GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме

Rory Gallagher

 

 

Интервью 1994 года

 

 

 

 

 

Рэй Минхиннет

Modern Guitars, июль 2005

перевод с английского

 

 

 

 

 

Предисловие (июль, 2005 г.)

 

Гитарист и певец Рори Галлахер (2 марта 1948 года - 14 июня 1995 года) трагически ушёл от нас слишком рано, и хотя он оставил невероятное наследие и множество работ, его замечательного и уникального присутствия очень не хватает на концертах повсюду и бесчисленным преданным поклонникам по всему миру.

 

Рори был застенчивым, простым человеком, немногословным, но удивительно глубоким и честным. Он был человеком, который никогда не шёл на компромисс со своими музыкальными убеждениями, направлением или тем, что он считал правильным. Человек, который был гораздо лучшим гитаристом и обладал чертовски огромным талантом, чем большинство музыкантов, добившихся большего коммерческого успеха.

 

Приведённое ниже интервью было взято за год или около того до смерти Рори, а его вступление написано вскоре после моей встречи с Рори в отеле в Челси. В то время я снимал фильм о Fender Stratocaster, который в последствии вышел как Curves, Contours and Bodyhorns [Изгибы, Контуры и Рога корпуса - прим. переводчика], и моё интервью с Рори должно было продолжить исследование, которое легло в основу создания фильма. Несколько лет спустя, в 1996 году, я с грустью показал этот фильм во время своего выступления памяти Рори Галлахера в университете Корка по просьбе брата Рори, Донала.

 

Прошло уже целое десятилетие с тех пор, как Рори покинул нас. За эти десять лет интерес и любовь к нему и его музыке сильно возросли, что побудило меня поделиться этим интервью со многими, кто скучает по нему и примет его слова близко к сердцу.

В такси, направляясь на набережную Челси для встречи с Рори Галлахером, я вспоминаю, как впервые увидел живое выступление Рори. Я тогда только начинал играть на гитаре, старой потрёпанной электрогитаре Broadway с одним звукоснимателем, купленной за восемь фунтов моей бабушкой. Концерт проходил в воскресном Jazz n' Blues Club в пабе Argus Butterfly в графстве Питерли, Дарем.

 

К тому времени я уже купил нашумевшие альбомы Джона Мейолла, Blues Breakers с Эриком Клэптоном и A Hard Road с Питером Грином, так что я уже несколько лет был фанатиком блюза (или так я думал в то время). Несмотря на это, я только начинал знакомиться с песнями Хаулин Вулфа, Фредди, Альберта и Би Би Кингов, Роберта Джонсона, Отиса Раша и Мадди Уотерса. Эти записи были очень редкими - их нелегко было найти в местных музыкальных магазинах шахтёрских городов Северо-Восточной Англии.

 

Джими Хендрикс вывел на передний план звучание Stratocaster, но, кроме Хендрикса, все мои вдохновители использовали Gibson, и я, было, подсел на звучание Gibson Les Paul. Однако мне хотелось учиться, и я всегда был в поиске новых интересных гитаристов. Я слышал о Рори и его группе Taste через сарафанное радио и очень хотел увидеть его, несмотря на то, что, по моим тогдашним представлениям, он играл на Страте.

 

Taste вышли на сцену в тот вечер около девяти вечера. Ричи (Чарли) МакКракен выглядел долговязым, взъерошенным, и как будто его белый Fender Precision Bass был слишком мал для него. Джон Уилсон прошёл вперёд и без всякой суеты занял место за своим пультом, а затем миниатюрная фигурка в джинсах и коричневой клетчатой рубашке Wrangler зашаркала на сцену, неся самый потрёпанный Страт, который я когда-либо видел. Даже тогда он выглядел так, словно провел свою жизнь на улицах зоны боевых действий. Рори подключился к усилителю AC30, и они начали.

 

Я не мог в это поверить. Taste был фантастическими, добиваясь невероятного звучания из самого простого: басового усилителя Triumph МакКракена и Vox AC30 Рори, его Страта и единственного эффекта - Range Master Treble Booster. Брайан Мэй впоследствии сказал мне, что Рори был не только его главным вдохновителем и любимым гитаристом, но именно от Рори он почерпнул идею использовать Vox AC 30 и Range Master Treble Booster.

 

Taste звучали просто потрясающе, а какой был гитарист. Рори явно был чем-то особенным.

 

Я никогда не забывал тот вечер. Рори произвёл на меня чертовски сильное впечатление - как и на всех слушателей и людей, с которыми он встречался. Мы время от времени сталкивались в дороге, когда я играл с группой Фрэнки Миллера Full House, в основном в Европе, и хотя я не успел познакомиться с ним по-настоящему близко, мне нравилась мягкая искренность этого человека и глубина его музыкальных знаний, не только блюза, но и фолк-музыки, гитарных мелодий и кельтской музыки. Он был невероятен, и в середине восьмидесятых, когда "Большой" Чарли МакКрэкен играл со мной и в группе Diesel Band, и в моей собственной группе, мы часто говорили о том первом вечере.

 

И вот я здесь, двадцать пять лет спустя, еду в отель в Челси-Харбор, чтобы взять интервью у Рори для фильма об истории Fender Stratocaster, который я снимал и продюсировал.

Как вы начинали, Рори? Что вас мотивировало? Расскажите о ваших ранних влияниях.

 

На самом деле я больше интересовался акустической музыкой, чем электрической. Я любил Ледбелли, Джоша Уайта, я очень восхищался Вуди Гатри и такими людьми, как Лонни Доннеган. Позже мне стали нравиться старые блюзмены, такие как Мадди Уотерс и Джимми Рид, но также я любил рокеров, таких как Эдди Кокран и Бадди Холли.

 

Тогда блюз стал для меня своеобразным источником чувств, понимаете, эмоций.

 

Я все еще фанат рок-н-ролла и фолка. Я стараюсь сочетать все эти вещи в своей игре. Кроме того, там, откуда я родом, в Корке, у нас разные представления о текстах песен и структуре аккордов. В идеале, я бы очень хотел наложить свою собственную печать на всё это, но на это уходят годы, вы знаете, и вы постоянно учитесь, учитесь и учитесь, вливаетесь и вливаетесь в свой инструмент, изучаете разные подходы и разные приёмы.

 

В принципе, я стараюсь относиться к электрогитаре, как к акустической гитаре. Вы должны атаковать инструмент и знать, что ваши чувства не контролируются регуляторами вашей гитары. Я борюсь с этой идеей, используя технику игры пальцами и небольшие "слэп-кантри" приёмы, но всё равно она никогда не будет такой же чистой, как акустический инструмент.

С такой большой любовью к блюзу и акустическим инструментам я могу предположить, что вы также очень любите Роберта Джонсона и его творчество.

 

О да! Я даже не могу больше играть его вещи. Однажды я отправился с ними в тур, и они меня просто довели до ручки. Я имею в виду, там есть что-то вроде демонологии. Читаю ли я это в музыке или нет, я не знаю, но в любом случае, я просто не могу слушать его сейчас. Он мне настолько нравится, что мне страшно его слушать, понимаете.

 

Однажды я исполнил одну из его вещей, "Walkin' Blues", но я хочу сказать, что никто не мог сравниться с ним в этом. Джанго делает со мной то же самое, понимаете, Джанго Рейнхардт, я имею в виду. Он также один из моих настоящих героев, я имею в виду, действительно наравне с Джонсоном и другими блюзовыми ребятами. Если бы у меня был хотя бы 1% его таланта, я был бы счастлив.

 

У Рая Кудера есть теория о записях Роберта Джонсона, что они звучали так здорово, потому что были записаны прямо на диск, и только инженер и Джонсон были вместе в очень узкой комнате, голые стены, понимаете. Не километры проводов, не усилители и микрофоны повсюду, понимаете. Только он, инженер, и несколько отличных песен и отличная игра.

 

Знаете, я не думаю, что в то время был кто-то, кто мог бы приблизиться к нему.

Как, по-вашему, Роберт Джонсон отреагировал бы на аппаратуру, которую вы используете? Как бы он с этим справился?

 

Я не думаю, что он был бы зациклен на этом. Я думаю, он был очень дальновидным человеком, ведь он был так талантлив и знал, как он звучит, и он был очень уверен в себе и чувствовал себя комфортно. Нет, для него это не было бы проблемой, он бы без проблем играл на Stratocaster или Telecaster, или на тех усилителях, которые есть сейчас. Конечно, мы никогда этого не узнаем, но он был великим гитаристом, гением. Я просто не могу больше слушать его записи, знаете, он меня пугает. Этот человек просто гениален.

 

А как насчет электроблюза? Кто были вашими вдохновителями?

 

Это должно быть Бадди Гай. Мне пришлось собирать его пластинки откладывая по пенни, знаете, копить на них день за днём. Наверное, Хендрикс тоже, он оказал на меня такое же большое влияние, потому что они в чём-то похожи. Я полагаю, что Бадди Гай был более пуристским гитаристом, но у него есть замечательные, знаете, играющиеся почти за пределами темперации, такие вещи с перетягом, и они оба играли на Стратах, за исключением, я думаю, того времени, когда Бадди Гай некоторое время использовал Les Paul Goldtop со звукоснимателями P90.

 

Но Бадди Гай был действительно особенным. В студии, когда он записывался, они иногда подключали его Stratocaster через DI (в линию), а параллельно включая микрофон его усилителя через большой ламповый усилитель под микшерным пультом, и это давало ему действительно потрясающий звук. Он великий гитарист, до сих пор жив и здравствует, великий музыкант.

А Хендрикс?

 

Я дважды видел Джими в Белфасте, а в Лондоне однажды вечером я был с ним в одной комнате и пожал ему руку, но мы так и не познакомились. Он был пугающим, великолепным. Я думаю, что он - лучший шоумен гитары после Гитар Слима, который был действительно диким, и, конечно, Бадди Гая, который тоже был довольно диким в своё время. Я сам никогда не был шоуменом, но, опять же, у меня были свои моменты, знаете ли. Я не против того, чтобы подбросить гитару и немного похулиганить, но я бы не стал жечь или бить свою гитару.

 

Я думаю, в конце концов, это немного подкосило Джими, потому что он думал, что люди будут смотреть, как он всё крушит, а не слушать его музыку. Это печально, знаете ли. Эрик [Клэптон] просто стоит и играет, и это его путь. Джефф Бек - невероятный шоумен, когда хочет, понимаете. Но я не хочу быть похожим на кого-то другого, я просто пытаюсь делать что-то своё, по-своему, и всё.

 

Кроме того, Джими настраивал свою гитару на полтона ниже, в ми-бемоль как и Стиви Рэй Воэн, но я должен сказать вам, что я не могу этого сделать. У меня настоящая фобия по этому поводу. Иногда я опускаю нижнюю струну E на целый тон вниз до D, ия использую различные альтернативные строи, которые я заимствую у великих блюзовых исполнителей, таких как Мадди Уотерс, Ледбелли и Эрл Хукер, или у фолк-исполнителей, таких как Дэви Грэм, Мартин Карти или Берт Дженш.

 

Я также использую некоторые собственные строи, которые я придумал или почерпнул идеи от этих великих музыкантов, но у меня настоящая фобия по поводу ми-бемоль. Я также не буду играть в си-бемоль, хотя, когда я играл в шоу-группах, мы играли в си-бемоль, потому что это подходит духовой секции. Те времена... для меня это слишком похоже на кабаре.

Так какие альтернативные строи вы предпочитаете, Рори, какие чаще всего?

 

Ну, в основном я использую стандартные строи, как Эрл Хукер или Мадди Уотерс - Open D, Open G и A. Строй G, наверное, самый удобный для использования. Кит Ричардс всегда много работал в этом строе Open G. Есть одна моя песня под названием "Ghost Blues", где я использую его. Мне очень нравится этот строй, G.

 

Кит снимает нижнюю струну и использует пятую струну в качестве тоники, но мне нравится, когда шестая струна на месте, потому что вы получаете почти звучание африканского горлового пения, Джон Хаммонд использует его, и великий Джон Ли Хукер, которого вы можете добиться, и как вы получаете эти замечательные вещи типа подвешенной ноты. Дело в том, что это так просто, и я думаю, что именно это так нравится Киту - это очень просто, но никто, кроме него, не додумался до этого, понимаете, не в те времена. Он развил это в настоящий стиль игры, не только для слайд-гитары.

 

Я думаю, что я сделал то, что разработал вид настройки, который является моим. Она блюзовая, народная, кельтская, и иногда на сцене я использую эту настройку и играю ирландскую мелодию под названием "She Moves to the Fair", которую можно отлично сыграть в этом строе.

Что для вас важнее всего?

 

Ну, эта гитара, часть моего психологического склада. Это мой лучший друг. Я люблю играть на ней, я играю на ней каждый день. Это не как у Би Би Кинга, у которого было около сотни Lucille. У меня только один Страт, и у него нет имени или чего-то ещё. Я имею в виду, что в то время, там откуда я родом, владеть Стратокастером было чем-то монументальным, это было просто невозможно, понимаете, и это то, что есть. Я люблю играть на нём, люблю петь, когда мне становится тоскливо, я играю на гитаре. Ах, я становлюсь слишком банальным, но для меня это всё, просто играть и петь.

 

 

Наслаждайтесь творчеством Рори Галлахера

 

Если вы еще не знакомы с ним его, я настоятельно рекомендую фильм Тони Палмера об ирландском туре Рори 1974 года. Ремастированный и переизданный в формате DVD-видео, он представляет собой фантастическую работу - подача, великолепная музыка и Рори в полном великолепии, играющий так, как умел только он.

 

Весь каталог Рори Галлахера, который был с любовью ремастирован его братом, Доналом, и выпущен на лейбле Buddha/BMG Records, заслуживает внимания каждого, кто интересуется гитарой, блюзом или жизнью. Обязательно посетите официальный сайт Рори Галлахера.

 

В честь него названы улицы в Париже, Дублине и Корке, а гитарная компания Fender создала Rory Gallagher Limited Edition Stratocaster, и хотя Рори больше нет с нами, он никогда не будет забыт.

 

Да благословит тебя Бог, Рори!