GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту нужна ваша поддержка. Оплата хостинга, сертификатов, подписок..Даже если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу, или сделав репосты на материалы. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме.

OZZY

 

No Rest For The Wicked

 

 

 

Брэд Толински

Фотограф – Уильям Харрис

Guitar World, Июнь 1990

перевод с английского

Если верить хотя бы половине слухов о нём, то удивительно, что Оззи Озборн всё ещё жив. Тем не менее, за 21 год извращённого публичного поведения, человек, который принёс вам такие песни, как Paranoid, Bark At The Moon и Children Of The Grave, выглядит невероятно здоровым и готовым покорять мир. Оззи недавно отпраздновал двадцатилетие творческой деятельности, выпустив концертный альбом Just Say Ozzy и в настоящее время работает над своим следующим студийным метал-шедевром.

 

GUITAR WORLD: Давайте начнём с того, что взглянем на ваших предыдущих гитаристов. Как вы нашли Рэнди Роадса?

 

OZZY OSBOURNE: Если вспомнить, для меня это было совершенно в новинку. Я был в Black Sabbath с юных лет, и внезапно Тони Айомми уволил меня из группы. Это был шок, потому что в Sabbath всегда был один и тот же состав. Я сходил с ума от наркотиков и алкоголя и застрял в безвыходном положении, собирая группу. Ведь ранее я никогда никого не прослушивал, и я был в ступоре.

Процесс прослушивания меня смущал. Как объяснить кому-то, что он не то, что вы ищете? Тогда все пытались клонировать Джими Хендрикса. Я ничего не слышал кроме рифов Purple Haze и Foxy Lady. Один парень даже притащил несколько магнитофонов и эхо-машину, чтобы он мог одновременно демонстрировать как соло, так и ритм-партии, подражая Хендриксу - это был кошмар!

Я почти сдался, когда кто-то рассказал моей жене и личному менеджеру, Шэрон, об этом замечательном гитаристе по имени Рэнди Роадс. Вскоре после этого, Рэнди приехал ко мне в гостиницу в Лос-Анджелес. Он был таким хрупким, педиковатым и женоподобным, что я подумал: "О, нет, чёрт возьми!" Но из вежливости я пригласил его на прослушивание на следующий день.  К сожалению, когда он появился, я был под кайфом. Я имею в виду, что мой мозг находился где-то на другой планете.

Какой-то парень разбудил меня и сказал: "Он здесь". Я поднял глаза, и Рэнди начал играть в свой крошечный комбик. Даже в моём полубессознательном состоянии, он взорвал мой разум. Я сказал ему приходить на следующий день, и что он принят в группу.

На следующий день я рассказал кому-то, что мне приснилось, что я нанял гитариста. Они сказали мне, что это не сон, и что он сегодня должен придти. Я подумал: "О боже, что я наделал? Я надеюсь, что он хоть умеет играть".

 

GW: Как ты определяешь, годится гитарист или нет?

 

OZZY: Это похоже на покупку нового костюма. Может быть целая вешалка синих костюмов, но вам подходит только один. Тут нет ни ритуала ни формулы. Мне просто повезло что всем нравится мой вкус в гитаристах.

 

GW: Каковы были слабые стороны Рэнди как гитариста? Были ли какие-либо аспекты, с которыми вы могли ему помочь?

 

OZZY: У него не было никаких слабых мест. Мне нужна была только работа. Я только что покинул Sabbath, где Тони Айомми был немного тираном. По его мнению, я был просто певцом, мне было выделено своё место, и если я не мог ничего придумать в этих рамках, считалось, что я облажался. Рэнди наоборот, всё время работал вместе со мной. Рэнди обладал терпением, потому что ранее он был преподавателем гитары. Его наверняка это должно было нервировать, ведь я не умею играть ни на одном инструменте. Но он всегда поддерживал меня и говорил что-то вроде: "Попробуй здесь подтянуть эту ноту" или "Попробуй эту тональность". Это было немного похоже на посещение музыкальной школы. Рэнди сыграл важную роль в том, что я стал собой. Первые два альбома Ozzy- это безусловно величайшие вещи, что я когда-либо делал. Он был слишком хорош, чтобы это длилось долго.

 

GW: Между вами и Рэнди была химия?

 

OZZY: Да, и теперь я понимаю, когда он ушёл, я это понимаю, но ничего не предугадаешь наперёд. Я никогда не был уверен, была ли моя работа в Sabbath хороша. Раньше я думал, что это слишком обыденно, но, кажется она выдержала испытание временем. Никогда не понимаешь, что у тебя есть, пока оно не исчезнет.

GW: Должно быть у вас появилось больше уверенности, когда вы выбирали Джейка И Ли.

 

OZZY: Не совсем. Я знал, что гитарист должен хорошо выглядеть и иметь хороший уровень, но кроме этого… Рэнди был исключением. Он был не от мире сего.

 

Однажды Рэнди пришёл ко мне и сказал: "С меня хватит этого рок'н'ролла, я хочу получить музыкальное образование в UCLA [Калифорнийский Университет Лос-Анджелеса – примечание переводчика]". Я ответил ему: "Почему бы тебе не подождать несколько лет и не получить больше денег и успеха? Ты всегда можешь получить образование, когда тебе будет 90, если захочешь". Но он хотел учиться именно тогда и именно там. Он начал часами практиковаться и писать свои собственные формулы – диады или хуяды, как вы там ещё их называете. И в будни и в выходные, он всегда находил время бренчать на своей фламенко-гитаре. Он был музыкантом в полном смысле этого слова. Инструмент был продолжением его личности.

Когда мы записывали Diary Of A Madman, он пропадал в студии на несколько дней. Я спрашивал его, что он делает, и он отвечал: "Я работаю над своими соло, и до сих бор не могу добиться того, что хотел". Наконец, когда он добивался своего, он звонил мне и говорил: "Послушай это". И это всегда срывало мне башню.

В этом и разница между гитаристами. Есть ребята, которые носятся по грифу туда-сюда, но у одних есть эмоции, а у других нет. Рэнди и Эдди ВанХален – на вершине пьедестала, а все остальные на втором месте. Я имею в виду, что, например, Ингви Мальмстин умеет делать некоторые удивительные вещи, но слишком холодно, чрезмерно для мозга, чтобы переварить это. Или смотреть на Стива Вая – всё равно, что наблюдать, как хороший механик за три секунды перебирает двигатель и восстанавливает его. Он делает всё идеально, но не хватает маленьких ошибок, которые делают вещи похожими на человеческие.

Всё, что я могу сказать любому, кто хочет быть хорошим гитаристом, - это идти по пути Рэнди: практикуйся и вкладывай в это своё сердце и душу. Не сердце и душу Джими Хендрикса, не сердце и душу Эдди ВанХалена или кого-то другого, кто тебе нравится. Если ты играешь своим сердцем, тогда ты станешь лучшим в мире. Я ненавижу людей, которые клонируют! Это был год Guns'N'Roses. Все повязывают банданы вокруг головы и ходят змеиной походкой. Это глупо. Подражатели всегда выглядят как придурки . Уже есть один Guns'N'Roses.

 

CW: Хорошо, а как насчет Джейка?

 

OZZY: Ладно. Джейк был хорош первые три дня, а потом он захотел стать главным. Рэнди не был таким, он был одним из самых крутых ребят. Я бы не сказал, что мы с Джейком ладили, но я бы не утверждал, что мы не ладили, но в последние несколько лет он стал очень замкнутым и было трудно общаться с ним. Мы жили в одном доме в Беверли-Хиллз и никогда не разговаривали! Нам было просто нечего друг-другу сказать.

У меня были похожие отношения с Тони Айомми. Мы собирались вместе, чтобы репетировать, писать посредственную песню, а затем идти каждый своей дорогой. Это были не те отношения, которых я хотел с Джейком, а рак мозга. Я не хотел этого. Если я спрашиваю: "Что ты думаешь об этом?", я хочу реакции. Если это хреново, мы попробуем что-то другое, это не проблема, но Джейк пожимал плечами и уходил.

Слово "группа" означает команду людей – армию, взвод, подразделение. Цепь настолько же сильна, насколько и её самое слабое звено. Если же произойдёт разрыв связи [в оригинале "communication breakdown" – прим. Переводчика] – эй, это отличное название для песни, но не для творческой единицы.

Дабы быть справедливым, у Джейка было фантастическое чувство музыки и он был отличным гитаристом.

GW: Что выделяет Закка?

 

OZZY: Это удивительная история, но на всё есть воля божья. Это был сложный для меня период, потому что я устал от прослушивания барабанщиков, баасистов, клавишников, и так далее. Теперь пришло время прослушивать ещё одного гитариста. Искра пропала, вероятно из-за моих баттлов с наркотиками и алкоголем. У меня было очень много личных срывов по многим поводам, плюс я устал. Я попросил ребят из группы, чтобы они дали знать, что мне нужен какой-нибудь гитарист, и чтобы люди присылали мне резюме. Я прослушал около пятидесяти парней. Некоторые из них были забавными. Я попросил одного парня сыграть что-то в определённой тональности. Он сказал: "Я думаю, что будет лучше в другой тональности". Я ответил: "Нет, не будет. Просто сыграй это в той тональности, в которой оно написано". Он снова запротестовал, и я просто подумал: "Какого чёрта я здесь делаю? Я запутался до предела. Спорю с каким-то идиотскими гитаристами…"

Потом были все эти клоны Эдди ВанХалена на стероидах. Они играли как ВанХален, стоя на голове и прыгая на одной ноге. Один парень даже играл как Эдди, одновременно глотая грёбаные шпаги!

Однажды утром я закопался в куче кассет, и помню, как взял одну из тысяч и сказал: "Смотри-ка, клон Рэнди Роадса". Это была фотография какого-то парня с длинными светлыми волосами, играющего на Les Paul Custom. Я даже не смог заставить себя прослушать его запись. Я выбросил её обратно в кучу и забыл о ней.

Затем, полгода спустя, заходит мой барабанщик Рэнди Кастильо и говорит: "Я нашёл офигенного гитариста из Нью-Джерси, его зовут Закк". Я зашёл на прослушивания, и я знал, что где-то видел его раньше, но не мог вспомнить где. Он включился и сыграл весь мой репертуар. Затем я попросил его сыграть что-нибудь своё, и он исполнил что-то акустическое и что-то из классики. У него была подача и искра. Тогда я понял, где я видел Закка раньше. Это и был тот клон Рэнди Роадса с фотографии! Единственная запись, которую я отверг из тысяч. Только оказалось, что он совсем не был клоном Рэнди. Рэнди выглядел бы как муравей рядом с Закком.

В выборе Закка было много плюсов. Он следил за моей карьерой и знал мои песни лучше, чем я знал их сам. Мы знали что будет не так сложно его обуздать.

 

GW: Теперь, когда вы поработали с Закком некоторое время, как вы думаете, в чем его сильные стороны?

 

OZZY: Это сложный вопрос. Он всё ещё очень молод и очень впечатлителен. Я думаю, что он ещё только встаёт на ноги.

GW: Какие проблемы возникают в работе с молодёжью?

 

OZZY: Я продолжаю думать, что хотел бы работать над проектом с музыкантами моего возраста. Думаю лучше поспешить, потому что с каждым годом людей моего возраста становится меньше. Я начинаю чувствовать себя папочкой или кем-то вроде того. Я не хочу больше быть диким рок'н'рольщиком.

 

GW: Вы могли бы пойти по пути Дэвида Ковердейла и ангажировать известных гитаристов, но вы, кажется, предпочитаете искать новые таланты.

 

OZZY: Мне нужен кто-то голодный. Кто хочет пойти и надрать жопу Эдди ВанХалену. Я ищу этот голод – способность добиваться цели.

 

GW: Какой ваш самый странный опыт прослушивания?

 

OZZY: Их были тысячи. Один парень танцевал брейк-данс, и катался по полу, играя на гитаре. Было много ребят, которые великолепно играли, но ужасно выглядели. Я имею в виду, что всегда можно прибегнуть к пластической хирургии, я так полагаю. Помимо того, что ты отличный гитарист, ты должен быть способен привлекать людей. Некоторые люди, которых я прослушивал, выглядели так, будто они должны были выступать в шоу в цирке.

Я никогда не беспокоюсь о том, чтобы найти музыкантов. Если бы Закк вошёл в дверь и сказал: "Я ухожу", я бы ответил: "Благослови тебя бог, до свиданья". Сейчас такое изобилие блестящих гитаристов. На самом деле я часто удивляюсь, почему они ничем не заняты.

 

GW: Ты наверняка назовёшь и интересных фронтменов.

 

OZZY: Да, вы правы. Не хватает хороших фронтменов. Эксл Роуз – лучший из всех, что я видел за многие годы. Я снимался во второй части фильма Падение Западной Цивилизации: The Metal Years, вместе с другими группами. Я не мог поверить, что в этом фильме будет столько херни. Казалось, всё о чём говорят, это пьянки, наркота и ебля. А как насчёт того, чтобы быть в группе и играть музыку? Guns'N'Roses - это отличное название для группы, и они кажутся искренними. Я не пытаюсь быть модным, но это то, что я думаю. Я также думаю, что у них отличный имидж. Всем нравятся плохие парни.

А взять, например группу Stryper – это высшая форма лицемерия. Они одеты так же, как и я, но они пропагандируют Христа и библию. Разница в том, что никто не хочет слушать положительных ребят. Я заметил это много лет назад, когда репетировал с Black Sabbath. Через дорогу был кинотеатр в котором не показывали ничего, кроме фильмов ужасов. Я спрашивал себя: "Почему люди готовы платить столько денег, чтобы напугаться до усрачки?" Потому что люди получают острые ощущения от того зла, что окружает их.

GW: Как вы оцениваете Тони Айомми? Он левша, у него обкромсаны пальцы, ему пришлось опустить гитару на терцию, но в итоге он сформировал музыкальный жанр.

 

OZZY: В начале он был великолепен – он был мастером хэви-метал риффов. Он был очень умён. Но я никогда не знал Тони, мы редко разговаривали. Он был всемогущим богом в группе и был заводилой. Должно быть я чему-то научился у него, потому, что когда я ушёл, я неплохо справился сам. Я всё еще поддерживаю связь с остальной частью группы, но я не общаюсь с Тони, потому что мы никогда не разговаривали, когда я был в группе.

Он очень пугающий. Честно говоря, к концу его игра мне надоела, потому что все остальные прогрессировали, а он нет. Наверное, это несправедливо, учитывая его проблемы с пальцами. Я должен быть благодарен Black Sabbath. Но Тони нужно перестаньте писать о дьяволах и прочей херне - это уже прошло. В конечном счёте, я думаю, что было хорошо, что я покинул группу, и создал свою. Это начинало расстраивать, потому что Тони получил хороший старт, а начал заниматься всей этой странной хренью. Всё стало слишком сложным.

 

GW: За исключением Shot In The Dark, ваши концертные версии песен довольно близки к оригиналу.

 

OZZY: Я видел группы, которые играли коду дольше, чем сама песня. Я всегда думаю: "Господи, давай, кончай уже". Я старомоден в том смысле, что мне нравится, когда песня звучит как песня. Я даже не люблю концертные записи. Я действительно не признаю релиз Just Say Ozzy. Эти песни уже сделаны, зачем записывать их снова?

 

GW: У вас никогда не возникало искушения переделать песню, если она получалась скучной?

 

OZZY: Нет, если я чувствую что, что-то не получается, я просто бросаю работу над песней. У меня достаточно мелодий в процессе.

 

GW: Миллионы групп пытались заполучить вашу формулу, но вы непреклонны. Что такого в ваших песнях, что помогает им выдержать испытание временем?

 

OZZY: Бог знает. Я гастролировал с Metallica пару лет назад, и пошёл за кулисы чтобы поговорить с ними. Они зависли и смотрели на меня очень странным образом. Через пару недель я бродил за кулисами, и они играли мелодии Sabbath. Я спросил их, не прикалываются ли они надо мной. И они сказали: "Нет, мы без ума от Sabbath". Они были большими поклонниками. Я подумал: "Что за хрень? Фанаты Sabbath?" Это было невероятно для меня, что людям всё ещё нравится эта музыка.

Sabbath были той группой, которая собирала стадионы, но никогда не видела фэнов на улице. Мы пришли, мы увидели, мы победили и пошли домой. Я случайно видел одного урода-торчка, бродящего по Сан-Франциско как зомби, бормотавшего: "Black Sabbath". Но у нас не было реального контакта с фэнами, и мы понятия не имели о степени нашего влияния.

 

GW: Какие ваши любимые альбомы?

 

OZZY: Black Sabbath, Paranoid, Sabbath Bloody Sabbath, Blizzard Of Ozz и Diary Of A Madman. Я больше оцениваю период времени, чем сам альбом. Если я получал удовольствие, то это был хороший альбом. Если нет, то альбом был дерьмовым. Мы выстрелили, делая Blizzard и Diary, злорадствовали и смеялись. Первые два альбома были моей местью тому, что меня уволили из Sabbath. Я думал: "Сейчас я надеру им задницу!" Я всегда стараюсь изо всех сил, когда прижат спиной к стене. Всегда, когда появляется успех и бабки, я начинаю терять их.

 

GW: Что заставит тебя снова стать голодным?

 

OZZY: Я сам, в некотором смысле. Это первая запись, которую я когда-либо делал трезвым, я не пил пять месяцев, и это для меня очень сложно. Я не знаю, хорошо это или нет. Я пишу более мягкие песни. Не сказать, что альбом будет мягким - Закк позаботится об этом. Он сумасшедший. На самом деле, он напоминает мне меня.

Во время репетиции я сяду с дорожной бригадой и принесу банку кока-колы, Гизер войдет и тихо присоединится к нам, затем Рэнди. Но Закк, ты слышишь его за милю, кричащего что-либо - он как цирк, приехавший в город. Гизер вздрагивает, когда слышит, что идёт Закк. Есть так много классных гитаристов со своими солнцезащитными очками и тому подобным, но Закк - один из реальных парней. Он свой в доску. Он всегда приветлив с людьми и находит время, чтобы пообщаться с фэнами - он всегда открыт. Одна из ключевых вещей в нем - это то, что у него всегда есть время для людей. Это большой плюс. Когда люди добиваются успеха, они, как правило, задирают голову и нанимают по 18 телохранителей. Они забывают, что без фэнов у них не было бы лимузина и денег на оплату телохранителей.

Ты не должен быть слишком доступным, но и не должен становиться невидимым. Я должен быть осторожен, потому что во многих регионах есть не только люди, которые меня любят, но и многие, кто меня ненавидит. Я не хочу стать следующим Джоном Ленноном.

Попытка привести себя в порядок была важным шагом в моей жизни. Я внезапно трезвый, трезвый в этом зоопарке, и львы пытаются взломать замок. Я был под кайфом 21 год. Большинство рокеров самобичуются, чтобы сломить запреты, паранойю и стеснительность, которые возникают из-за личных пристрастий, которые носят с детства. Мы все хотим общаться, но слишком напуганы, чтобы пытаться. Пьянство позволяло мне расслабиться. Но через несколько лет это перестало работать. Так что у меня возникла настоящая дилемма. Я становился звездой, и это убивало меня. Тем не менее, я боялся быть трезвым в личной жизни. Я достиг дна, и все, что оставалось, было либо смертью либо безумием. Теперь, с божьей благодатью, я обрёл свою трезвость, но я все еще иногда выпиваю время от времени.

На следующей студийной записи я решил попробовать написать песню о любви и о вещах, которые я на самом деле чувствую. Я также могу написать песню под названием: Son Of A Bitch, Everything's Real [смеётся].

 

GW: Кто-то когда-то назвал вас ядерным блюзменом. Аналогия подходит - вы часто пишете простые, ориентированные на гитару песни о бедах современного человека.

 

OZZY: Буквально на днях я смотрел старое видео с моей песней Paranoid. Я слушал текст и думал: "Черт побери, где мы были, когда мы это писали?" Это было действительно странно, потому что у меня была эта идиотская улыбка на лице, когда я пою эту тяжелую, тяжелую песню.

Я имею в виду, что Sabbath вырос в Бирмингеме, в Англии, в промышленно развитой яме. Это был миллиард световых лет от хипповой цветочной страны Сан-Франциско, где можно было услышать, как какой-то парень поёт о том, как носить цветы в ваших волосах. Я был напуган страхом. Страх был моим самым близким другом на протяжении всей моей жизни. Вот почему мы пили. Вот почему мы всё просрали.

Но я не жалею по-настоящему, за исключением того, что мне не удалось удержать Рэнди Роадса от этого самолета. Я не супермен, не человек с другой планеты - я просто счастливчик.

 

Вернуться к предисловию и продолжению

 

P.S.

На закуску небольшой домашний каверок на Рэнди от переводчика