GUITARBLOG.RU

 

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Tony Iommy

 

 

Эдди Ван Хален

 

 

 

 

 

 

Кори Гроу

Rolling Stone Online

Октябрь 2020

перевод с английского

 

 

 

 

 

С самых ранних лет своей музыкальной карьеры Эдди Ван Хален был поклонником Black Sabbath. "Мы играли практически все песни Black Sabbath", - как-то раз вспоминал он в интервью Guitar World, рассказывая о том времени, когда хотел назвать свою группу "Rat Salad", по названию одной из песен Black Sabbath. "Когда-то я пел основной вокал в каждой песне Black Sabbath - таких, как "Into the Void", "Paranoid" и "Lord of This World"". Поэтому, когда Van Halen получили возможность выступить на разогреве Black Sabbath в 1978 году, Эд был готов. Также как и Black Sabbath.

 

Игра Ван Халена на одноимённом дебютном альбоме группы вскружила голову гитаристу Black Sabbath Тони Айомми задолго до того, как группа отправилась с ними на гастроли. "Я просто не знаю, как он может так играть", - говорит Айомми. "Никто не умеет играть так, как он". После тура они стали близкими друзьями, ходили друг к другу на ужин и иногда джемовали в студии. Айомми поддерживал связь с Ван Халеном вплоть до смерти гитариста в начале этой недели. "Эта неделя была просто ужасной", - говорит Айомми, вспоминая их дружбу, длившуюся десятилетиями. "Если честно, я не могу перестать думать об этом. Это очень, очень печально".

Каковы были ваши первые впечатления об Эдди?

 

Я не могу вспомнить, услышал ли я сначала пластинку или увидел их живьём. Наверное, я услышал пластинку, поскольку они были с нами в туре. Но Боже, он был потрясающим гитаристом. Я никогда не слышал ничего подобного. Типа: "Чёрт возьми, что это такое?". Ну, он был первым, кто это сделал. Как группа, они были такими живыми и свежими. Они были так хороши.

 

Эд такой славный парень. Мы очень хорошо сдружились во время того тура. Он часто приходил ко мне в номер после концерта. Или я приходил к нему в номер, и мы сидели там и разговаривали. Мы так здорово проводили время вместе. Мы действительно изливали друг другу душу.

 

О чём вы говорили?

 

Вы действительно хотите знать? [смеётся] Вообще-то я не собираюсь об этом распространяться. [делает паузу] Нет, в основном мы болтали о гитарах, усилителях, звуке и музыке. Но мы встречались так много раз, что просто болтали о разных вещах, как вы делаете это с вашими друзьями.

 

Оззи Озборн рассказал нам, что после Van Halen было трудно выступать в том туре.

 

Они были очень хороши. Они были очень энергичны. Там был Дэвид Ли Рот, который прыгал, делал сальто и бог весть что ещё. И то, как они носились по сцене, конечно, было полной противоположностью нам; мы, например, стояли на месте, когда выходили на сцену [смеётся]. Но они были просто очень, очень классной группой. Вы уже тогда знали, что у них всё получится. Тут нет никаких сомнений. В них просто было что-то такое, чего в то время ещё никто не делал.

Джемовали ли вы с Эдди во время того тура?

 

Думаю, пару раз мы играли на гитарах в номере, но в основном это происходило после концертов. Мы заканчивали выступление, возвращались в отель и договаривались встретиться в моём или его номере или в баре и поболтать. Мы очень редко играли. Думаю, мы джемовали пару-тройку раз в том туре. Мы все очень хорошо ладили. Билл [Уорд] общался с Алексом, а я с Эдди. С Van Halen всегда были очень близкие отношения.

 

Что вас впечатлило в игре Эда?

 

Он был просто уникален. Когда он вышел с тем, что он играл, это был стиль, которого я никогда не слышал, и это сбивало с ног. Это было так здорово. И, конечно, он никогда не отступал назад. Он всегда двигался вперёд и совершенствовался, совершенствовался и совершенствовался. С годами его техника развивалась всё больше и больше.

 

Что мне нравится в Эдди, так это то, что он всегда был изобретателен. Он всегда хотел придумать что-то новое. Он упорно работал над созданием собственных усилителей. И он работал над своими гитарами, как только мог, чтобы сделать их удобными для себя. Он всегда был новатором во многих вещах.

 

Это то, что вас двоих объединяло. Вы оба модифицировали свои гитары.

 

Ну, у нас было много общего. Мы с Black Sabbath были старше их, но у нас было много общего. Так что он часто спрашивал меня о том, через что мы прошли. Мы прошли через то, через что им предстояло пройти, когда они только начинали. Он задавал много вопросов, а мы как бы отвечали на них. "Вы должны быть готовы к этому", "Произойдёт то и это". Ему было интересно. Он всегда интересовался всем. Он был таким славным парнем. Я просто опустошён. Я не могу в это поверить.

Как продолжалась ваша дружба с Эдом после того тура?

 

Какое-то время мы не виделись, а потом встретились в Лос-Анджелесе на какой-то номинации, и после этого мы снова поддерживали связь. Я звонил ему или он звонил мне. И мы договаривались о встрече. Всегда, когда я бывал в Лос-Анджелесе, я связывался с ним, и мы с ним, и нашими жёнами шли ужинать. Это было здорово. Конечно, с этой историей с ковидобесием и невозможностью приехать в Лос-Анджелес мы поддерживали связь по электронной почте. Но это сложно.

 

Он приложил руку к записи одной из песен альбома Cross Purposes группы Black Sabbath, "Evil Eye". Как это произошло?

 

Ну, когда мы работали над Cross Purposes, они выступали в Бирмингеме. Естественно, мы позвали его репетицию. Я предложил: "Если хочешь, приходи на репетицию". "О, можно?" Я ответил: "Я заберу тебя из отеля". Я сказал: "Пойдём и купим гитару". Мы отправились в музыкальный магазин в Бирмингеме. Я спросил: "Не могли бы вы одолжить нам гитару для Эдди?" И, конечно, они офигели: "О, о, что?" [смеётся] Так что Эдди пошёл со мной, и мы купили одну из его гитар, его именную модель. И он пришёл на репетицию. Мы сыграли для него несколько песен Black Sabbath. Одна из тех, что ему понравилась больше всего была "Into the Void", как ни странно. Мы сыграли её и вернулись к сочинению новых. Кажется, это была "Evil Eye", и я предложил: "Давай, ты сыграешь соло на ней". Он согласился, и это было действительно здорово. Когда мы записали её, я, конечно, попытался повторить, но у меня не получилось так как у него [смеётся].

Должно быть, у вас где-то сохранилась оригинальная запись с этим соло.

 

Знаете что, она есть. Я не знаю, где её искать среди всех моих записей, но она есть. Я знаю, что она у меня есть. Это настоящее сокровище.

 

Вы сами когда-нибудь пытались играть как Эд?

 

О, Боже, нет. Я бы никогда не сумел. То, как он играл, было для него второй натурой. Я просто не мог этого сделать. Я просто никогда не был способен на такие вещи. У нас совершенно разные стили. Это была очень продуманная игра на гитаре, и именно он, на мой взгляд, положил этому начало. У него это так хорошо получалось. Он был великолепен в грёбаном '78-м, понимаете?

 

Каковы ваши любимые вещи Van Halen?

 

Мне нравится весь первый альбом. Они играли его на гастролях каждый вечер; в основном, они играли весь альбом целиком. И он звучал абсолютно одинаково. Они были очень хороши. Но мне всегда нравилась его игра. В этом нет ничего удивительного. И самое смешное, что мы разговаривали, а я не понимал. ...Я сказал: "Я не умею читать ноты". Он ответил: "Я тоже не умею". Это всё спонтанно". Он научился играть без нот. Я ответил: "Нихрена себе. Прям как я".

 

Он когда-нибудь рассказывал вам о своей любви к Black Sabbath? Одно время он хотел назвать Van Halen "Rat Salad", в честь названия одной из ваших песен.

 

Да, они часто играли вещи Black Sabbath. Он говорил со мной об этом. Он был большим фанатом. В общем, мы были фанатами друг друга, правда.

 

Он был таким скромным парнем. Он спрашивал: "Как ты сыграл эту песню? Правильно ли я её играю?". Помню, когда мы джемовали вместе и начали играть "Into the Void", я сказал: "Нет, все неправильно". А он: "О, ну и как надо?" И, конечно, потом он всё понял. Но, судя по всему, они часто играли песни Black Sabbath.

Вы были такими близкими друзьями. Вы общались с ним в последнее время?

 

Да, я получил от него письмо по электронной почте незадолго до того, как он попал в больницу, кажется. Он рассказал мне о своём горле. Но ведь он уже давно болен, верно? Удивительно, как ему удавалось бороться со всем этим на протяжении многих лет. Я поражаюсь, как он смог справиться с этим.

 

Можно ли как-то оценить влияние Эда на музыку?

 

Он оказал, наверное, одно из самых больших влияний на музыкантов, начиная с его поколения. Он придумал нечто совершенно иное. Насколько это сложно - придумать что-то новое в гитарном плане? Я думаю, он вдохновил очень многих людей. Миллионы пытаются играть тэппинг так же, как Эдди, и исполнять соло Эдди. Я думаю, он произвёл огромное влияние на миллионы и миллионы гитаристов.

 

При всём своём влиянии он казался очень открытым человеком.

 

О, Боже. Он был таким славным парнем. Он был очень скромным. У нас было множество замечательных встреч. А от некоторых его писем, которые он мне присылал, хотелось плакать. Он был таким скромным и таким славным. Мы испытывали симпатию друг к другу. У нас было так, что мы заканчивали письмо словами: "Господи Благослови". Все эти любезности. Он был просто замечательным человеком. Он не стал бы вам грубить или что-то в этом роде. И каждый раз, когда вы встречались с ним, он обнимал тебя и демонстрировал свою привязанность. Очень славный парень. Его будет очень, очень не хватать.