GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту Guitarblog.ru исполнилось ровно три года

Marty Friedman

 

 

Одиночка

 

 

О создании гитарной музыки, не слушая гитарные инструменталы

 

 

 

 

 

Джо Боссо

Guitar Player, октябрь 2017

перевод с английского

 

 

 

 

 

 

В девяностые он был звездой трэш-метал в группе Megadeth. В последнее время он был популярным телеведущим и участником J-pop в Токио. Но львиная доля известности Марти Фридмана по-прежнему связана с его работой в области шред-гитарной инструментальной музыки, начиная с его двухальбомного сотрудничества с Джейсоном Беккером в группе Cacophony в конце восьмидесятых и продолжая серией сольных альбомов, которые уроженец Вашингтона, округ Колумбия, выпустил после переезда в Японию в 2003 году. Интересно, что Фридман понятия не имеет, кто является его современниками в области гитарного инструментала, да и не стремится узнать.

"Я не являюсь большим поклонником такой музыки, - говорит он, - поэтому я не знаю, чем занимаются остальные". "Я знаю, что это звучит странно, потому что это то, чем я занимаюсь сам, но я делаю это в духе попытки создавать инструментальную музыку, которая не является инструментальной - если в этом есть какой-то смысл. Но не заблуждайтесь - я вкладываю в свои записи всё, что у меня есть. Даже если я не слушаю гитарные инструменталы, я стараюсь сделать свою музыку как можно лучше. Если вам понравился предыдущий альбом, я хочу, чтобы вам понравился и новый. Я потратил много времени, пытаясь превзойти себя в этом".

 

Новый альбом, о котором говорит Фридман, - Wall of Sound [Prosthetic] - это его тринадцатое сольное творение, и в плане турбо-аэробики на грифе он превосходит своего предшественника, альбом Inferno 2014 года, на целую милю. Студийная группа гитариста состояла из басиста Киёщи, барабанщика-ветерана Грегга Биссонетта и новичка Анупа Састри, и их напористое дыхание очень помогает Фридману, который выходит за рамки своего более трэшевого материала. Но именно в более мягких вещах альбома, таких как трогательный симфо-рок Streetlight и For a Friend, композиторские способности Фридмана соответствуют его широкому вибрато, и он каждый раз получает эмоциональные баллы.

 

"Если песня романтичная или очень грустная, я сделаю это", - говорит он. "Мне нравятся моменты, когда на глаза наворачиваются слезы. Некоторые люди считают это пошлым, но мне всё равно. У вас должно быть сердце".

Является ли Wall of Sound [стена звука - прим. переводчика] своего рода данью уважения Филу Спектору?

 

Это не дань уважения Филу. Мне просто нравится эта фраза - она такая мощная. Многие люди, которые знают мою музыку, никогда не слышали её раньше, так что я могу просто сказать, что я её придумал [смеётся]. Но я обожаю творчество Фила Спектора. Я люблю девчачьи группы, ду-воп, музыку пятидесятых и шестидесятых - у меня много разных влияний. Моя музыка, конечно, не звучит как у Фила Спектора, но я бы сказал, что я нахожусь под его влиянием, поскольку хочу, чтобы моя музыка оказывала драматическое воздействие на слушателя.

Есть ли другие влияния, которые скрываются под поверхностью вашей музыки?

 

Безусловно. Они все там. Но вы не услышите от меня рокабилли, хотя я и нахожусь под влиянием музыки пятидесятых. Моё влияние проявляется в мелодиях и гармониях. Например, в ду-вопе много интересных аккордов, как и в музыке Beach Boys, и я стараюсь вплести эти элементы в свой материал. Я не думаю, что многие люди, как я, слушают романтические вокальные гармонии старой школы. В музыкальном плане это меня заводит. Вот ещё один пример: Вы никогда не услышите аккорды "on" - так они называются в Японии - в тяжелёй музыке. Это когда у вас есть басовая нота B, но аккорд - F. Вы постоянно слышите это в поп-песнях. Это очень простая замена, которую я люблю использовать, но я делаю это с дисторшном на полную катушку.

Вы довольно критично относитесь к гитарной инструментальной музыке. Получали ли вы когда-нибудь за это нарекания от поклонников?

 

Я не знаю, откуда может взяться такая критика. Я не думаю "это хорошо" или "это плохо" - это просто не то, что меня интересует. В этом смысле на меня никто не влияет. Я никогда не смог бы сыграть то, что играют эти ребята, поэтому я даже не пытаюсь копировать их.

Но вы можете точно сказать, почему эта музыка вас не интересует? Это интересно, потому что это то, чем вы занимаетесь.

 

Трудно сказать. Я не думаю, что кто-то делает что-то неправильно, и я не думаю, что я делаю это правильно. Я просто делаю свое дело, и делаю его именно так, как хочу. На мой взгляд, навешивание ярлыка "инструментальная музыка" урезает число людей, которые её слушают - в том числе и меня самого. Я стараюсь, чтобы слушатели не пропустили вокал, играя много мелодий, как это сделал бы певец. Я не заполняю всё, так сказать, гитарным сопровождением. Есть стратегические моменты, где это уместно, но я могу сыграть целый куплет-бридж-припев, где только мелодии. Я не знаю никого другого, кто бы так делал.

Достигли ли вы такого уровня технического мастерства, когда вам не нужно себя подгонять?

 

Вовсе нет. Наоборот. Поддерживать то, чего я достиг, было бы очень легко. Подталкивать себя - мой главный приоритет. На каждом альбоме - включая этот - мне приходится делать то, чего я никогда не делал. Это просто мой природный инстинкт. Когда я закончил свой предыдущий альбом, Inferno, я подумал: "Я ни за что не смогу превзойти это".

Так какой пример того, в чём вы превзошли себя на новом альбоме?

 

Всё это - прорыв. Выберите момент - это всё новая территория для меня. Но я могу отметить последнюю песню, Last Lament, где я перехожу от точки А к точке Z, не повторяя ни одной мелодии. Я так горжусь этим. Я также играю мелодии поверх аккордов новыми способами. Я не впадаю в какие-то костыльные шаблоны или приёмы. Многие известные гитаристы пользуются определённымих инструментами, чтобы не подвести своих поклонников. У меня всё наоборот. Каждый альбом для меня - это новая эра и новый вызов.

Звучание ваших ритм и соло-гитары на протяжение всего альбома довольно однообразно. Не боитесь ли вы, что слушатели устанут?

 

Я не думаю, что они будут сидеть и говорить: "Чувак, эта песня звучит как предыдущая". Если кто-то и устанет от этого альбома, то, скорее всего, от перегруженности информацией. Здесь очень много информации, которую нужно принять.

 

Но что касается звучания, когда я делаю демо, я не думаю о звуке, кроме того, что должно быть чистым, а что - с дисторшн. Когда я пройдусь по демо 1000 раз и запишусь по-настоящему, тогда я скажу инженеру, чтобы он подобрал звук. Вы часто слышите о ребятах, которых вдохновляет звук, но я больше люблю сочинять. Мне было бы очень скучно настраивать эквализацию. Это просто не моё.

Вы исполнили дуэт гитары и скрипки с Джинксом (Jinxx) из Black Veil Brides в песне Sorrow and Madness. Трудно ли вам было соответствоватьего вибрато?

 

В годы моего становления я потратил много времени на изучение вибрато струнных инструментов, но я не пытался соответствовать вибрато Джинкса. Мне просто нравится, что песня начинается как дуэт гитары и скрипки, а затем превращается в безумного монстра. Это мир безумия, с которым я никогда раньше не сталкивался. Я благодарен Джинксу за его готовность сочинить скрипичную партию, которой я мог бы противостоять. Наши поклонники довольно разные, и они, вероятно, подумают, что это довольно необычно.

Использовали ли вы на Wall of Sound свои новые именные гитары Jackson - USA и X Series MF-1?

 

О, да. Во время работы над альбомом я тестировал прототипы именных моделей. Несколько раз я приглашал в студию представителей Jackson, и это было здорово, потому что у нас была мгновенная обратная связь. Альбом стал для меня реальным шансом довести прототипы до совершенства. К концу записи всё было абсолютно идеально.

 

А что насчёт усилителей?

 

Невероятно - у меня скоро выйдет именной усилитель Engl. Я работал над этим усилителем с альбома Inferno, поэтому я назвал его Inferno. По сути, это Франкенштейн всех усилителей Engl, которыми я пользовался последние десять лет. Целью было включить всё то, что я действительно использую, и исключить то, что только повышает цену. Это своего рода урезанная и упрощённая версия именного усилителя Engl Стива Морса, но с несколькими дополнительными функциями. То, что вы слышите на Wall of Sound - это утверждённый прототип усилителя Engl Marty Friedman Inferno.

Я знаю, что вы не большой специалист по настройке звука, но что насчёт эффектов?

 

Я вообще не большой любитель эффектов. У меня есть хорус Boss, и я очень тонко использую Maxon Auto Filter. Всё настроено на ноль. Если использовать его слишком интенсивно, то звук становится таким, как будто вы используете вау-вау. Я просто пытаюсь окрасить звук тем, как я прижимаю струны на грифе атакую струны медиатором. Вот и всё. О, подождите, я использовал одну педаль. Это Mooer Ocean Machine, и эта штука просто убийственная. Я не знаю всего, что она умеет, но я использую её как замедляющий и ускоряющий лупер. Она отлично подходит для создания звукового ландшафта, который звучит уникально.

 

Есть ли что-то, что вы не можете сделать на гитаре, но хотели бы?

 

Если бы я хотел это делать, я бы это сделал [смеётся]. Я думаю, что многие молодые гитаристы считают, что им нужно уметь всё. Такое мышление порождает множество отличных гитарных преподавателей, но не порождает людей, которые становятся музыкантами. Посмотрите на людей, которых вы считаете действительно великими - они не могут сыграть массу вещей. Но зайдите в музыкальный магазин в любом городе, спросите преподавателя игры на гитаре, и я готов поспорить, что этот человек может сыграть всё, что угодно. Уметь играть всё - это не обязательно, нужно быть хорошим в своём деле.

 

 

 

Если вам понравился перевод и вы хотите читать и новые публикации, вы можете поддержать развитие сайта, воспользовавшись формой, расположенной в самом низу страницы (справа). Ваша помощь позолит сайту удержаться на плаву в столь непростое время.