Mitch Perry

 

 

Интервью

Antihero Magazine

 

 

 

Марк Дин, Май 2020

Перевод с английского

В условиях мирового кризиса легендарный гитарист и композитор Митч Перри из Лос-Анджелеса озаряет мир светом надежды. Как и все американцы, Митч следует предписаниям самоизоляции. Отсутствие возможности гастролировать - лучшее время для сочинения песни, рассказывающей об этой ситуации. Это своевременное послание было опубликовано сейчас, за несколько месяцев до выхода его нового альбома.

 

У меня была возможность пообщаться с Митчем и разделить его позитивные эмоции, а также обсудить его богатой и выдающейся музыкальной карьеры.

 

Как дела? Как вы справляетесь с текущей ситуацией?

 

В основном стараюсь не сойти с ума, сидя целыми днями в четырёх стенах. К счастью, у нас есть хорошее место, чтобы пережить это, но я могу только представить, что чувствуют остальные. Это, должно быть, сводит всех с ума. Я знаю это, по своим ощущениям.

 

У Mitch Perry Group выходит новый альбом. Вы выпустили сингл Beleive. Когда это было на самом деле записано? Очевидно, что на нём рассказано многое о том, что сейчас происходит в мире.

 

Хорошо. Так получилось, что я собирался выпустить эту пластинку не сейчас, а через пару месяцев. Мы только закончили микшировать её и всё такое. И в первый день изоляции я слушаю Beleive, и слова абсолютно точно соответствуют тому, через что мы проходим. Так что я просто позвонил Яну Фишеру. Он снимал наш пресс-кит, и у него были кадры процесс записи в студии, и я спросил, сможет ли он сделать из этого видеоролик, воспользовавшись би-роллами и добавив сюжетов из файловых библиотек, где можно найти всевозможные материалы для клипов и всего прочего. И он просто нашёл подходящие кадры, собрал их, и смонтировал видеоклип всего за пару дней. Мы посчитали, что есть смысл, не откладывая выложить этот видеоклип, из-за ситуации, в которой мы все оказались.

Да, это отлично смонтированное видео, довольно бесшовное между съёмками в студии, и тем, что происходит по всему миру. Очень хорошо скомпоновано.

 

Я хотел бы отметить, что мы по-настоящему счастливы, что с нами работает отличная команда, все, от музыкантов до инженеров и клипмейкеров, и даже автора обложки альбома. У нас невероятная обложка от невероятного художника Глена Векслера. Но, возвращаясь к видео… Ян просто невероятный видеооператор. Он отснял действительно отличный материал, когда мы записывались в студии, и ему удалось собрать всё это воедино. Мы не пересняли ни единого кадра из его оригинального клипа, который он мне показал.

 

Перейдём к самому альбому. Лично я вас знаю только по тяжёлым группам, по всем тем классическим группам, в которых вы играли, так что альбом, который мне посчастливилось услышать, в музыкальном плане  – это полный уход в совершенно другое направление. Вы так не считаете?

 

Да, но на самом деле, это не совсем уход, потому что я играл на самых разных записях. Я имею в виду, если вы из Великобритании, вы должны знать Фрэнки Миллера. Я играл на его альбоме Dancing In The Rain в 1985 году. Я играл на альбомах Стива Гудмана, во всевозможных жанрах музыки, и я имею в виду, что для меня это в основном то, на чём я вырос. Музыка семидесятых. И это то, к чему я стремился собирая группу. Я действительно не хотел, чтобы это был так называемый хэви-метал. Я хочу, чтобы это было немного более органично, и просто вернулся к игре напрямую в Marshall. И группа, играющая сразу все вместе, вернула к старой школе. И это то, что мы сделали.

 

А что насчёт включения в альбом песни Rolling Stones? Она тоже там. Зачем вы её выбрали для альбома?

 

Просто потому что когда я здесь, в Эрмоса-Бич, по воскресеньям я исполняю всевозможные кавера со своей группой. Но мы переделываем их на свой лад. Эта песня мне особо нравится, и на записи я ещё и спел второй куплет, так что это стало причиной, по которой мы её включили [видимо речь идёт о Saint Valentine, эдакой смеси Роллингов и Faces – прим переводчика].

Наблюдая ваш творческий путь, за эти годы вы исполняли разные роли: гитарист, клавишник, продюсер, водитель. Какая роль вам нравилась больше всего, или во всем этом есть что-то особенное?

 

Ну, как вы заметили, всё это, кроме водителя, связано с музыкой. И это именно то, как я смотрю на музыку. Играю ли я на гитаре, клавишных, продюсирую или что-то еще, мне это нравится. Вождение - еще одна моя страсть. Я вожу гоночные автомобили с самого детства, и это всё, чем я когда-либо хотел заниматься, когда был ещё ребенком, даже больше, чем просто играть музыку, пока я не взял в руки гитару. А затем я забыл о машине, но это по-прежнему большая часть моей жизни.

 

Вы играли с очень многими группами. Интересно не могли бы вы просто выбрать пару из них, чтобы немного рассказать о своём опыте работы с ними. О том, как вы присоединились к ним, или о том, что является самым ярким воспоминанием о том периоде своей жизни.

 

О какой группе вы хотите услышать?

 

Их действительно так много. Прежде всего, скажем, Faster Pussycat и Keel. Вы играли на этих альбомах?

 

Да, я играл на альбоме. Я записывался на их первой пластинки. Cыграл в песне Babylon. Это на гитаре. Забавно, Тэйм Даун был моим соседом, в то время, а Рик Брауд был моим хорошим другом из Нью-Йорка, когда я там жил, работая на Лебера и Кребса (Стив Лебер и Дэвид Кребс – менеджеры Aerosmith, Теда Ньюджента и Mahogany Rush в '70е – прим. переводчика]. Вот как я попал на эту пластинку.

А что насчёт опыта с Keel?

 

Это было здорово! Я не играл в Keel, но я играл с Роном Килом в Steeler. Я заменил там Ингви. Опять же, отличные времена. Я имею в виду, что тогда они были номер на металлической сцене Лос-Анджелеса. Я имею в виду, что шоу были просто великолепны, и группа была в ударе.

 

Вам неоднократно приходилось примерять на себя чужие доспехи. Вы упомянули о замене Ингви, но также, в своё время заменили и Рэнди Роадса.

 

Да, это можно рассматривать так, что я заменил Рэнди в Quiet Riot. Но, правда в том, что мы с Грегом Леоном играли в группе DuBrow, пока ДюБроу не вернулся к составу Quite Riot с одним гитаристом. Так вот, как у упомянутом случае с Ингви, есть один малоизвестный факт, что я фактически заменил Стива Вая в группе Дэвида Ли Рота.

 

Да, я играл у него около двух недель, но наши пути разошлись Забавно, потому что я даже заменил Гатри Гована в Asia с участием Джона Пейна, а он – ещё один просто феноменальный гитарист [Я бы ещё отметил, что Митч играл с Билли Шихэном в группе Talas –прим переводчика].

Помимо гастролей с группами, вы записали так много альбомов. Вы предпочитаете структурированную регулярную работу, такую как у Эдгара Винтера, с которым вы сотрудничали так много лет, или вам нравится погружаться в разнообразные проекты, когда подворачивается случай?

 

Да, обычно это… Я пробовал задаться этим вопросом, потому что играл в очень многих группах. Дело в том, что есть что-то увлекательное в работе сессионщиком. Это всегда свежо, это всегда волнующе, это держит вас на ногах, вы всегда учитесь чему-то новому, и не так комфортно ограничивать себя единственным жанром. Это и есть плюсы. Но я полагаю, в конце концов, я действительно хочу свою собственную группу, и всегда хотел. Всегда… и иногда это не всегда срабатывало в мою пользу, но я всегда хотел внести больший вклад, чем просто играть на гитаре. Иногда это здорово, а иногда это им не интересно.

 

Сложно ли было в тот период, когда вы играли в MSG с Михаэлем Шенкером? Он позволял вам вообще что-нибудь исполнять на гитаре?

 

Нет, он был потрясающим. Случилось так, что моим и его менеджером был Дэвид Кребс. Случилось так, что когда я записывал с Heaven песню  Knockin' On Heavens Door в Нью-Йоркской студии Record Plant, Михаель тусил там. Он слышал, как я играл на клавишных на этой записи. Промотаем пару лет вперёд: Я только покинул Heaven, и обсуждал в Лос-Анджелесе с Питером Уэем и Джонни Ди возможность присоединения к Waysted. Случилось так, что я остановился в Oakwood Apartments. Это было то место, куда рекорд-лейбл поселял вас, когда вы приезжали в город работать над пластинкой, так что там всегда тусило четыре или пять групп, расслабляясь в уютном местечке у бассейна.

Однажды я плаваю, и вдруг вижу Михаэля Шенкера, идущего к бассейну. Он спросил: "О, Митчи! Что ты тут делаешь?". А я ответил: "Плаваю". Он такой: "Мы ищем гитариста и клавишника, может ты хочешь этим заняться?" И я сказал: "Да, но я не думаю, что хотел бы ограничиваться ритм-игрой". И он говорит: "Ну ты играешь все эти тэппинговые фишки" Затем он жестами изобразил исполнение тэппинга. "Я так не играю, но думаю, что слушатели  хотели бы услышать что-то подобное. Это бы даже неплохо звучало бы  на пластинке. Хочешь пойти и попробовать что-нибудь сыграть?" Я такой: "Когда?" "Да прямо сейчас. Поехали!".  Итак, я буквально вылез из бассейна, и поехал с Михаэлем в Sound City, зашёл в студию, где были Энди Джонс и Роб МакОули, и никто из этих ребят не знал кто я такой. И Михаэль говорит: "Всем привет, Это Митч. Он будет играть это соло в Gimme Your Love".

 

Все вылупили глаза, и втроём вышли из комнаты. Я сижу там минут двадцать, и говорю: "Ну что ж, забавный вышел денёк". Но, на самом деле, всё получилось хорошо, и это были очень продуктивные два года моей жизни". Мне нравилось играть с Михаэлем. Он всегда был одним из моих любимых гитаристов с тех пор, как я взял в руки гитару, так что играть рядом с ним было удовольствием. Не только потому что мне нравилась музыка, но и потому что я многому у него научился. Я смотрел как это делают лучшие прямо рядом со мной. Мне довелось… Не так, как вы подумали… Я не спрашивал, как он играл определённую фразу, как он это делает. Просто понимал, насколько его физическая сущность увлечена звуком. Вы проводите много времени за гитарой, скуля" О, если бы у меня был тот волшебный Marshall или волшебный Les Paul, или убийственная примочка, я бы добился своего звука". Но это совсем не так. Вы получите свой звук только тогда, когда ваши пальцы начнут его выдавливать.  Я научился этому играя тех же гитарах и оборудовании, что и Михаэль, но его голос звучал намного лучше, даже когда я играл на тех же настройках. В конце концов я должен был понять, что звук должен идти из рук.

Вы всё ещё играете в Sweet?

 

Ну можно так сказать, если не учитывать, что сейчас никто нигде не играет. Мне нравится этот проект. Я имею в виду, что у Стива Приста свой Sweet здесь, а у Энди свой Sweet в Англии, так что я не говорю: "Я играю в Sweet", но я играю со Стивом Пристом из Sweet, и это честь для меня. Я хочу сказать, что из всех групп, с которыми я когда-либо играл, и я заявляю от чистого сердца, что это мои любимые песни. Нет ни одной песни из сет-листа, которую я не хотел бы играть с ними, и наша группа просто потрясающе работает над песнями. Это удивительно здорово, и я рад, что мне удалось участвовать в этом.

 

У них большой успех в Штатах?

 

Не слишком. Он не настолько велик, каким должен бы быть. Я имею в виду, что все знают эти песни. Это культовые песни, но их не связывают с именем группы. Я имею в виду, что если нас выставить на разогреве, перед популярной группой, публика примет нас с восторгом, потому что узнает песни. Но если сказать, что на разогреве будут играть Sweet, они могут не знать, кто это такие.

Вы работали, как я уже говорил, со многими легендарными артистами на протяжении многих лет, многими музыкальными легендами. Кто научил вас большему, с точки зрения всей вашей музыкальной карьеры? Кто дал вам больше всего проницательности и знаний?

 

Это отличный, потрясающий вопрос. У меня есть окончательный ответ, и это Эдгар Винтер. Я играл с ним почти 10 лет, и это была лучшая музыкальная школа, в которую я когда-либо ходил, и это всегда было непрерывным обучением, и я имею в виду, что он просто феноменальный музыкант. Ты думаешь, что можешь удивить его чем-нибудь, но это не так. Нет ничего, чего он не знает или не понимает. Да, я имею в виду, я играл с ним 10 лет. Мы записали три разных альбома. Мы совершили несколько мировых турне, и я думаю, что мы репетировали всего лишь раза за 3 эти 10 лет.

 

Стоит конечно же упомянуть ещё несколько проектов в которых вы участвовали. Вы также играли на записи Aerosmith, и, кажется, гастролировали с Шер?

 

Да, да. Пластинка Aerosmith была Classic Live, синяя, которая была первой из двух вышедших в середине восьмидесятых, и я в основном просто бегаю по клавишам поверх живой записи. Я снова работал на Дэвида Кребса, как и Aerosmith. Aerosmith ушли от Кребса и расстались с CBS, но они задолжали ему ещё два альбома, и Кребс просто забрал из архива концертные записи, которые вы слышите на двух концертниках Classic Live. Пол О'Нилл, который продюсировал Heaven, также продюсировал и эту запись, поэтому он попросил меня наложить несколько гитарных партий. Я подумал, что мне было бы не очень приятно этого делать, но я не возражал, чтобы записать клавишные. Так что я взялся за это. Отличная вещь.

Вы отметили весь свой музыкальный список, или есть еще кто-нибудь, с кем вы хотели бы работать и создавать музыку в будущем?

 

Посмотрим. Я имею в виду, что в данный момент я открыт для работы с кем угодно. Я имею в виду, что перестал рассуждать, типа я хочу работать с тем-то и с тем-то. Потому что мне кажется, что мне пришлось работать с людьми, с которыми я хотел работать, иначе этого бы не случилось. Конечно же, было бы замечательно иметь возможность вернуться в прошлое, и выбрать любого музыканта, даже если их сейчас нет с нами. Я имею в виду, как круто было бы встретиться с Джими Хендриксом! Это было бы умопомрачительно.

 

Нет ли планов написать книгу?

 

Только тогда, когда мне придётся уйти из музыкального бизнеса.

 

Я уверен, что вас спрашивали об этом много раз, потому что у вас, должно быть, есть множество замечательных историй.

 

Да, но я скажу вам, что когда я читаю одну из этих книг, меня удивляет количество деталей, во всех этих описанных историях. То, есть, да, у меня есть несколько моих любимых историй, но я не могу представить, что  кто-то помнит половину того, что, по его словам, он делал, когда был в состоянии сделать половину того, что, по его словам, он делал.

 

Может быть там немного привирают?

 

А я о чём? Я имею виду, что существует столько мелких деталей, в том, что происходило в восьмидесятые, но должен сказать, что я действительно даже и не вспомню их. У меня не настолько хорошая память. Нет, я не жалуюсь на память. Просто, я думаю, было много чего, много чего произошло. Я предполагаю, что короткий ответ таков: если у меня будет отличный соавтор, да, вы можете это увидеть.

 

Ага. Тогда всего лишь последний вопрос, Митч. Я уверен, что вы дали много-много интервью за эти годы. Если бы правила были отменены, у кого бы вы хотели взять интервью?

 

Ладно. Думаю, я бы хотел взять интервью ... Это сложный вопрос, на который с ходу и не ответить. Я бы, наверное, взял интервью у Джимми Пейджа. О Zeppelin слишком много всего, чего я не знаю и хотел бы узнать.

 

Замечательно. Спасибо, что поболтали. Хорошего дня.

 

Спасибо, Марк. И вам.