Ritchie Blackmore

 

 

Интервью 1975 года

 

 

Джон Тивен

International Musician & Recording World, Март 1975

 

Перевод с английского

 

Ричи Блэкмор, пожалуй, лучший электрогитарист в мире, не любит интервью. Он даёт их не более двух в год. То, что он является гитаристом самой успешной рок-группы в мире, Deep Purple, не оставляет ему времени на поддержку своего публичного имиджа. Кроме того, собственный выбор Ричи заключается в том, чтобы давать интервью только тогда, когда он говорит о музыке, заявляя: "Я музыкант, а не политик и не хочу влиять на мировоззрение наших фанатов". Недавно мне посчастливилось поговорить с Ричи Блэкмором о гитаре и его музыке.

JT: Когда ты всерьёз начал играть на гитаре?

 

RB: Я начал, когда мне было 11 лет, и у меня появилась моя первая гитара Framus Spanish. Я превратил её в электрогитару, установив кучу звукоснимателей: на каждый свой день рождения я получал по звукоснимателю, так что когда мне исполнилось 15, на ней стояло штук пять звукоснимателей.

 

Я делал всё своими руками, так как очень интересовался электроникой, и всем что с ней связано. Я работал в авиационной промышленности с тех пор, как в 15 лет бросил школу, в области авиационной радиосвязи. Эта практика мне очень помогла, потому что последние десять лет гитары была электроинструментом – усилители и всё такое, и это помогло немного узнать об электронике, обратной связи и т.д.

 

Ты говоришь, что бросил школу в 15лет. Это для того, чтобы присоединиться к рок-н-рольной группе?

 

Я играл в скиффл-группе с 13 лет. Я начинал с классической гитары, занимаясь ей около года, просто чтобы набраться элементарных знаний в музыкальном плане. Потом это стало немного утомительно, и я захотел играть рок. Я не мог идти в ногу с классической гитарой, она требовала жёсткой дисциплины, и я играл всё на слух.

 

Я думаю, что очень важно, когда вы впервые изучаете инструмент, с самого начала заложить правильные азы, потому что, как если вы начнёте приобретать вредные привычки, они навсегда останутся с вами. Это как вождение автомобиля: вы должны правильно учиться с самого начала, а затем адаптироваться к своему собственному стилю. Я научился использовать все пальцы, в то время как большинство блюзовых гитаристов пользуются только тремя. Я заработал репутацию исполнителя очень быстрых пассажей, но для меня они не такие быстрые, просто я научился использовать свой мизинец.

 

Благодаря ему мне очень легко играть, в то время как другие ребята вынуждены скакать по грифу, потому что их основной рабочий палец – безымянный, а мизинец используется крайне редко. Очевидно, что это очень важно.

Ты получил свой первый настоящий концертный опыт с Лордом Сатчем?

 

Да, это был Сатч, хотя у меня была моя первая профессиональная группа в 1960 году, обычная местечковая  группа, но мы очень много путешествовали. Я около года гастролировал с Сатчем, и чертовски многому научился играя с ним. Мне было около 17 лет.

 

Он помог мне преодолеть боязнь сцены. До этого я очень застенчиво прятался по углам, а когда играешь с Сатчем, ты либо играешь на переднем краю сцены, либо он буквально выталкивает тебя вперёд. Он хватал меня ха гитару, и вытаскивал вперёд, раскачивая туда-сюда, заставляя двигаться: "Давай, хватит бездельничать, вперёд!"

 

Я был в панике. После этого, я увидел, что это сработало, это то, чего ждут зрители. 90% времени достаточно играть на гитаре, но они хотят что-то, что бы их немного встряхнуло. Даже когда я играю с другим гитаристом, если он просто садится и играет, я обычно говорю: "Ну, давай, сделай что-нибудь". С кем-то вроде Альберта Ли или Биг Джима Салливана. Биг Джим Салливан был моим учителем, потому раньше что он жил по соседству, поэтому я мог часто ходить к нему. Наверно это два самых лучших гитариста в Англии. Их никто не знает, потому что они не устраивают эффектного шоу, они просто играют. Трудно конкурировать с Альбертом Ли.

Помимо того, что ты используешь мизинец, у тебя также очень быстрая правая рука.

 

Правая рука – это самая сложная часть техники. Я часто занимался упражнениями, совсем не играя правой рукой. Скакал с одной струны на другую. Разумеется, не просто на любую струну, а скакал с шестой на четвёртую, с третьей на первую. Вы удивитесь, насколько сложно делать быстро такие скачки, и это половина техники.

Когда вы ходите на традиционные уроки, вас учат играть переменным штрихом, и это очень важно. Некоторые, как, например, Элвин Ли, играют по-другому. Он играет всё ударом сверху вниз и легато, потому что, очевидно, что когда он только начинал, его не учили удару вверх, что было бы намного проще.

 

Таким образом, можно играть гораздо быстрее, но то, как он играет, это очень круто, потому что он играет самым сложным способом, который я только могу себе представить. Многие из его вещей очень хороши. Как и Уэс Мотнгомери, он играл большим пальцем. Это добавляет ещё одно измерение. Если вы научитесь играть неортодоксальной манерой, вы получите другу. Аппликатуру, которая, как я полагаю, помогает. Если бы все играли одинаково, это звучало бы слишком однообразно и скучно.

Также, как левша, играющий на гитаре со струнами, установленными под праворукую постановку.

 

Это действительно поражает меня. Я не знаю, как они так делают. Думаю, всё это даёт шанс взглянуть на инструмент по-другому. Я сейчас учусь играть на виолончели, и занимаюсь этим всего месяц, но продолжаю заниматься.

 

На виолончели совершенно другое вибрато, вы должны исполнять его на виолончели, потому что вы ищите ноту на грифе. Вы находитесь в пределах пары миллиметров, и ваше ухо заставляет пальцы тянуться к ноте. Если вы сразу же попытаетесь извлечь чистую ноту, без вибрато, это звучит ужасно, да вы и не получите правильную ноту. На виолончели нет ладов, поэтому нужную ноту приходится нащупывать с помощью вибрато. Кроме того, смычок очень жёсткий, он сковывает руку.

 

Играете ли вы на других инструментах, например на бас-гитаре?

 

Я часто играю на басу, недавно я играл на бас-гитаре у Алекса Харви. Мне нравится играть солирующий бас, потому что я могу играть на нм также быстро, как и на гитаре. Для многих это сложно, и я не знаю почему. Потому что играть на басу также быстро, как и на гитаре, ничуть не сложнее.

 

Что меня раздражает, так это то, что бас часто служит оправданием посредственному гитаристу. Чувак говорит: "Я хочу играть в группе. Я не очень хорошо играю соло, поэтому буду играть на бас-гитаре". Они не воспринимают её как отдельный инструмент. Не так как на него смотрят Рэй Браун или Чарли Мингус. Вот кто настоящие басисты.

 

Я видел Чарли Мингуса во Франции, и он был невероятен. Гленн помешан на фанке [Гленн Хьюз, басист Пёрпл]. Он любит такую музыку. Он очень талантливый басист, он самоучка, но у него столько чувства. Он никогда не играет очевидное, часто я не знаю, что он сыграет. Многие басисты играют просто дум-дом, дум-дом, но Гленн сыграет ба-дум, баддл-ум. Его тайминг таков, что он не может ничего играть прямолинейно, но он действительно хорош.

Какие гитаристы тебе нравятся?

 

Мне нравится Джефф [Бек]. Он мой любимый гитарист. Вокруг много гитаристов, которых не замечают. Когда ты сам гитарист, ты обычно так погружаешься в то, что делаешь. Майк Блумфилд по-настоящему хорош. Стив Хоу всегда был очень хорошим гитаристом. Я не слишком впечатлён Джимми Пейджем и Эриком Клэптоном, я вообще никогда не понимал, что такого в Клэптоне. Он хороший певец.

 

Как ты смотришь на кого-то вроде Пита Таунсенда?

 

Он часть "истеблишмента"… Вы можете пробиться в истеблишмент, но в этом нет особого смысла. Тогда, в '64м он меня вдохновлял, потому что он был первым, кто использовал дисторшн, что было немыслимо в то время. И то, как он исполнял соло в Anyway Anyhow Anywhere [видимо имеется в виду элемент шоу с вращением рукой, потому что в этой вещи соло, как такового, нет – прим. переводчика]. Это было действительно круто, и когда Who только появились, я думал, что они великолепны. Таунсенд не столько гитарист, сколько разносторонний музыкант, поэт и всё такое. На самом деле есть столько гитаристов, которых даже никто не знает.

 

Есть ли американские гитаристы, которых ты  считаешь достойными?

 

В частности, Томми Болин. Есть чел в такой группе – Stray Dog. Я случайно услышал его в студии Record Plant, когда он записывался, и он отлично звучал… Я даже не знаю кто это.

Единственная критика в адрес американских гитаристов в том, что, по-моему, все они звучат одинаково, когда играют рок, у них такой фуззовый звук, я не знаю дело ли в их усилителях или в чём другом. Они могли бы быть великолепны, но, кажется, по какой то причине, они не слишком заботятся о своём звучании. Когда они переходят в верхний регистр, они сильно раздражают. Я не знаю, что это, может быть недостаток американских усилителей, потому что я сам их использовал. Стоит перейти в высокий регистр, и их перегруз начинает песочить.

 

Кажется, что каждый усилитель, продаваемый на американском рынке, обладает таким эффектом, когда, как только вы забираетесь в верхний регистр, они начинают зудеть, это очень заметно. Похоже, динамик вот-вот разорвёт. По этому странному звуку всегда угадаешь американский усилитель. Когда вы забираетесь вверх по грифу, вы слышите много грязи от ладов и струн, похоже, что усилитель слишком старается передать всю эту грязь.

 

Никто не может победить Marshall в миксе. Хотя, Бек не играет на Marshall. Я не знаю, что он использует, но его усилители очень хороши. У него лучший гитарный звук, который я слышал. У него настолько чистый звук.

 

Будучи гитаристом, я, конечно, знаю много трюков, но всякий раз, когда я смотрю на Бека, я думаю: "Как, черт возьми, он это делает?" Эхо внезапно приходит из ниоткуда, он может играть очень спокойный пассаж практически на истом звуке, и в следующую секунду внезапно взлететь вверх по грифу со всем этим дисторшном. Кажется, что дисторшн полностью сосредоточен в кончиках его пальцев, и он звучит у него не постоянно, а только тогда, когда он этого захочет.

 

Ему удаётся извлечь кристально чистые обертона из гитары, о которых я даже не подозревал.

 

Джефф – прирождённый гитарист. Хотя, думаю, он больше интересуется восстановлением автомобилей, он очень хороший механик. Он делает их сам, и я не знаю, сколько их у него в коллекции. Он только что закончил создание очередной машины, и это вдохновляет его играть. После того, как вы играете столько времени, приятно быть способным всё ещё соображать, и я знаю, что он на это способен по выбору нот, которые он играет.

Некоторые гитаристы играют только то, что хотят играть их руки, они не играют то, что хочет играть голова. После восьми лет игра вы начинаете больше думать о каждой ноте, обдумывая соло за четверть часа до начала игры.

 

Вы думаете, что такая вещь подойдёт к такой песне, даже не касаясь грифа гитары. Вот в чём всё дело. Это рождается у вас в голове, затем реализуется на гитаре, если вы способны на такое. Это сложно, но это самая полезная вещь, сразу реализовать задуманное в голове на гитаре, не думая: "чтобы такого сыграть" или "добавлю-ка я этот лик ".

 

Голова должна указывать рукам, куда идти, руки не должны всё делать сами. Голова Хендрикса, должно быть, очень хорошо варила. Я бы сказал, слушая его музыку, что он никогда не повторялся. Это значит, что его руки не имели права голоса, он говорил им: "я хочу сыграть это".

 

Многие гитаристы, которые играют очень быстро, играют бессвязные хаотичные отрывки, которые они выучили за все эти годы, которые впечатлят того, кто ничего не знает о музыке, поэтому о них говорят: "Не правда ли он хорош? Послушайте как он быстр". Настоящий музыкант знает, что дело не только в скорости, но и в выборе нот. Если бы вы спросили меня, в чем разница между одними и другими, они уделяют больше внимания тому, что из них выходит, а не тому, что они вкладывают.

 

Сколько подготовки ты вкладываешь в соло перед тем, как войти в студию, всё ли у тебя заранее продумано или ты подходишь вслепую к тому, что собираешься играть?

Всё делается спонтанно.

 

Даже такое, как соло в Highway Star?

 

Да, это должно быть потому, что я просто безнадёжен в таких вопросах. Это соло было записано спонтанно, я послушал его, а потом мне пришлось его скопировать, потому что я записывал его, по моему, даббл-трэком в терцию. Трудно было скопировать собственное соло, чтобы транспонировать на терцию. Это старый ход, которым я увлекался 10лет назад.

 

Джонни Бёрнетт познакомил меня с Джеймсом Бёртоном, гитаристом, который раньше играл с Риком Нельсоном, а сейчас играет у Элвиса Пресли, когда тот приехал в Англию. Он научил меня этим пассажам с открытыми струнами, но я долгое время не использовал их. Не совсем оригинально, но захватывающе, и это главное.

Это соло такого типа, что если кавер-группа выучит песню, им придётся выучить и соло.

 

Если вы играете очень простые, захватывающие песни с рифами, вы можете добавлять всевозможные тонкости, и соло могут быть более сложными, а не просто тупыми соляками. Тем не менее, люди слушают первые пару тактов Deep Purple и говорят: "Это примитивный тяжёлый панк-рок", но, в конце концов, эти люди нас не беспокоят… они не покупают наши записи. Они вообще не покупают пластинки, разве что им их дарят… а зря.

 

Я вообще не верю в панк-рок или хэви-метал-рок, это всё рок, это всё музыка и неважно, как ты это называешь.

 

Да, ты прав, но есть люди, которые плохо отзываются о рок-н-ролле. Я слушаю радио и иногда слышу ужасные вещи.

 

Когда вы много путешествуете, и вы так долго в шоу-бизнесе, у вас есть понимание ауры определённых людей, каковы они как люди, и что у них на уме. Я склонен анализировать человека за пару секунд и говорить себе: "Я не хочу с ним разговаривать, потому что считаю его очень скучным человеком". Поэтому я даю им холодный приём, а они смотрят на меня и видят, что я очень серьёзен и холоден. Это делает меня очень счастливым, правда, потому что я не хочу общаться с этими людьми.

 

80 процентов народу, с которыми я встречаюсь, очень скучные люди, и поэтому я с ними не контактирую. У меня отдельная гримёрка, и я замкнут. Приходят мои друзья, хорошие и вежливые люди, а не тусня, которая бывает в некоторых гримёрках. Иногда я захожу в нашу главную гримёрку, и там может быть 100, 200 человек, и все они халявщики, болтают о какой то ерунде и бухают.

 

Меня бесило, когда участникам группы, и правде, приходилось идти в туалет, чтобы переодеться, и отдельная гримёрка даёт мне возможность немного помедитировать перед выступлением.

 

Очень важно наблюдать за другими группами ... Я не верю то, что шоу-бизнес, это когда в последнюю минуту появляются "большие люди" и делают из вас звёзд. Я думаю, что это всё хуйня, весь бизнес сводится к созданию музыки.