GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме

Ray Kurzweil

 

 

Конструктор синтезаторов, который хочет жить вечно

 

 

 

 

 

 

 

Gordon Reid

Sound on Sound, июнь 2007

перевод с английского

 

 

 

 

 

 

 

Рэй Курцвайл привнёс человеческие чувства в цифровой синтез, а его конечной целью является достижение бессмертия путем слияния человеческого и искусственного интеллекта. А пока он вернулся в Kurzweil Music Systems, чтобы курировать следующее поколение музыкальных технологий...

 

Хотя в музыкальной индустрии Рэй Курцвайл считается синонимом клавишных инструментов, которые носят его имя, это лишь малая часть его творческой деятельности, которая началась в 1964 году, когда, будучи учеником средней школы, он написал программное обеспечение, которое (якобы) можно было обучить сочинять музыку в стиле великих композиторов. Это принесло ему семь национальных наград, одну из которых ему вручил тогдашний президент США Линдон Джонсон. В 1970 году он окончил Массачусетский технологический институт со степенью в области информатики и литературы и в течение следующих нескольких лет изобрёл планшетный сканер (1975) и синтезатор речи (1975), а также внёс огромный вклад в технологию оптического распознавания символов (OCR), сделав её способной распознавать практически любой шрифт (1976). Собрав все эти три устройства вместе, он обнаружил, что у него есть все необходимые элементы для создания системы преобразования текста в речь или, грубо говоря, компьютера, который мог бы читать книги слепым людям.

Рождение Kurzweil Music Systems

 

Разработав технологию, Курцвайл основал компанию Kurzweil Computer Products в 1976 году, и его читающие машины вызвали большой интерес в прессе и на телевидении. Поворотный момент для музыкальной индустрии наступил в том же году, когда ни кто иной, как Стиви Уандер, купил первое устройство Курцвайла. Я позволю Курцвайлу продолжить рассказ.

 

Когда он пришёл в 1976 году, и мы подарили ему первую читающую машину Kurzweil для слепых, началась наша тридцатилетняя дружба. Наши разговоры на протяжении многих лет увенчались его идеей построить мост между акустическим и компьютерным миром музыки, поэтому мы решили работать вместе и основали компанию Kurzweil Music Systems.

 

Смысл существования компании заключался в том, чтобы, по словам самого Курцвайла, соединить "необычайно гибкие методы компьютерного управления с прекрасными звуками акустических инструментов", и результатом, представленным в 1984 году, стала модель K250. Сегодня многим музыкантам может показаться, что 12-битный сэмплер на базе ПЗУ - это далеко не шаг вперед в мире, наполненном почитаемыми CS80, Prophet, OBX и Memorymoog, не говоря уже о Fairlight и Synclavier. Тем не менее, K250 мгновенно стал сенсацией. Заявление компании о том, что это был "первый музыкальный синтезатор, способный обмануть профессиональных музыкантов, заставив их думать, что они слушают реальные инструменты", является гиперболой, но у него был звук и характер, которые остаются уважаемыми и востребованными по сей день.

 

Мой главный интерес - информационные технологии, особенно распознавание образов. Все мои проекты, связанные с компьютерами, связаны с распознаванием образов, будь то распознавание печатных букв (OCR), разговорного языка (распознавание речи) или других образов. В 1982 году было много проблем при попытке заставить обычный сэмплер звучать как фортепиано. Когда сэмплер зацикливал форму волны, что было необходимо для сохранения в памяти, все обертона становились идеально кратными основной частоте, тем самым теряя свою "энгармоничность", и поэтому звучали как орган, а не как фортепиано. Сэмплеры не точно отражали влияние отклика на меняющийся во времени тембр, были и другие проблемы. Мы использовали идеи, полученные из области распознавания образов и тесно связанной с ней области обработки сигналов для моделирования фортепиано и других классических инструментов, и разработали передовой подход к обработке сигналов, который точно смоделировал реакцию фортепиано.

 

Я подозреваю, что в этом описании не обошлось без художественного преувеличения, но несомненно, что K250 звучал теплее и органичнее, любого другого цифрового синтезатора своей эпохи.

На протяжении восьмидесятых дела у KMS шли хорошо. K250, который стоил около 12 000 фунтов стерлингов за нерасширенную версию, никогда не продавался в огромных количествах, но он был высоко оценён в отрасли и вскоре породил целый ряд более доступных клавишных инструментов и рэковых устройств, основанных на его технологии. Предлагая 24-нотную полифонию и мультитембральность 16 партий, а также превосходное качество звука и возможность расширения, клавишные серии K1000 - несмотря на отсутствие обычных фильтров, и некоторых других, казалось бы, стандартных функций, вскоре после выхода в 1988 году стали неотъемлемыми на клавишных стойках и в рэках именитых музыкантов. Почему? Они отлично звучали.

 

 

Неоправданные надежды?

 

Рэй Курцвайл делил своё время между KMS и другими своими предприятиями. В 1980 году он продал компанию Kurzweil Computer Products корпорации Xerox, но остался в качестве консультанта, и занимал эту должность до 1995 года. (Сейчас компания известна как Nuance, ее рыночная капитализация составляет 2,6 миллиарда долларов). Остальное время он делил примерно поровну между KMS и Kurzweil Applied Intelligence, которая также была основана в 1982 году и которая в 1987 году стала первой компанией, выпустившей на рынок программное обеспечение для распознавания речи с большим словарным запасом под названием Kurzweil Voice Report. У него также было много других должностей и видов деятельности, на все из которых он тратил своё время.

 

Возможно, именно по этой причине компания KMS так и не смогла в полной мере воспользоваться своей репутацией. Несмотря на успех в США, продукция компании не имела большого влияния в Великобритании и была практически незаметна на многих других рынках. Это должно было сказаться на прибыльности компании, и KMS явно не хватало такого распространения, как, скажем, у Roland или Korg, даже на своём местном рынке. Когда я упомянул об этом Курцвайлу, он был очень откровенен, согласившись, что...

 

Ллюбому из американских производителей музыкальных инструментов или любой компании бытовой электроники было очень трудно конкурировать с качеством и производительностью азиатских производственных мощностей. Поэтому мы чувствовали, что нам необходимо объединиться с сильной азиатской компанией.

 

В результате в 1990 году Курцвайл продал KMS корейскому производителю фортепиано Young Chang. Что касается внешнего мира, то это, казалось, мало что изменило для компании. Курцвайл ушел с поста генерального директора, но остался в качестве консультанта, а линейка K1000 была усовершенствована и представлена на рынке как K1200 и серия "Pro". Затем, в 1992 году, KMS выпустили первую серию синтезаторов и модулей K2000, а вскоре после этого прекратили выпуск всех остальных "K"-моделей. Обладатели прежних моделей были недовольны, поскольку Young Chang также прекратили выпуск расширений и апгрейдов. С другой стороны, K2000 был тепло принят как прессой, так и музыкантами, и должен был породить династию синтезаторных рабочих станций, которая существует до сих пор.

Три года спустя, в 1995 году, Курцвайл покинул KMS, и по каким-то причинам компания погрузилась в десятилетний кризис. Конечно, K2500 был прекрасным инструментом, но к моменту его появления в 1996 году на рынке, к которому стремились рабочие станции Kurzweil, доминировали Korg Trinity и Roland JV/XP.

 

К сожалению для компании, Курцвайл был не единственным человеком, ушедшим в середине девяностых.

 

Вскоре после этого ушли и другие ключевые фигуры, такие как YT Квон (который сейчас вернулся и возглавляет международный маркетинг и продажи) и президент Нам. Я не совсем уверен в причинах, но думаю, что одним из факторов было то, что на мировом рынке акустических фортепиано начался спад, и это повлияло на Young Chang, которая была крупнейшей компанией по производству акустических фортепиано в мире.

 

Появились дальнейшие обновления и опции для K2000 и K2500, была выпущена модель K2600, а также разнообразные устройства, включая мастер-клавиатуру, небольшие MIDI-модули и мощный многоканальный блок эффектов. Но гвозди начали забиваться в крышку гроба, когда в 2003 году или около того дистрибьюторская и сервисная сеть компании Young Chang начала истощаться. К тому времени, когда в 2004 году появился K2661 - очередная ревизия серии K2000 - казалось, что компании уже нечего предложить. Затем виртуальный аналог VA1, который вызвал немалый ажиотаж на выставке NAMM в январе 2004 года, так и не появился. Начали ходить слухи: неужели это конец Kurzweil Music Systems?

Привет Hyundai

 

После ухода из KMS десятью годами ранее Курцвайл не прекращал свою деятельность, зарегистрировав множество патентов, получив награды, пополнив свой и без того обширный список почётных степеней и будучи введённым в многочисленные Залы славы. Ещё до ухода из компании он разработал Kurzweil Voice For Windows, заявленную как первая система распознавания речи для Microsoft Windows, а за ней последовали Kurzweil Voice Commands (1997), улучшенные системы преобразования текста в речь (Kurzweil 3000, также в 1997), "виртуальный" исполнитель, выступающий "вживую" в 2001 году, программное обеспечение для фотореалистичных аватаров для Интернета (2001) и карманная система преобразования текста в речь (2006).

 

Он также продал компанию Kurzweil AI в 1997 году и основал множество других компаний. Столкнувшись с этим огромным списком достижений и деятельности вне музыкальной индустрии, а также с вялостью, которая, казалось, овладела отделом исследований и разработок KMS после 1995 года, я предположил Курцвайлу, что ухудшение состояния компании совпало с его уходом. "Справедливо будет сказать, что темпы замедлились, - согласился он, - но продолжалось совершенствование всех уровней программного обеспечения, и продолжалась серьёзная работа по разработке передовой технологии чипов музыкального синтеза. Это нашло отражение в выпуске чипа Mara, который я считаю самым передовым в отрасли".

 

Возможно, именно это убедило огромную корпорацию Hyundai купить KMS у Young Chang в 2006 году, а затем вновь назначить Курцвайла главным директором по стратегии (CSO). Тем не менее, производитель автомобилей с транснациональными подразделениями в таких различных областях, как судостроение, производство тяжелой промышленности и мировые перевозки, может показаться странным родителем для производителя клавишных инструментов. Курцвайл считает иначе.

 

Hyundai Management Company - это широко диверсифицированная компания, которая любит инвестировать в рынки, где есть значительный потенциал роста. У них очень умелое руководство и много ресурсов, поэтому, когда они ввязываются в какую-то область, то делают это для того, чтобы стать крупным игроком. Когда я был в Сеуле в январе, они привели меня в торговый центр, который они открыли всего несколько месяцев назад, и он уже стал самым большим торговым центром в Азии. Они впечатлены многомиллиардным рынком электронных музыкальных инструментов и считают, что, объединив свои управленческие навыки и ресурсы с технологией и брэндом Kurzweil Music, они смогут занять лидирующую долю на этом мировом рынке. Я согласен и намерен работать с ними для достижения этой цели.

 

Это подтверждается текущими корпоративными целями Hyundai и их обещанием "превратить Kurzweil Music Systems в один из крупнейших брэндов музыкальных инструментов в мире". Но почему сам Курцвайл - чья деятельность нарисована на гораздо более масштабном полотне - решил вернуться в компанию, которую он покинул более дюжины лет назад? "Я всегда испытывал большую гордость за продукцию Kurzweil Music", - настаивает он. "Именно в этом и заключается радость изобретателя: видеть, как люди используют и получают пользу от твоих изобретений. Я всегда радуюсь, когда музыкант или музыкальная группа присылает мне альбом, в создании которого участвовали музыкальные инструменты Kurzweil". У Hyundai есть методичный план по развитию каждого аспекта деятельности компании. Исследования и разработки уже выросли в четыре раза и будут продолжать расти. Одними из ключевых факторов успеха Hyundai являются качество, надёжность и сервис. Это может показаться обыденным, но именно такие вопросы обеспечивают успех в больших масштабах.

 

Одной из сфер моей новой роли я вижу помощь в разработке стратегии. Недавно я провёл обзор технологий и планов выпуска продукции и написал подробную записку с предложениями, которые были восприняты всерьёз. Я также буду играть роль публичного представителя, как основатель компании.

Конечно, мы хотим знать, приведёт ли приобретение Hyundai компании KMS к появлению новых захватывающих игрушек. Курцвайлу неизбежно приходится быть довольно осторожным в этом вопросе, и его комментарии немного напоминают то, что было подготовлено отделом маркетинга.

 

Если вы посмотрите на новые PC3 и SP2, то увидите новый уровень соотношения цены и производительности. При относительно низкой стоимости PC3 обеспечивает 128 цифровых каналов, каждый со своей собственной сложной обработкой сигнала, плюс общая обработка сигнала на каждом смешанном канале и множество возможностей программирования. Вы увидите такое соотношение цены и производительности в различных конфигурациях для различных рынков и ценовых ориентиров. Технология также будет адаптирована для привлекательной линейки домашних устройств.

 

Хм... эти последние несколько слов более интересны, чем кажется на первый взгляд. Мне вспоминается развитие компании Emu после её приобретения фирмой Creative Labs; такие продукты, как Soundblaster AWE32 и Waveblaster II, были основаны в значительной степени на технологии Emu и достигли такой клиентской базы, которая была бы за пределами самых смелых мечтаний первоначальной компании.

 

 

Тот, кто хочет жить вечно?

 

Но взгляд Курцвайла на будущее гораздо шире. Любящий, чтобы его воспринимали как "изобретателя и футуриста", он является гуру принципа ускоряющейся отдачи - веры в то, что темпы технического прогресса не просто растут, а растут по экспоненте.

 

Информационные технологии удваивают свои снижение цены, увеличение производительности и мощности менее чем за год, что означает миллиардное улучшение за 25 лет". Подумайте о том, насколько мощной уже является информационная технология, и представьте, что всего за четверть века вы умножите её на миллиард. Это повлияет не только на электронные устройства, но и на всё - от нашего здоровья до энергетики. К 2040-м годам небиологический интеллект будет в миллиард раз способнее биологического. Но это не инопланетное вторжение разумных машин, скорее это расширение возможностей нашей цивилизации. Мы уже являемся человеко-машинной цивилизацией, и в конечном итоге мы сольёмся с технологиями, которые мы создаём. Мы - единственный вид, который расширяет наши физические и умственные горизонты с помощью наших технологий.

 

Не все учёные считают, что взгляды Курцвайла заслуживают серьёзного внимания. Например, до сих пор темпы роста мощности компьютеров определялись миниатюризацией, но это не может продолжаться бесконечно, потому что квантовая физика будет препятствовать разработке всё более мелких транзисторов. Курцвайл не теряет надежды.

 

Это сложная тема, и я подробно анализирую её в первых нескольких главах своей последней книги "Сингулярность близка". Закон Мура - это лишь одна из парадигм расширения возможностей компьютеров, но она будет продолжаться примерно до 2020 года. В это время мы перейдем к следующей парадигме - трехмерным молекулярным вычислениям. Это позволит сохранить ускорение до конца 21 века.

 

 

Технологическая сингулярность

 

Курцвайл рассматривает ускорение отдачи как лишь отправную точку для того, что он называет сингулярностью. Это вера в то, что по мере дальнейшего развития технологий они станут разумными и в течение короткого времени после этого в миллиарды раз более разумными, чем даже самый яркий человеческий гений.

 

Если для вас это звучит слишком похоже на фильм "Терминатор", вы не одиноки. Действительно, понятие "Сингулярность" уходит корнями не только в математику и астрофизику, но и в научную фантастику, где разумные компьютеры создают всё более разумное компьютерное потомство с экспоненциальной скоростью. Но Курцвайл не боится этого. Более того, он страстно принимает это.

 

Я сделал сотни предсказаний, которые критиковали как "научную фантастику", но эти предсказания оказались, если не сказать больше, консервативными. Технологии всегда таят в себе опасность. Это обоюдоострый меч, хотя я считаю, что преимущества намного перевешивают опасности, и история подтверждает это мнение. Тем не менее, я принимаю самое активное участие в разработке идей и лоббировании ресурсов для развития защиты от потенциального злоупотребления биотехнологиями.

В будущем Курцвайла столкновение "Ускорения отдачи" и "Сингулярности" приводит к неизбежному выводу: человеческий интеллект можно будет повысить с помощью технологии или даже разместить его и расширить в рамках этой технологии. Он не утверждает, что знает, как это произойдёт, но он не видит конца восходящей кривой и уверен, что это произойдёт. Для этого он ежедневно принимает десятки пищевых добавок, надеясь замедлить процесс старения, чтобы прожить достаточно долго для развития одной из двух технологий: нанороботов, способных восстановить человеческое тело, или искусственного интеллекта, настолько мощного, что он сможет загрузить своё сознание в компьютер.

 

Эти идеи неизбежно вызвали критику. Они были названы научной фантастикой и сказками, а его желание продлить свою жизнь - эгоистичным и самовлюблённым. Многие сомневаются, что компьютеры когда-нибудь достигнут сознания, не говоря уже о духовности, о которой заявляет Курцвайл, и его обвиняют в проповеди трансцендентности, пропаганде невежества и игнорировании того, что развитие технологий связано с развитием общества. В то же время, его взгляды были приняты другими, что напоминает религию, и некоторые спрашивают не "да?", а "когда?". В результате между скептиками и приверженцами идёт борьба в прессе. Я спросил Курцвайла, что он думает по этому поводу.

 

Одно из преимуществ сегодняшних коммуникационных технологий заключается в том, что мы можем вести подобные конструктивные дебаты. Смерть - это трагедия, но философия и религии, развивавшиеся в донаучные времена, объясняли ее как "благо", поскольку у нас не было альтернативы. Но болезнь и смерть отражают большую потерю знаний, отношений и потенциала для расширения человеческого опыта. Расширение человеческих знаний, на мой взгляд, является целью человеческой жизни, а сохранение здоровья является необходимым условием для того, чтобы иметь возможность делать это. По моему мнению, люди, которые пренебрегают своим здоровьем, ведя нездоровый образ жизни, а затем становятся бременем для своих близких и всего общества, являются эгоистами и недальновидными.

 

 

Потенциал человечества

 

Столкнувшись с этими поразительными идеями, я спросил Курцвайла, что может ждать нас в будущем, если его взгляды окажутся хотя бы приблизительно верными:

 

Мы также являемся единственным видом, который создаёт знания, и эта база знаний также удваивается каждый год. Человеческие знания включают в себя все виды искусства и науки, поэтому музыка является основной частью того, чем занимаются люди. Музыка будет становиться все более удивительной по мере того, как технологии будут расширять её возможности.

 

Это возвращает нас к синтезаторам и роли Курцвайла в возрождённой компании Kurzweil Music Systems. На вопрос, ожидает ли он эволюции или революции в музыкальных технологиях в ближайшие несколько лет, он отвечает:

 

Эволюции, но в постоянно ускоряющемся темпе. Музыка всегда использовала самые передовые технологии, будь то деревянные ремёсла 18 века, металлообработка 19 века, аналоговая электроника 1960-х или цифровая электроника и современное программное обеспечение. Так будет и впредь.

 

 

Если убеждения Курцвайла окажутся верными, то возможно, что технология, на базе которой работает ваше музыкальное программное обеспечение, будет такой же, как и технология, на базе которой работает ваше сознание. В будущем, по мнению Курцвайла, каждый сможет иметь в своём (или, может быть, в своём) распоряжении все возможные музыкальные инструменты. Единственным отличительным фактором будет талант человеческого сознания. Это позволит отделить людей с размером Зеттабайта от людей с размером Терабайта!

FatKat Курцвайла

 

Помимо всего прочего, Рэй Курцвайл является основателем компании FatKat, которая занимается использованием методов распознавания образов для прогнозирования, распознавания и создания стратегий для инвестиционных возможностей, а также для применения "эволюционных алгоритмов для принятия решений на фондовом рынке с целью создания искусственно интеллектуального финансового аналитика". Веб-сайт компании делает замечательные заявления о происхождении своих методов и о самих методах, которые, по всей видимости, используют нечёткую логику, нейронные сети, генетические алгоритмы, алгоритмы Маркова, фрактальные методы и методы кластеризации. Если эти утверждения верны, то Курцвайл не только хочет жить вечно, но и рассчитывает быть довольно богатым, пока он это делает!

 

 

Ray & Terry's


Я сомневаюсь, что на страницах Sound On Sound есть кто-то ещё, кто является совладельцем компании, занимающейся пищевыми добавками и программами долголетия. Интерес Курцвайла к этим сферам не капризен: он много лет страдал от диабета II типа. "Моё внимание к здоровью началось как независимый интерес, стимулированный тем, что я преодолел собственный диабет. Однако сегодня здоровье и медицина стали информационной технологией, поскольку мы моделируем, имитируем и перепрограммируем биологические процессы в нашем теле и мозге как информационные процессы."

Польза антиоксидантов и других оздоровительных средств горячо обсуждается, и некоторые научные журналы выражают обеспокоенность по поводу их применения. Но независимо от того, верите вы или нет замечательным заявлениям Ray & Terry's это ещё одно доказательство удивительного масштаба деятельности Курцвайла.

 

Закон Мура


Закон Мура, который вовсе не является законом, был сформулирован в 1965 году Гордоном Муром, одним из основателей корпорации Intel. Первоначально он гласил, что количество транзисторов и резисторов на чипе удваивается каждые 18 месяцев, но в 1975 году он пересмотрел это значение с 18 до 24 месяцев. Когда "закон" был первоначально сформулирован, количество компонентов на одном чипе исчислялось десятками, сегодня они исчисляются миллиардами.