GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Поддержите проект Guitarblog.ru воспользовавшись формой для донатов в правом нижнем углу

Первые дни

акустических Fender

 

 

 

 

 

Филип Кубицки

Vintage Guitar, ноябрь 1997

перевод с английского

 

 

 

 

Однажды в начале июня 1963 года я сидел в только что открытом офисе заброшенного (возможно, заброшенного - не совсем верное слово; это было почти пустое здание, ожидавшее заполнения) сборочного цеха в Фуллертоне, штат Калифорния, после того как мне сообщили о создании акустического подразделения Fender Guitars. Я воспринял это как знак, поэтому заполнил заявление о приеме на работу на "заводе" и сидел в ожидании собеседования с Роджером Россмайслом.

 

В тишине пустого здания я начал размышлять о своей жизни и о том, как же я докатился до жизни такой.

Когда я был маленьким - возможно, в 12 или 13 лет - я нашёл старую акустическую гитару ручной работы в шкафу моего дедушки. Казалось странным, что никто в моей семье, кроме меня, не проявлял к ней никакого интереса. Я чувствовал удивительное очарование и таинственную связь с ней. Уже в том раннем возрасте я почувствовал, что моя жизнь поворачивается в сторону этого инструмента. Дедушка подарил мне её, и эта старая гитара до сих пор хранится у меня.

 

В детстве у меня была счастливая, но обычная жизнь. Я любил насекомых, искусство, моделирование, рисование и плавание. Талант моего отца к механике, был одним из его многочисленных подарков мне. Когда мне было восемь лет, мы переехали из Мичигана в Калифорнию по состоянию здоровья моего отца. Он знал, что жить ему осталось недолго, и старался по максимуму использовать уроки, которые преподавал мне.

 

Он раскрыл преимущества логического подхода и терпения. Он учил настойчивости и трудолюбию. Я обнаружил, что мне, как и моему отцу, нравятся долгосрочные и сложные проекты. Мой отец умер, когда ему было 46 лет. Мне было 18.

 

В старших классах школы я открыл для себя Андреса Сеговию и начал собирать все его альбомы. Я считал, что рок-н-ролл - это здорово, но Сеговия и классическая гитара были для меня очень дороги. Родители одного из друзей знали о моих интересах и познакомили меня с Эрни Драмхеллером, у которого была своя мастерская. Его увлечением было изготовление классических гитар, и он стал новым интересом моей жизни.

 

Эрни взял меня под свое крыло, и я начал мастерить свою первую гитару. Это была классическая гитара, и он попросил меня сделать её в традициях Антонио Торреса. Эрни подбадривал меня, и я чувствовал, с каким удовольствием он обучает меня своему мастерству. Я мог работать над гитарой только по субботам и летом, поэтому прогресс шел медленно. Но как бы медленно это ни было, к 1961 году я гордился своими достижениями и сделал шесть гитар за три года. Я делал их по одной, и каждая была лучше предыдущей. Одну я даже обменял на Шевроле 1931 года, которым владел более 20 лет.

 

После окончания средней школы я поступил в Fullerton Junior College и два года изучал инженерное дело. F.J.C. был расположен, по воле судьбы, в двух милях от фабрики по производству гитар компании Fender на Реймонд Авеню.

 

Однажды в 1963 году я отправился на фабрику, попросился на экскурсию и, к своему удивлению, получил её. Предприятие состояло из девяти зданий, расположенных бок о бок, все одинакового размера.

 

Экскурсия разожгла мою кровь. Страты и Телеки производились в промышленном масштабе. Я видел участки производства грифа и корпуса, окончательную сборку. Воздух был наполнен звуками тестируемых электрогитар.

 

Я упомянул гиду, Бэйбу Симони, что делаю акустические гитары, и он рассказал мне о планах компании Fender по созданию акустического подразделения. Оно находилось на стадии планирования и располагалось неподалеку на Миссил-Вэй. Он предложил мне подать заявление о приёме на работу.

Вскоре после этого я сидел в вестибюле будущего подразделения акустических гитар, ожидая ответа на своё заявление о приеме на работу. Я привёз с собой свои последние классические гитары, чтобы продемонстрировать свои навыки и интерес к гитарному мастерству. Мне не пришлось долго ждать, прежде чем появился Роджер Россмайсл с моим заявлением в руках.

 

Роджер был хрипловатым, уверенным в себе человеком с сильным немецким акцентом. Мы поговорили минуту и удалились в его кабинет, чтобы посмотреть на мою гитару. Пока Роджер рассматривал мою работу, я заметил на стене диплом, в котором Роджер был назван "Gitarrenbaumeister". Это была степень "мастербилдера" с сопутствующими полномочиями преподавателя, которые он получил за восемь лет работы в школе в Миттенвальде, Германия. В будущем мне бы очень пригодились подобные дипломы.

 

Роджер был очень любезен, он осмотрел мою гитару, а затем устроил мне ещё одну экскурсию. На меня повеяло прекрасным ароматом бразильского палисандра, и я понял, что буду здесь работать. В здании площадью около тысячи квадратных метров никого не было, только штабеля бразильского палисандра, красного дерева и ели. Часть оборудования была уже на месте.

 

Роджер занимался проектированием и изготовлением оборудования для производства моделей акустических гитар Fender будущих серий King и Concert. Он также сказал, что не будет принимать меня на работу официально в ближайшие полгода. Затем он показал мне несколько палисандровых заготовок нижних дек и обечаек. Вытащив несколько из них, он протянул их мне и сказал: "Иди и сделай гитару". Я был поражён и с благодарностью взял палисандр, прежде чем мы попрощались.

 

В течение следующих шести месяцев моим главным приоритетом было создание лучшей классической гитары, на которую я был способен, чтобы произвести впечатление на Роджера. Я почувствовал, что перехожу на новый уровень осознания мастерства, и к декабрю 1963 года я закончил гитару и отправился к Роджеру.

У нас было крепкое взаимопонимание. Ему понравилась гитара, и он похвалил меня за старания. Он снова пригласил меня осмотреть фабрику, которая была превращена в полноценное производственное предприятие. Огромный ленточный станок для распила древесины на верхние и нижние деки, похожий на колесо обозрения станок для склеивания корпусов, широколенточная шлифовальная машина, вертикальные фрезерные станки, отдел покраски - всё это представляло собой удивительное зрелище.

 

Наконец, Роджер произнёс именно те слова, которые я хотел услышать. " Ты хочешь здесь работать?"

 

Моя реакция была такой, как вы и предполагали.

 

"Мы запускаем производство в январе", - сказал он, и 27 января 1964 года он пригласил меня на первый рабочий день.

 

Я работал на Роджера и рядом с ним в течение следующих девяти лет и был с ним в последний день его работы в Fender. Рассказы о Германии и своей молодости, о девяти годах работы в Rickenbacker, о том, как он делал акустические и джазовые гитары. Мы занимались спецпроектами для Джими Хендрикса и Джорджа Харрисона. Я даже не представлял, какие великие дела ждут меня впереди.

Но на тот момент самым великим делом было просто создание первых акустических гитар Fender.

 

От переводчика: Филип покинул Fender в 1973 году. В 1983 он создал линейку культовых басов Kubicki Factor. В 1988 году он вернулся к сотрудничеству с Fender, предоставив им лицензию на Factor, которые производились в Custom Shop до 1991 года. Также в девяностые,  басы по лицензии Фила производились в Японии под маркой Blaster. 18 марта 2013 года Фил умер в возрасте 69 лет в своём доме в Лаконии, штат Нью-Хемпшир от рака поджелудочной железы четвёртой стадии.