В Штатах, Мартин продолжил традиции Штауффера, вот почему американская концепция вестерн гитары корнями уходит к австрийской школе, а не к испанской. В частности, бриджевые пины – одно из таких наследий австрийской школы. Хотя позже и испанская школа оказала своё влияние. А также и немецкая, откуда Мартин позаимствовал X-образное расположение пружин, в дальнейшем оказавшееся весьма кстати. Хотя изначально, Мартин руководствовался выбором такой геометрии, чтобы не попасть случайно в пружину, высверливая отверстия для бриджевых пинов. Основным дистрибьютором гитар Martin стала компания с интересным названием Zoebisch & Sons, пока Martin не занялись распространением своих гитар самостоятельно. Обратите внимание на ключик, торчащий из пятки. Гриф крепится болтом, регулирующим угол грифа относительно корпуса, как на советских истерн-гитарах.

Эволюция вестерн-гитары

 

 

Акустической вестерн гитарой принято, в отличие от классической, называть гитару, использующую не нейлоновые или жильные, а металлические струны. И хотя отцом вестерн-гитары принято считать Кристиана Фредерика Мартина, на самом деле это не совсем так. Martin начали производить гитары в Америке с 1833 года, а металлические струны научились изготавливать лишь в самом конце 19 века, чуть ли не в 1900 году. Тем не менее, Martin – одни из тех, кто оказал наибольшее влияние на окончательно сформировавшуюся конструкцию вестерн-гитары.

А зачинателями этого дела были шведские эмигранты, братья Карл и Август Ларсон из Чикаго. Но сперва вернёмся всё-таки к гитарам Martin.

 

Кристиан Фредерик Мартин родился в Саксонии, в то время ещё независимой от Пруссии, в городке Маркнойкирхен, славящемся своими мастерами музыкальных инструментов. В возрасте 15 лет, по протекции своего отца-краснодеревщика, он отправился в Вену, обучаться ремеслу у Иоганна Георга Штауффера, создателя концепции Венской гитары. Именно Штауффер внедрил металлические ладовые порожки, вместо обвязанных вокруг грифа обрезков струн, колковую механику с червячной передачей, в отличие от фрикционных, державшихся в отверстии исключительно за счёт силы трения. Ему же и приписывают изобретение крепления грифа, свободно качающегося на одном болте, пущенным сквозь пятку, как на советских (я ещё называю их "истерн") гитарах.

Вернувшись в родной Маркнойкирхен, Мартин не смог отрыть производство гитар, так как этот бизнес полностью контролировался местной Гильдией скрипичных мастеров, не позволявших Гильдии краснодеревщиков производить и продавать музыкальные инструменты. И это несмотря на то, что дед и прадед Кристиана были скрипичными мастерами, и лишь отец краснодеревщиком. Поэтому он был вынужден эмигрировать в Америку, где не было такого давления, и возможности вести собственный бизнес были гораздо доступнее.

Одной из главных целей Мартина, впрочем, как и других производителей, появившихся в САСШ (как называли у нас в стране США до середины тридцатых годов прошлого века), таких, как, например, Washburn, было сделать гитару массовым и доступным музыкальным инструментом, и поставить производство на поток. Чтобы гитару можно было просто купить в магазине или по почтовому каталогу, а не заказывать у мастера. От этой идеи и произошли названия серий как Martin, так и многих других брэндов того времени. Style 27 означал, что гитара в розницу продавалась за 27 долларов, Style 30 -30 долларов, и т.д., пока инфляция и введение корпусов различного размера не внесли свои коррективы. Но ещё до этого, во второй половине 19 века в САСШ попадают испанские (классические) гитары Антонио де Торреса, конструкция которых превосходит гитары венской школы. Торрес довёл окончательную концепцию испанской классической гитары до той, конструкции которой производители придерживаются и по сей день. Гитары конструкции Торреса с более широким корпусом, обеспечивающим больший акустический объём и веерообразной системой пружин звучали громче, и американцам необходим был достойный ответ.

В то время размеры гитар Martin маркировались цифрами от 0 до 5, причём градация была такова, что с увеличением цифры уменьшался размер корпуса. По сегодняшним меркам эти гитары совсем мелкие, и размер 0 соответствует гитарам типа Parlor, и в 1958 году сын Кристиана Фредерика, которого звали также как и отца, только с припиской Джуниор, ввёл размер 00, сопоставимый с гитарой Торреса. А на закате века Орвилл Гибсон начал экспериментировать с арочными деками, позаимствованными у конструкции мандолин и скрипок. Кстати, вопреки распространённому заблуждению,  Орвилл не является основателем фирмы Gibson, и основана она была не в 1894, как принято это считать, а в 1902, когда пятеро местных бизнесменов купили у него патент на арктопы, выплачивая ему приличные роялти до самой смерти. А до того на гитарах Орвилла Гибсона даже не было того легендарного логотипа на голове, его место занимал полумесяц со звездой (хотя на бриджах мандолин таки был выгравирован логотип в рукописном "Script" стиле). Обратите внимание на то, что маркер грифа расположен не на девятом, а на десятом ладу, как у советских истернов.

И всё равно, акустическая гитара звучала недостаточно громко. Для салонов и камерных залов ещё куда ни шло, но на уличных ярмарках, её громкости не хватало, даже чтобы аккомпанировать скрипачу или другому солирующему инструменту, особенно на фоне громкой толпы. Поэтому размер корпуса продолжал увеличиваться, и уже внук Кристиана старшего, Фрэнк Хенри Мартин, в 1902 году ввёл размер корпуса 000, а в 1916м по заказу одного из ритейлеров, Оливера Дитсона, и D-Size, получивший прозвище Dreadnought, по аналогии классом военных кораблей, которые у нас в стране называют линкорами.

 

Кстати, эту форму корпуса Martin позаимствовал у сардинской гитары, на которой играют смычком, как на виолончели, настраивая её на кварту ниже стандартного строя гитары. Но вернёмся на закат века 19го.

Напомню, что все гитары 19 века использовали жильные струны, очень, кстати, дорогие, сопоставимые с недельным заработком рабочего. Поэтому, гитары принадлежали, как правило, людям среднего класса. Однако, благодаря огромной миграции поселенцев, двигавшихся на запад, возникла потребность в проволоке для ограждений, чтобы обозначить границы своих ранчо. Таким образом, были изготовлены неисчислимые тысячи миль стальной проволоки, и кому-то пришла идея адаптировать её для музыкальных инструментов. Когда стали доступны металлические струны, быстро выяснилось, что они стоят в пять раз дешевле, чем жильные, гораздо громче и долговечнее, что делало их вдвойне привлекательными для растущего массового рынка.

 

Вот тут-то и пришлась кстати, X-образная геометрия пружин, гитары Martin оказались лучше адаптированы под стальные струны, хотя и они не всегда справлялись с жёстким натяжением металла, и вплоть до 1926 года Martin позиционировали свои гитары как инструменты, рассчитанные на жильные струны.

 

И тогда появились братья Ларсон, владельцы розничного магазина музыкальных инструментов на улице Вязов (не той, что из знаменитого фильма, которая находится в Спринвуде, штат Огайо).  Выкупив у Роберта Маурера его мастерскую, братья создали крепкую, прочную гитару, способную выдерживать натяжение металлических струн. Именно Larson внедрили применение анкерного механизма, посаженые с напряжением деки, а также современную усиленную конструкцию бриджа, и прошло немало лет, прежде чем другие американские производители перешли с жильных струн на металлические. Gibson пришли к этому лишь в 1922 году, а Martin и вовсе в 1926. Тогда же в двадцатые годы Оскар Шмидт ввёл в обиход двенадцатиструнки, хотя ещё на рубеже веков Holzapfel & Beitel уже экспериментировали с этой идее, но до массового производства её не довели.

Однако на этом эволюция вестерн-гитары не закончилась. Первая гитара Gibson, рассчитанная на использование металлических струн, сконструированная Ллойдом Лоаром, давшая старт такому направлению, как джазо-выебанки, выделялась не только резонаторными отверстиями в виде скрипичных эф, но и грифом. Он заходил в корпус на двенадцатом ладу, а на четырнадцатом, открывая больше игрового пространства, однако закрепилась эта идея за Martin, изготовившими в 1929 году гитару с 14 открытыми ладами для известного гитариста и банджоиста Перри Бехтеля. Взяв за основу модель 000 и изменив форму плечей, освобождая место для двух дополнительных ладов, Martin создали то, что сейчас называют Orchestra Model (первенцем стал OM-28) или Grand Auditorium. А год спустя, проделав то же самое с D-28, Martin окончательно сформировали концепцию дредноута.

Gibson не заставил себя долго ждать, ответив флэттоповой моделью Jumbo (Slope Shoulder), а затем и Super Jumbo в корпусе ещё большего размера, поставив точку в окончательном формировании вестерн-гитары, как инструмента. На этом развитие, конечно же, не закончилось, появились гитары с катавеем (вырезом, облегчающим доступ к нотам выше 14 лада), электроникой, но ничего кардинально нового, пожалуй, за исключением параболических ложкообразных Ovation, и цельнокорпусных электроакустик без акустического резонатора, в истории вестерн гитар уже не было изобретено. Разве, что ещё гитары конструкции Марио Маккаферри, получившие распространение в цыганском джазе, и резонаторные гитары добро, но это уже самостоятельные разновидности гитары, заслуживающие отдельных статьей.