GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту нужна ваша поддержка. Оплата хостинга, сертификатов, подписок..Даже если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу, или сделав репосты на материалы. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме.

Steve Stevens

 

 

Экстраординарный гитарист Билли Айдола

 

 

 

 

 

 

Роб Кавуто

Guitar International, март 2011

Перевод с английского

 

 

 

 

Стив Стивенс наиболее известен как гитарист Билли Айдола, 30-летнее сотрудничество с которым привело к созданию бесчисленного количества синглов, вошедших в Топ-10, и платиновых альбомов. Он, безусловно, один из самых одарённых гитаристов, появившихся на музыкальной сцене восьмидесятых, его музыкальный бэкграунд был сформирован такими великими музыкантами начала семидесятых, как Джими Хендрикс, Джефф Бек и Джимми Пейдж. Для многих неизвестно, что Стив также был заядлым поклонником прог-рока, особенно King Crimson и Yes.

 

Объединив свое хард-роковое прошлое с панком и дэнс-влиянием, Билли Айдол стал одной из первых звёзд MTV, а такие альбомы, как Billy Idol 1982 года и Rebel Yell 1983-го, стали блокбастерными хитами - подстёгиваемые изобретательной гитарной работой и эпатажным глэм-роковым имиджем Стивенса. Я встретился со Стивом, чтобы поговорить с ним об Айдоле, его сольной карьере и его новом вызывающим реалити-шоу с женой "Замужем за рок-звездой".

Вы упомянули в своих имейлах, что находитесь в студии с Билли Айдолом, не могли бы вы рассказать нам, что происходит?

 

Да, мы с Билли вернулись в студию с нашим прежним продюсером Китом Форси, и втроём перебираем идеи. На данный момент мы планируем выпускать серии по четыре новых песни за раз в течение года. Мы осваиваем больше блюз-рока и винтажных вещей. У меня есть куча старых усилителей Silvertone, которые я сейчас использую в студии для такого звучания.

 

Мы с Билли работаем вместе уже 30 лет, так что куда двигаться дальше? Мы хотим исследовать другие области и попытаться двигаться в немного другом направлении. Все хотели бы иметь Rebel Yell часть 2, но для нас мы уже это сделали и играем все песни на концертах. Кроме того, небольшая новость: Билли также работает над автобиографией.

 

С восьмидесятых все очень изменилось в том, как люди слушают музыку. Исчезли многие хард-рок и топ-40 радиостанции. Исчезли круглосуточные музыкальные видеоканалы, теперь люди обмениваются файлами и воруют музыку, скачивая в интернете. Как эти вещи влияют на то, как ребята подходят к сочинению, записи и тому, чтобы вашу музыку услышали?

 

Сейчас у нас есть несколько уникальных идей, как мы можем подойти к этому - конечно, завтра всё может измениться. Серии по 4 песни будут выкладываться в течение года, а когда наберётся 12-13 песен, мы упакуем их и выпустим в виде LP. Это хорошо подходит для нас, потому что мы довольно скрупулезно относимся к тому, что делаем, и на запись альбома Billy Idol уходит много времени. Вместо того, чтобы запереться на год, где фанаты не будут о нас слышать, теперь мы остаемся на связи с ними на протяжении всего процесса.

Расскажите мне немного о Devil's Playground, выдающемся рок-альбоме с большим разнообразием песен, но так и не получившим заслуженного внимания?

 

Один из ключевых моментов успеха Billy Idol в том, что всегда были сильные синглы. Большинство людей не понимают, что прорывной песней для Rebel Yell была "Eyes without a Face". Пластинка держалась на плаву, пока "Eyes without a Face" не опустилась в чартах, и именно эта песня вывела пластинку на верный путь. Как вы уже сказали, "Devil's Playground" - это рок-альбом, и для нас это было совершенно другое направление.

 

Я не знаю, была ли та единственная песня, которая привлекла бы внимание и стала бы популярной. Это мое мнение. Я не знаю, думали ли мы о синглах на этой пластинке. Я был соавтором только 4 песен. Наш барабанщик Брайан Тичи в то время писал вместе с Билли, и они больше работали в стиле панк и хард-рок. Это была веселая запись. Как вы сказали, она не получила того внимания, которое должна была получить.

 

Как вы объясните столь многолетние сотрудничество Билли Айдола?

 

Мы вместе уже 30 лет, и иногда мы смотрим друг на друга и говорим: " Пиздец, ты можешь в это поверить?" Мы очень разные в музыкальном плане, и мы оба приносим разные вещи на стол. Если бы Билли, приехав в Штаты после Generation X, взял панк-гитариста, это было бы как "ну и хули"? Я думаю, что иногда разные люди и разные влияния делают музыку интереснее. Тем не менее, бывают и конфликты. Я думаю, что мы оба взаимно уважаем друг друга, и я считаю его величайшим фронтменом, с которым я когда-либо работал, а я работал с некоторыми монументальными личностями. Надеюсь, он думает обо мне то же самое.

 

Ещё одна вещь в этом уравнении - это то, что мы хорошо работаем с Китом Форси, он третий парень в комнате. Он может взять лучшее из нас обоих и приготовить это блюдо. Втроём в комнате мы хорошо проводим время. И Билли, и я делились сумасшедшим опытом, и это даже забавно - оглядываться назад и не верить, что мы всё ещё работаем вместе. Зачем всё портить сейчас, это длилось 30 лет, что мы скажем: "Ты мне надоел", а потом прямо: "Пошёл на хуй". [Смеётся] Мы продержались так долго. Это почти как семья.

Вы с Билли знаете друг друга уже 30 лет, что вы знаете о нём такого, чего не знает большинство людей?

 

Я бы сказал, что Билли очень много знает о музыке, не только о рок-н-ролле. Когда мы вернулись в дом его родителей в Англии, это было действительно открытие для глаз. Билли в то время был в Лондоне, а я был там за два дня до него, так что я смог увидеть, как он рос. Я помню, как просматривал его коллекцию пластинок и видел все его классические и джазовые записи. Я могу поговорить с ним о Майлзе Дэвисе или Колтрейне. Он настоящий любитель истории музыки. Он рок-звезда и всё такое, но он также очень умный и яркий человек.

 

Билли Моррисон присоединился к составу группы в прошлом туре, не могли бы вы рассказать нам, как это произошло?

 

Билли - один из моих лучших друзей, мы познакомились, когда я играл на гитаре в качестве гостя в Camp Freddy, когда Дэйв Наварро был недоступен. В прошлом году мы с ним работали над проектом, в котором написали все эти песни совместно, но проект так и не состоялся, потому что другие музыканты ушли заниматься другими делами. И вот мы с 16 песнями и без группы, когда мне позвонили из менеджмента Билли Айдола и сказали, что мы собираемся в новый тур. Они сказали мне, что хотят привнести в него новые элементы, и спросили, что бы я хотел сделать?

 

Я предложил им идею добавить второго гитариста, и я знал, что Айдол и Моррисон отлично ладят. Они оба выросли в одном городе в Англии и увлекаются одним и тем же роком. Моррисон, возможно, знает о Generation X больше, чем я. Поэтому я пригласил его на пару дней, чтобы посмотреть, как он справится. Всё получилось отлично. Он также несколько раскрепостил меня и позволил мне играть немного свободнее. Он был в основном ритм-гитаристом, но я сказал ему взять на себя соло для вещей Generation X, поскольку он живёт и дышит этим. Мне нравится, что у меня есть еще один гитарист.

Когда вы поняли, что ваш стиль игры действительно уникален?

 

Я всегда чувствовал, что он уникален, когда играл в своей первой группе, The Fine Malibu's. Мы проводили много времени, сочиняя и репетируя, и у нас была своя репетиционная студия. Это была первая настоящая группа, в которой я играл оригинальный репертуар. Я перенял этот стиль с Билли Айдолом. Я думаю, это произошло от того, что мне нравилась музыка не только гитаристов. Я всегда любил Джими Хендрикса, Джимми Пейджа, Джеффа Бека, а также клавишников, таких как Кит Эмерсон и необычные прог-группы. Так что я перенял эти влияния и вложил их в гитару. Это развивалось в течение долгого времени, но не выкристаллизовалось к записи пластинки Rebel Yell.

 

Как вы сравниваете себя с неоклассическими гитаристами, такими как Ингви Мальмстин, Джордж Линч и Рэнди Роадс? Отождествляете ли вы себя с этими ребятами или вы пытались сделать что-то другое?

 

Честно говоря, я не задумываюсь о том, что я делаю на инструменте. С Билли Айдолом я больше заинтересован в том, чтобы написать достойную песню. Если есть соло - отлично, но оно должно отражать песню, а не только то, что я ухожу в лапшу на полминуты [смеётся].

 

Я могу оценить техническое мастерство этих ребят, но я не могу слушать целую запись, состоящую из шреда. Недавно я видел Ингви и подумал, что он был великолепен. К тому же у него потрясающий звук. Большинство гитаристов, которые занимаются шредом, играют на сильно перегруженном звуке безо всякого вкуса. Вы должны знать, когда играть быстро, а когда нет. Шред - это здорово, если он применён со вкусом.

 

Когда вы увлеклись испанским стилем игры на гитаре и стилем фламенко?

 

Одним из моих первых учителей игры на гитаре, когда мне было 12 лет, был фламенковый гитарист. До этого времени мои родители приводили ко мне старых недовольных учителей, которые злились, что им приходится меня учить. Я не мог найти с ними общий язык, они пытались научить меня тем композициям, которые я не хотел учить. Я хотел учить Джими Хендрикса. Однажды летом я поехал в музыкальный лагерь, и там учителем был фламенко-гитарист из Румынии. Он был цыганом и бежал от нацистов во время Второй мировой войны.

 

У этого человека было столько страсти в игре и замечательные истории о том, что фламенко - это музыка кочевого народа. Я просто отождествил себя с ним и начал слушать других исполнителей фламенко с того самого раннего возраста. После того, как я выступил в туре Винса Нила на разогреве у Van Halen, я подумал, куда мне двигаться дальше, и захотел разложить всё по полочкам, поэтому я записал диск Flamenco a Go Go.

Расскажите мне немного о вашем последующем сольном альбоме Memory Crash?

 

Мне предложили записать сольный инструментальный альбом. Я грувовый парень, и на диске много и соляков и атмосферы. Он как бы затрагивает мои прог-роковые влияния. Когда я записываю альбом, я всегда хочу быть уверенным, что его захочет послушать тот, кто не играет на гитаре. Это и есть лакмусовая бумажка.

 

Вы говорили о работе с монументальными фронтменами, каково было работать с Майклом Джексоном?

 

Для меня было важно, что в студии с Майклом был Куинси Джонс. Это была свободная атмосфера. У них уже был трек, я настроил свое оборудование, и Куинси сказал, чтобы я просто делал своё дело. Я помню, как я приходил в комнату, а Майкл напевал мелодию и спрашивал, могу ли я ее вставить. В студии мы были только втроем. В тот день я был среди лучших из лучших, пытаясь сделать свою работу. Я сделал то, что им было нужно, и приложил максимум усилий.

 

Сколько у вас гитар?

 

Хороший вопрос, наверное, около 100. Я не коллекционер, и у меня нет Les Paul '59-го года или Страта середины '60-х. Большинство моих гитар - новые; коллекционные гитары я с годами продал, потому что они просто пылились в чулане. Я очень люблю обращаться с гитарой и по-настоящему вникать в ее игру. Я могу пойти в Guitar Center, взять Les Paul и сделать из него гитару, которая мне нравится, используя имеющиеся у меня запчасти.

 

В экстренной ситуации, когда вам пришлось бежать из дома и вы могли бы взять только одну гитару, что бы это было?

 

Такое со мной действительно случалось! Около 10 лет назад в моём доме был пожар. Моя студия находилась буквально в конце дома, где и произошел пожар. Это была субботняя ночь, около двух часов ночи, когда меня разбудила пожарная команда, сказав, чтобы я выходил. Я подумал, что мне делать и что я возьму с собой. У меня есть фламенковая гитара Ривьеры конца семидесятых [видимо речь о гитаре Conde Hermanos - прим. переводчика,], это самая дорогая гитара, которой я владею, и первое, что я взял, были мои фотоальбомы.

 

Странно, что происходит в голове, когда случается что-то подобное. Я даже не думал об инструментах и оборудовании. Я решил, что у меня есть страховка, и если что-то пропадёт, то пропадёт. Какую гитару взять в этот момент? Я посмотрел на студию, на всё оборудование и гитары и подумал, что не могу взять только одну.

Говоря о гитарах, что стало с Les Paul, который вы швырнули в реалити-шоу "Замужем за рок-звездой" во время ссоры с женой, а также с гитарой Hello Kitty?

 

[Смеётся] Гитара Hello Kitty лежит в чулане. Сначала это была шутка, а потом мне понравилось, как она звучит, и я использовал её в туре исполнения Mony Mony. Это довольно забавная вещь. Кроме того, когда моя жена не со мной в дороге, он напоминает мне о ней.

 

Les Paul был разбит в хлам.

 

Гриф сломался?

 

Да, вот что я скажу: не всегда стоит верить всему, что видишь по телевизору. [Смеётся].

 

Если бы вы могли поработать с любым артистом на выбор, кто бы это был?

 

Я бы с удовольствием попробовал сделать что-нибудь с Питером Гэбриэлом. Я его большой поклонник. Он просто настолько творческий человек, что я не уверен, что мой стиль подойдёт. Я бы просто хотел быть мухой на стене, когда этот парень в студии.

 

Чем вы хотели бы запомниться как гитарист?

 

Хороший вопрос, надеюсь, я хочу, чтобы моя индивидуальность просвечивала сквозь инструмент. Позволяя проявляться настоящим эмоциям. Гитара - это инструмент, который я использую; есть много того, что я надеюсь и эмоционально привношу в музыку.

Будучи ребенком, выросшим в Бруклине, думали ли вы когда-нибудь, что окажетесь там, где вы сейчас?

 

Да, думал [смеётся]. Я всегда хотел быть музыкантом, рок-звездой или кем-то еще. Это то, чем я хотел заниматься. Был момент, когда другие дети в моем районе играли, и их родители заставляли их строить запасные планы, например, пойти в колледж. Я отказался от запасного плана и свёл своих родителей с ума. Я решил вложить всё, что у меня есть, в то, чтобы добиться успеха. Помню, я пошел на концерт в MSG, там выступали ELP, и я помню, как сидел там, смотрел на сцену перед выступлением группы и говорил: "Вот чем я хочу заниматься".

 

Я молился Богу: "Дай мне это сделать!". И буквально через две секунды кто-то бросил бутылку, и она попала мне в голову. Меня срочно доставили в больницу, и я пропустил концерт. Я воспринял это как знак того, что я собираюсь заниматься этим! [Смеётся]. Мне придётся бороться за это, но я сделаю это.

 

Вы уверены, что это не был один из ваших родителей, который пытался привести вас в чувство?

 

Точно [смеётся].

 

Чем вы занимаетесь, когда не выступаете или не записываетесь?

 

Я стараюсь делать то, что хочет моя жена. Мы ходим в музеи и на безумные вечеринки, а также путешествуем. Мы ездим в Вегас и, если удаётся вырваться, любим отдыхать на Гавайях и в Палм-Спрингс. Мы неразлучны как пара, поэтому нам нравится делать всё вместе. Она - мой партнёр, и мне нравится включать её в свою жизнь как можно чаще.

 

Вы вместе со своей женой Джози участвовали в реалити-шоу "Замужем за рок-звездой", как это произошло?

 

Джози начала приходить на выступления, люди обратили на неё внимание, и однажды вечером там были Оззи и Шэрон Осборн, Шэрон отозвала её в сторону и сказала: "Я хочу с тобой кое-что сделать". Всё произошло в течение месяца, и ей позвонили из E Entertainment и сказали, что хотят, чтобы она стала женой рок-звезды. Она рассказала мне об этой возможности, и я сказал, что готовлюсь к поездке на 7 месяцев и меня не будет рядом, чтобы сделать это.

 

Она сказала, что я им не нужен [смеётся]. Я сказал: "Отлично". К тому времени, как она вернулась домой после той первой встречи, они прислали ей контакт. Моя роль была лёгкой; мне нужно было просто быть рядом в течение нескольких дней и заниматься своими делами. Они также были достаточно любезны, чтобы устроить нам пышную свадьбу. Наши родители никогда раньше не встречались, так что, по крайней мере, мы получили отличную свадьбу.

Трудно ли было жить под прицелом камер?

 

Нет, мне действительно было всё равно. На данный момент я вполне уверен в своей жизни. Единственное, что я сказал своей жене: мы не актёры, и я не хочу, чтобы все было по сценарию. Что случится, то случится. Ты действительно не можешь контролировать то, что они получат, и ты должна относиться к этому спокойно.

 

На каждой свадьбе в Америке играют "Rebel Yell" и "White Wedding" - это довольно стандартные песни для такого случая, звучали ли эти две песни на вашей свадьбе?

 

[смеётся] Я даже не думал об этом! Их не играли. Забавная история с "White Wedding": когда мы записывали первую пластинку Билли Айдола, "White Wedding" была последней песней, которая была написана. Билли всю ночь проработал в студии, а утром вернулся в отель с большим гетто-бластером и поставил мне песню, которую он сочинил о свадьбе своей сестры.

 

Первоначальное намерение не было таким: "Эй, ты выходишь замуж, и я так счастлив, что ты выходишь замуж". Если вы прочитаете текст песни, я действительно поражён, что люди хотят играть это на своей свадьбе. [Смеётся].

 

Когда вы играете "Rebel Yell" и "White Wedding" в миллиардный раз, что происходит в вашей голове?

 

Есть очень мало песен, которые мне надоедает играть, не знаю почему. "White Wedding" всегда немного отличается каждый вечер, есть в ней что-то такое, что придает ей свою раскованность и то, как она может заканчиваться каждый вечер. И всё же. Я немного устаю от игры Mony Mony. [Смеётся].