Adrian Smith + Richie Kotzen

 

 

 

В четыре руки,

с удвоенной яростью

 

 

 

 

Текст – Мэтт Дория, Фото – Джон Макмёртри

Australian Guitar Vol.142 от 2021г

Перевод с английского

 

 

 

 

Что получится, если запереть в одной комнате двух величайших хардрок-шреддеров и заставить играть блюз? В случае с Эдрианом Смитом и Ричи Котценом вы получите один из крутейших совместных альбомов 2021 года.

Особенно актуально это в последние два десятилетия, когда хардрок-супергруппы и совместные альбомы приносят лишние пару баксов. Это простой способ продать один продукт нескольким фанбазам, а ценность брэнда самого по себе означает, что качество может быть второстепенно. Мы не говорим, что это нормально, но мы понимаем, почему так много рок-ветеранов, особенно тех, чьи группы либо исчерпали себя, либо серьёзно снизили свою творческую активность, обращаются к релизам такого рода.

 

Положительная сторона заключается в том, что легко понять, что скрывается за дешёвым блеском супергрупп, а также увидеть, когда появляется честная, истинная страсть участников к своему искусству. Именно так обстоит дело с Smith/Kotzen, одноимённым дебютным альбомом неподражаемого ведущего шредера Iron Maiden и Эдриана Смита и разнопланового гитариста и вокалиста Winery Dogs Ричи Котцена (который также играл в Poison и Mr Big, среди множества других проектов и сольных пластинок).

 

Взрывная смесь матёрого блюза и вулканического металла на этом альбоме работает по двум одинаково убедительным причинам. Она сочетает индивидуальные сильные стороны и творческие особенности каждого гитариста, но также выводит их обоих из их соответствующих зон комфорта, высвобождая не реализованный потенциал идей, которые Смит никогда не воплотил бы без Котцена и наоборот. Учитывая, что оба музыканта не выпускают из рук гриф уже более сорока лет, это, несомненно, впечатляет. Прежде, чем альбом в конце марта поступит на прилавки, Australian Guitar связались со Смитом и Котценом.

Давайте сперва наперво начнём с вопроса: как возникло это сотрудничество?

 

Котцен: Я знаком с Эдрианом очень давно. Собственно, честно говоря, сперва я познакомился с его женой Натали. В итоге она познакомила меня с Эдрианом, и мы сразу же нашли общий язык. Всякий раз, когда они с Натали приезжали в Лос-Анджелес, мы все собирались вместе и навёрстывали упущенное. У Эдриана дома есть чудесная комната, где у него находится несколько гитар, несколько усилителей и микшер, так что мы могли бы запираться там и джемовать часами. И мы занимались этим годами. Обычно под рождество они устраивали вечеринку, и все собирались у них, и однажды, я думаю, именно Натали, сказала: "Эй, ребята, кажется вы действительно здорово играете вместе, почему бы вам не попробовать что-нибудь записать?" Остальное уже история! Думаю, первой песней, над которой мы работали вместе, стала Running.

 

Так как же проект эволюционировал от той первой идеи до того, что мы слышим сейчас?

 

Котцен: Ну, знаешь, мы вроде как пошли на это. Я думаю, что причина, по которой альбом звучит так, как он звучит, в том, что у нас много общего влияния. Я вырос, слушая много классического ритм-энд-блюза, а Эдриан любит американский блюз, и нам нравится много одних и тех же групп - Bad Company, Free, The Who... Множество таких групп. И когда мы собираемся вместе, я думаю, мы действительно очень хорошо дополняем друг друга. У меня есть опыт в том, что я всё делаю сам, пою и играю на гитаре, в то время, как Эдриан больше привык к игре гитарным дуэтом. Так что с самого начала меня волновал подход Эдриана к записи двух гитар в студии. Много раз, я что-то делал и думал: "Окей, мы закончили". А он мне: "Нет-нет-нет, у меня есть ещё идея!" И он придумывал какую-нибудь крутую гитарную партию, о которой я бы и не подумал. Так что, знаете, я думаю, что стиль пластинки сложился таким образом, благодаря нашим инстинктам и тому, как мы естественно играем вместе.

Заметили ли вы, что совместная работа подтолкнула вас изучать различную технику игры или пробовать что-то новое с гитарой?

 

Смит: Это, конечно, немного отличалось от того, как это работает в Мэйден. Мэйден, конечно же, звучит более металлически, и я довольно глубоко укоренился в этом стиле игры, но я также люблю блюзрок. Я рос в начале '70х, слушая такие группы, как Free и Deep Purple, так что этот блюзрок у меня в крови. Я хотел немного глубже изучить его. Так или иначе, я играл более блюзово последние десять лет или около того. Я глубоко погрузился в это. Я всегда думал, что блюз будет играть довольно просто, но на самом деле построить гитарную фразировку так, чтобы все ноты были идеально в нужном месте – это настоящее искусство. Возьмём кого-нибудь вроде Эрика Клэптона. Хоть он и не гитарист типа Эдди Ван Халена, но он помещает все ноты во все нужные места и каждая нота имеет значение. Вот что я хотел попробовать ещё больше в этом проекте. У Ричи много того же духа в его музыкальности. Когда я открыл для себя его музыку семь или восемь лет назад, я был удивлён тем, насколько он хороший певец и сколько души он вкладывает в свою игру на гитаре.

 

Как вы использовали эффекты, чтобы уловить искомую энергию?

 

Смит: Ну, Знаешь, у меня не было доступа к большинству моего оборудования, потому что мы записывались за границей. Большинство моего барахла было заперто на складе со всем остальным оборудованием Maiden. Так что у меня был лишь Les Paul Standard и моя зелёная именная гитара Jackson, которую я использовал на последних материалах Мэйден. И мы использовали в основном один усилитель. Это был Victory. Всё было очень просто. Мы нашли хороший звук, включили микрофон, и поехали. У меня также не было с собой никаких эффектов, поэтому, чтобы найти какие-нибудь эффекты, которые мне понадобились, мне пришлось порыться в коллекции Ричи. Я выбрал хорус и педаль вау, и на этом всё. На самом деле всё было довольно минималистично.

Ричи, я должен спросить о твоём потрясающем вишнёво-красном именном стратокастере. Это на нём ты играл на этой записи?

 

Котцен: На нём и ещё на подобной гитаре в версии Telecaster. Однако ближе к концу была песня или две, где я должен был сыграть соло, и Эдриан принёс свой Jackson с Floyd Rose, так что я подумал: "Хм, позволь мне попробовать его". Забавно, пара соляков, которые я использовал на гитаре Эдриана звучат как старый Ричи Котцен, когда мне было 18, и у меня был Ibanez с флойдом. Я слушал, и говорил: "О, это похоже на меня, когда я был ребёнком!" Так что это было довольно забавно, т этого никогда бы не случилось, если бы я не подумал взять гитару Эдриана. Подобные вещи делали это сотрудничество увлекательным. Приятно играть с человеком, у которого хороший вкус и с кем ты можешь воплотить идеи. У меня раньше никогда не было такого компаньона.

 

Как вы думаете, может ли когда-нибудь появиться второй альбом?

 

Котцен: Конечно! Почему нет? Пока мы чувствуем вдохновение и действительно хотим это делать, давайте делать это. Но знаете, это забавно, потому что все остальные тоже спрашивали: "Будет ли ещё один альбом?" Мы ещё даже не выпустили первый альбом! Не будем слишком забегать вперёд! Но если мы просто говорим о том, что хотим делать, тогда да, конечно, я бы хотел сделать больше.

 

P.S. Огромное спасибо Сергею Тынку, автору единственного на сегодняшний день русскоязычного гитарного журнала Guitarz Magazine, за предоставленный для перевода материал.