Steve Vai

 

 

Headstock

 

 

 

 

Хенри Йейтс

Guitarist, Июль 2015

Перевод с английского

 

 

 

От переводчика: Предлагаю вашему вниманию перевод монолога Стива Вая из ещё одной постоянной колонки британского журнала Guitarist.

 

 

За свою 35-летнюю карьеру, этот ньюйоркец с беглыми пальцами прославил гитарный инструментал и поднял техническую планку до уровня, к которому другие виртуозы боятся даже приблизиться

 

Теперь, выпустив новый концертный альбом, Вай рассказывает о давлении, своём понимании техники, и опасностях выслушивания ваших критиков.

Техника - это не только скорость... но Стив, определённо, умеет и это!

Вай - это не просто фамилия. Это олицетворение виртуозности, ловкости и того технического мастерства, которое заставляет глаза вылезать из орбит, а челюсти отвисать. Практикуясь в подростковом возрасте ежедневно по девять часов, оттачивая своё мастерство в музыкальном колледже Беркли, и попав в 1980 году в поле зрения Фрэнка Заппы в качестве так называемого гитариста-трюкача, нет сомнения, что Вай по его собственным словам может "задать жару". Тем не менее, тот сольный прорыв 1990 года, Passion And Warfare, раскрыл талант ньюйоркца к мелодизму, и эмоциональности, проявившийся в таких вещах, ставших классикой, как For The Love Of God, который помог ему выйти за пределы своей естественной аудитории диванных гитарных дрочеров. Теперь, когда ему 54 года, последний концертный релиз Вая, Stillness In Motion, доказывает, что он всё ещё может делать это по-настоящему в эпоху автотюна. "Мне всегда нравилась идея командовать инструментом" – говорит он – "так как в этом есть легкий, плавный, виртуозный, резкий, элегантный подход, который прекрасен, сбивает с толку и доставляет удовольствие зрителям…"

 

1. С приобретением опыта каждый взрослеет.

 

Было время, когда я задрачивал себя так, чтобы стать парнем, способным всех удивить. Был период, когда что-то во мне говорило, что в каждой песне в какой-то момент должна быть демонстрация моих навыков. Но когда вы занимаетесь чем-то очень долгое время, вы меняетесь. Меняется ваша точка зрения. Со временем вы меняетесь так, что вами руководит не техника, а песни. Время от времени я всё ещё испытываю давление, потому что многие хотят видеть, как я задаю жару. Иногда я делаю кое-что из этого. Но я не вечный шредер. Я не строю шоу целиком на этом, и никогда не строил.

 

2. Изолируйте импульс.

 

Когда я записываю соло, иногда я просто играю один пассаж на лету, и вижу, что происходит. Но обычно я играю что-нибудь несколько раз. Типа, я сижу, беру одну фразу, зацикливаю её и играю, пока не получится что-нибудь странное, интересное, и причудливое, и лиричное. Это похоже на медитацию. Если я возьму четыре такта сольной части и зациклю их на два часа, и буду что-то искать, тогда эта концентрация внимания может привести к чему-то более глубокому. Возможно, это попадёт на запись, и что-то из этого получится. Это может стать вдохновением, или наоборот, оказаться полным дерьмом. Но когда я сижу и над чем-то работаю, я поднимаю планку.

 

3. Углубляйтесь.

 

Я всегда знал, что однажды я сочиню блюзовый альбом. Эмоции – это человеческий опыт, то чем все мы делимся. Я начинаю чувствовать, что у меня мало времени, и что я должен сделать всё, что я хочу увидеть. Например, мою книгу и этот альбом, пока у меня ещё есть энергия!

4. Планка действительно высока.

 

Музыкальные лады – это просто цвета. Это гармоническая атмосфера. Если вы произносите фразу "миксолидийский лад" – это уже не гамма, а атмосфера. То же самое и с супер-локрийским [локрийский лад с пониженной четвёртой ступенью, встречающийся в творчестве Мориса Равеля – прим. переводчика]. Какую бы гамму вы бы не назвали, я могу дать вам академическую разбивку – что это такое. Но на самом деле это цвет, и он создаёт своё собственное настроение. Если бы я мог использовать один единственный лад… [смеётся]. Некоторые думают, что я использую один лад. Мне очень нравятся лидийский и лидийский с повышенной пятой ступенью.

 

5. Техника – это не только скорость.

 

Когда большинство народу говорят "техника", они имеют в виду быструю игру, но техника идёт гораздо глубже. Это контроль над всеми аспектами. Это то, как вы атакуете струну, это то, где вы атакуете струну. Это  ваш звук. Это то, как вы исполняете бенды, как вы исполняете вибрато. Эта ваша способность быть очень динамичным: очень мягким и очень громким. На моём последнем альбоме The Story Of Ligh есть произведение под названием Creamsicle Sunset. Там есть невероятная техника, но никакой быстрой игры. Люди говорят мне: "Я ждал, когда ты начнёшь поливать". Но они совершенно не понимают сути. Техника заключается в бендах с рычагом, в аккордах, в вибрато. Техника - это громкое слово, которое люди усреднили.

6. Всё в вашей голове.

 

Звук гитаристов у них в голове. Это результат того, как они себя слышат. Для некоторых это значит, что звук находится в их оборудовании, потому что, если их голова забита мыслями об оборудовании, то и их звук находится в оборудовании, именно там они будут его искать. Но если в их голове их звук находится в пальцах, то они будут искать его именно там, в своих пальцах. Когда я проектировал своё JEM, 30 лет назад, это было моим желанием воплотить то, чем другие доступные гитары были ограничены. Это определённо помогло создать мой собственный стиль.

 

7. Будьте уникальны.

 

Когда я был ребёнком, в семидесятые у меня были такие замечательные образцы для подражания. Я был большим поклонником Zeppelin, Queen, Хендрикса, Deep Purple, Jethro Tull: очень крутого, прогрессивного рока. Я пытался выучить каждую песню Zeppelin. Я обломал все зубы, слушая и разбирая эти красивые цветущие аккордовые соло, которые исполнял Хендрикс. Но я всегда подводил черту. Я никогда не чувствовал себя обязанным следовать какому-либо одному артисту или стилю. Во-первых, я никогда не думал, что когда-нибудь стану достаточно хорош. Кроме того, это было естественное увлечение вещами, которые я мог играть, которые были уникальны для меня. Поэтому я играл своего Хендрикса и своего Пейджа. Я мог бы пытаться звучать как Брайан Мэй, Карлос Сантана, Эл Ди Меола, Джон МакЛафлин, Джо Пасс. Но когда я писал свою собственную музыку, я искал только то, что было уникальным для меня, что, очевидно, было построено на всех этих влияниях.

8. Уроки не делают вас ботанами.

 

Это устаревший образ мышления. Всё, что вы делаете – это и есть грёбаный урок. Если вы собираетесь сесть и разучить песню Led Zeppelin, вы получите урок. И знаете, что? Я вижу много гитаристов, которые бьются лбом об стену, потому что у них никогда не было никого, кто мог бы дать им небольшое руководство по технике или какой-то простой теории музыки, которая действительно поможет вам. Например, знание названий аккордов и нот на гитаре. Я брал уроки у Джо Сатриани, и всякий раз, когда он ставил пальцы на гриф, играл ли он гаммы, показывал ли мне упражнения или песню Bad Company - это было очаровательно. Я смотрел на его пальцы, и они выглядели так красиво на гитаре. Это просто зачаровывало. Это оказало на меня большое влияние. И по-прежнему оказывает.

 

9. Это как отношения пары.

 

Сотрудничество на самом деле более интимно, чем большинство отношений. У всех нас есть отношения с нашими родителями, детьми, друзьями, коллегами, братьями и сёстрами, любимыми. Но, когда вы вступаете в отношения с другим автором песен, всё по-другому. Когда вы вместе пишите музыку, лучшее, что вы можете сделать, это принять кого-то таким, какой он есть, и позволить ему почувствовать себя способным выразить себя. И они сделают то же самое для вас. И вот так начинает происходить всё это дерьмо, в хорошем смысле слова. Люди питают иллюзию относительно Фрэнка Заппы, будто он вас подтолкнёт. Фрэнк ни к чему не подталкивал. Фрэнк позволял вам давать. Он был подобен магниту. Он не толкал, он тянул. Фрэнк позволял вам быть лучшим, чем ты мог бы быть, в таких вещах, о которых вы даже не подозревали, что они у вас хорошо получаются. Он признал мою способность играть сложные гитарные партии и писать сложную музыку, и сказал: "Хорошо, вот платформа…"

10. Игнорируйте критику.

 

Бывают моменты, когда мне нравится играть быстро. Мне всегда нравилась идея владеть инструментом, поэтому у меня есть легкий, плавный, виртуозный, резкий, элегантный подход, красивый, сбивающий с толку и удовлетворяющий зрителей. Почему нет? Знаете, на это приятно смотреть, и людям это действительно нравится, и пока мои пальцы способны на это, и это работает в музыкальном произведении, я сделаю это. И ничто не может остановить меня, независимо от того, что кто-то говорит или думает об этом. Это моя точка зрения, которая, я надеюсь, будет понята.  Делайте то, что хотите, если вам это кажется правильным, независимо от того, что кто-то думает или говорит. Когда вы делаете это раз за разом, вы можете чувствовать агрессию в свой адрес, что вызывает нервяк.  Вас будут критиковать, несмотря ни на что. Но суть в том, что со временем это исчезнет, если вы будете просто придерживаться того, что вам действительно нравится делать.

 

11. Гитара бесконечна.

 

Если вы даже можете представить себе идею, что всё, что можно сыграть на гитаре, уже сыграно, тогда вы действительно упускаете суть творческого процесса. Процесс творчества в любой области бесконечен. Ничего не закончится. Это всё равно, что сказать вселенной, что она не бесконечно. Это всё равно, что сказать: "Всё, это конец времени и пространства…"