой из них, оценивая их характеристики и подбирая наиболее подходящие, на мой взгляд, звукосниматели к конкретной гитаре, а также выбирая соответствующие системы вибрато [в отличие от Лео Фендера, Трев говорит не тремоло, а вибрато – прим. переводчика], струнодержатели и колки. Я перебрал все болишейпы и все варианты конструкции. Некоторые из них явно отдают дань уважения классическим конструкциям прошлого, а некоторые уникальны для гитар Vintage.

 

Что, по вашему мнению, стоит за успехом брэнда Vintage?

 

Они просто предлагают оптимальное соотношение цены и качества. Они настолько хорошо звучат, настолько играбельны и настолько хорошо работают, что иногда люди смотрят на них и говорят: "Вау! Какая фантастическая цена - это слишком дёшево - почему бы вам не сделать это дороже?". А мы отвечаем: "Почему бы и нет?". Каждому должна быть доступна работоспособная гитара.

 

Есть производители, у которых есть очень, очень дорогие инструменты, и они явно заинтересованы в создании более престижных товаров для потребителей. Но затем, когда вы спускаетесь вниз по долларовой цепочке, скажем, от гитары стоимостью $3000 или $4000, вам приходится убирать какие-то функции, потому что, очевидно, если у вас есть всё в гитаре за $4000, вы не можете реализовать их все в гитаре за $2000, потому что тогда вашему клиенту не будет смысла покупать гитару за $4000. Мы всегда придерживались философии: "Почему бы нам не сделать это за $299, а не убирать это за $299?". Мы можем это сделать, потому что мы не пытаемся защитить более дорогую гитару.

 

В нашей индустрии наступил момент, когда цены упали настолько низко, что было фактически невозможно сделать нормальную гитару дешевле, чем это делают крупные брэнды. Поэтому разумные дистрибьюторы - люди, которые контролировали свою судьбу - посмотрели на ситуацию и сказали: "Что ж, мы должны измениться. Мы больше не можем конкурировать по цене, поэтому мы должны конкурировать по качеству и характеристикам". И я думаю, что это было ключевым моментом для брэнда Vintage. Мы сосредоточились на качестве продукции и её характеристиках. Это часть долгосрочного плана и, вероятно, самый важный способ, благодаря которому мы превратились из "ещё одних" гитар в брэнд, который люди спрашивают по названию, потому что они знают, что это качественная продукция.

 

Некоторые особенности делают гитары Vintage, как вы говорите, "более выгодным приобретением". Я сотрудничаю с компанией из Кореи, которая делает очень традиционные струнодержатели и вибрато, но мы внесли в них изменения, чтобы они работали намного лучше. Например, отверстия в киле расположены не в линию, а ступенчато, что позволяет струнам выходить из станины и ложиться на сёдла под углом, который помогает лучше обеспечивать стабильность строя. Я также разработал несколько моделей колков под названием EZ-LOK, которые держат строй как локовые но на самом деле не требуют локового механизма. Ничего не разматывается, когда вы ослабляете натяжение струн с помощью рычага, и они всегда возвращаются в исходный строй.

 

Мне не нужно защищать ассортимент дорогостоящих звукоснимателей. Поэтому я могу производить звукосниматели-синглы, которые будут звучать так же хорошо, как звукосниматели любой компании в любой точке мира, и я могу делать это по гораздо более низкой цене, потому что я не беспокоюсь о том, что люди будут думать, что звукосниматели на дорогих гитарах не так хороши.

Вы всегда заботились о том, чтобы облегчить жизнь гитариста. Можете ли вы рассказать нам о некоторых конструктивных проблемах, которые вы пытались исправить?

 

Например, основная проблема всех гитар с рычагом - это сохранение строя, поэтому и была изобретена система Floyd Rose. Мои системы всегда были альтернативой Floyd Rose. Я никогда не предлагал гитаристу зажимать что-либо, и я никогда не заставлял гитариста использовать ключ для смены струн. Но я всегда стремился к тому, чтобы во время выступления на сцене гитарист был настолько идеально настроен, насколько это возможно без всех других сопутствующих приспособлений, и я считаю, что это ключ к успеху гитары. Это относится и к полупрофессиональному, и к профессиональному музыканту, и даже к новичку. Мы не должны оставлять новичка вне игры, потому что почему новички должны играть на чем-то некачественном? Мы стараемся дать всем музыкантам равные условия, чтобы они могли играть на сцене перед любой аудиторией, независимо от своего уровня.

 

По вашему опыту, что нужно сделать, чтобы гитарная новинка прижилась в этой индустрии?

 

Я думаю, что наша индустрия погрязла в консерватизме - она никогда не двигалась вперед. В гитарной индустрии было несколько фантастических инноваций, но очень, очень немногие из них были действительно успешными, потому что всегда кажется, что они просто зашли на один шаг слишком далеко. Я думаю, что гитаристы очень консервативны, даже если они могут быть необычными в том, как они выглядят и одеваются. Их выбор инструментов может быть невероятно консервативным. Там так много консерватизма, что если компании, которые обычно ассоциируются с ведущими музыкантами, пытаются внедрить инновации или сделать что-то другое или лучшее, люди говорят: "Ну, теперь это не настоящая такая-то и такая-то гитара, потому что вы изменили бридж, вы изменили колки и вы изменили звукосниматели".

Будете ли вы когда-нибудь рассматривать вопрос о предложении кастомовых опций?

 

Что касается кастомовых опций, то я немного опасаюсь, потому что не верю, что мы всегда можем дать клиенту тот звук, который у него в голове. Он приходит к мастеру и говорит: "Я бы хотел двурогую гитару, с корпусом из болотного ясеня, с кленовым грифом и накладкой из чёрного дерева, с таким-то звукоснимателем в бридже, с таким-то звукоснимателем в середине, с таким-то вибрато или фиксированным бриджем". Когда эта гитара собрана, я не верю, что она сможет воспроизвести звук, который в голове у этого гитариста. Вместо этого я предпочитаю, чтобы покупатель посмотрел на наши гитары, поиграл на наших гитарах, а затем выбрал то, что соответствует тому, что он хочет.

 

Я считаю, что изготовление гитары на заказ - это гадание. Вы можете сделать очень красивую гитару, но вы заметите на нашем сайте не так уж много гитар с причудливыми топами, или то, что я называю "мебельными гитарами". Я считаю, что гитары нужно выбирать по удобству игры и звучанию. Я не думаю, что их следует выбирать из-за того, что у них вызывающий топ из огненного клёна. Для меня это не причина покупать гитару. Это причина купить что-то, что будет висеть у вас на стене, чтобы на него смотреть. Я не считаю, что гитары нужно вешать на стену и смотреть на них. Я считаю, что они должны выходить на сцену и зарабатывать себе на жизнь.

 

Вы создали так много полезных инноваций в индустрии. Для человека, который не является заядлым гитаристом, как вам удается так чётко видеть картину?

 

Ну, все началось с роликового порожка. Это положило начало моему пути. Я искал цель. Я играл в группах, я знаю, каково это - играть на сцене, и я знаю, каково это - выходить на сцену с гитарой, которой ты не доверяешь. Это паника. Поэтому, когда я разработал Roller Nut, я мог взять гитару с системой вибрато и знать, что когда я использую эту систему - если я перехожу к кульминации соло или если я решил сыграть арпеджио - все шесть струн будут в строе. Это огромное облегчение, когда ты выступаешь на сцене, независимо от того, насколько велик или мал клуб.

Я всегда работал с музыкантами. Я никогда не смотрел на коммерческую составляющую нашей индустрии, возможно, в ущерб себе. Я говорю гитаристу: "Эта конструкция. Подходит ли она тебе?". И я говорю о серьезных музыкантах - я не имею в виду парня в местном пабе. Я люблю использовать их уши, и мне нравится, когда они подтверждают мои теории. Когда я изобрёл тремоло-систему VS100, я знал, что она работает, или чувствовал, что она работает, но только после того, как многие гитаристы определённого уровня действительно поворачивались и говорили: "Знаешь что, Трев, это отличный вибрато-бридж. Он работает, он держит строй, и я буду его использовать". Например, Скотт Хендерсон, он очень сильно помог мне в то время, и он великолепный гитарист и абсолютный монстр звука. Так что это придаёт тебе уверенности. Ты чувствуешь, что делаешь что-то правильно, когда люди - лучшие гитаристы - действительно говорят: "Это работает, и я могу пользоваться этим на сцене".

 

А как вы придумали самонастраивающийся бридж ADT? Я так понимаю, это была коллективная работа?

 

Да, я был частью команды. Мне нравится говорить, что я вёл автобус. Многое из механики было оставлено на мое усмотрение, но я не цифровой инженер. Технология, которая требуется для того, чтобы снять звук со струн и превратить его в сигнал для управления электромоторами, вращающими редукторы, - это не моя работа. Я просто смог сказать: "Гитарист смирится с тем, но он не смирится с этим. Поэтому мы должны сделать это быстрее или точнее". И так далее. Так что да, я постоянно подчёркиваю, что я был частью команды. Но моя работа над этим устройством заключалась в том, чтобы разработать его и приспособить так, чтобы оно не мешало нормально играть.

 

И что дальше? Каникулы?

 

Не знаю. Мы всё ещё можем усовершенствовать систему самонастройки. Думаю, мы просто будем продолжать пытаться сконструировать более совершенную мышеловку.