GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту Guitarblog.ru исполнилось ровно три года

Kirk Hammett

 

 

Я был шокирован тем, что

получил благословение

группы

 

 

Кирк Хэмметт из Metallica о том, что наконец-то решил заняться сольным творчеством

 

 

Прошло почти четыре десятилетия, прежде чем гитарист захотел записать что-то вне группы. Теперь он выпускает инструментальный сольник Portals

 

 

 

 

 

Кори Гроу

Rolling Stone, Digital Edition

Апрель 2022

Перевод с английского

 

 

 

 

Тридцать девять лет назад в том же месяце, в апрельский День дурака, Кирк Хэмметт услышал звонок, который, как он надеялся, не был розыгрышем: предложение присоединиться к Metallica. Гитарист, которому тогда было 20 лет, всё ещё играл в Exodus, трэш-метал группе, которую он основал в подростковом возрасте, но он влюбился в Metallica с тех пор, как они впервые выступили в районе залива, где он вырос. Поэтому, когда он понял, что это не шутка, он полетел в Нью-Йорк, где группа готовила свой дебютный альбом, и уже через две недели он играл соло на сцене вместе с Джеймсом Хэтфилдом и Клиффом Бёртоном. С этого момента Metallica стала его главным смыслом всей жизни.

 

Теперь, почти четыре десятилетия спустя, Хэмметт планирует выпустить свой первый сольный релиз - инструментальный миньон под названием Portals, который выйдет в эти выходные в День музыкального магазина [международный праздник, отмечаемый ежегодно, как правило, в третью субботу апреля. В этот день в сотнях магазинов по всему миру проводятся концерты и встречи с музыкантами, продаются эксклюзивные записи - прим. переводчика]. За эти годы он не раз принимал участие в качестве гостя в записях Septic Death, Orbital и Карлоса Сантаны, но в основном он оставался верен Metallica. Двадцать лет назад, когда дела Metallica были особенно нестабильны, когда тогдашний басист Джейсон Ньюстед говорил, что у него нет свободы для работы над сайд-проектами, подобный релиз казался бы немыслимым. Поэтому сейчас самостоятельный проект Portals, а также Wedding Band, кавер-группа, в которой он играет вместе с Робертом Трухильйо, коллегой по Metallica, кажутся очень смелыми.

Фото - Бретт Мюррей

 

 

"Сольный альбом всегда был на задворках моего сознания; работа с Metallica всегда была на первом плане", - говорит он Rolling Stone. "Этот альбом получился как бы случайно".

 

Первое зерно для создания Portals он заронил пять лет назад, когда планировал выставку афиш фильмов ужасов, которые он собирал годами. Не хватало только музыки для атмосферы, поэтому он со своей женой Лани совместно создали Maiden and the Monster, семиминутную аудио-виньетку, полную света, тени и мелодрамы, которую Хэмметт сравнивает с саундтреком к несуществующему фильму. "Моя изначальная идея заключалась в том, чтобы музыкально раскрыть фильмы двадцатых и тридцатых годов", - говорит он. "Но потом это просто росло, росло и росло". Он провёл ещё одну выставку и написал ещё одну, более металическую песню The Jinn, а в 2019 году, когда Metallica объединила творчество с Симфоническим оркестром Сан-Франциско для концертов S&M2, он сблизился с дирижёром Эдвином Аутвотером, что привело к двум совместным симфоническим работам.

 

"Когда я встретил его, мы сразу же нашли общий язык, потому что он фанат ужастиков", - говорит Хэмметт. Я просто сказал ему: "Чувак, ты должен заценить эти две музыкальные композиции, которые я написал и которые в какой-то степени связаны с хоррором. Мы с тобой должны сделать что-нибудь вместе". И он ответил: "С удовольствием"". В итоге два музыканта переработали композицию, над которой долго мучился Хэмметт и которая впоследствии стала треком The Incantation на Portals. До работы с Аутвотером эта вещь казалась Хэмметту настолько сложной, что он пересматривал её семь раз и назвал её The Insanity Suites. Композиция, которая длится восемь минут, звучит как потерянная тема Джона Уильямса из "Звездных войн", а затем превращается в мрачный гибрид классики и метала, в то время, как другая их совместная работа, High Plains Drifter, вызывает настроение пыльных саундтреков Эннио Морриконе.

Хэмметт и Аутвотер собрали свои демо-записи в 2020 году, который Хэмметт называет "первым потерянным годом ковида", и записали их в следующем году в Лос-Анджелесе. Именно тогда ему пришло в голову, что из этих песен получится хороший мини-альбом. "Это охуенный инструментальный альбом, и он звучит совсем не так, как Metallica", - говорит он. "Так что он отличается от всей той музыки, которую я исполнял в прошлом - и мне это нравится". Он сыграл эту музыку для своих товарищей по группе и менеджмента Metallica, думая, что выпустит её после следующего альбома Metallica, и был удивлен, когда менеджмент предложил выпустить её сейчас.

 

"Я также был потрясён тем, что получил благословение всей группы", - говорит он. "Это было удивительно, потому что, как всем известно, у нашей группы не было больших успехов, когда ее участники уходили в сольное творчество. Но всё это происходило почти 20 лет назад, и сейчас мы совсем другие люди. Все мы стали старше, мудрее и более зрелыми". Он делает секундную паузу. "Ну, я не знаю, стали ли мы мудрее, но мы определённо старше, и немного взрослее, немного ответственнее. Поэтому что-то вроде подобного сейчас приобретает совсем другое значение, чем 20 лет назад".

 

Ниже Хэмметт, которому через несколько месяцев исполнится 60 лет, размышляет о пути, который привёл его к первой сольной записи.

Вы были удивлены, что ваши коллеги по Metallica благословили Portals. В 2001 году группа дала интервью Playboy, в котором Джеймс Хэтфилд сказал: "Когда кто-то занимается сторонним проектом, это отбирает силы у Metallica". Что изменилось?

 

Ну, мы вроде как видим это так: Мы не музыканты, мы художники. С этической, моральной и творческой точек зрения неправильно лишать кого-то возможности выражать себя и творить. И я думаю, что всё сейчас находятся именно в таком положении. Кроме того, сейчас мы гораздо лучше воспринимаем то, что происходит в нашей жизни, потому что так много всего случилось с нами за последние 20 лет - так много всего произошло за последние пять лет.

 

Я думаю, мы немного лучше осознаём нашу собственную смертность и то, сколько ещё времени у нас есть как у действующих артистов, музыкантов и членов группы. Поэтому есть другие вещи, которые важнее рассматривать, такие как долголетие группы, психическое здоровье группы, творческая энергия группы.

 

И эти ребята знают, что я никуда, блядь, не уйду. Metallica - это моя грёбаная койка. Metallica - мой дом, и было бы бесполезно уходить из группы, потому что, если бы я это сделал, люди бы каждый день напоминали мне о том, что я был гитаристом Metallica. Я не хочу оказаться в ситуации, когда мне придётся сопротивляться этому. Я хочу, чтобы меня всегда воспринимали, блядь, как одного из членов Metallica, который пытается творить лучшую музыку вместе с этими тремя мужиками, потому что это, в сущности, то, что мы делаем. Это наше призвание. Это то, чего хочет от нас эта грёбаная вселенная. Я думаю в том же духе.

Похоже, что со времен Some Kind of Monster дела в группе развиваются в положительном направлении. В том фильме вы говорили, что чувствуете себя в центре межгрупповых споров, и вы говорили, что ощущаете себя арбитром. Сейчас всё изменилось?

 

Да. Ну, теперь этим парнем стал Роб [смеётся]. Это освободило меня, чтобы сосредоточиться на более музыкальных вещах, но отношение теперь другое.

Мы гораздо более открыты. Мы прислушиваемся друг к другу. Мы гораздо более внимательны. Это не то, что все мы сидим и обсуждаем; я сужу об этом только по тому, как сейчас ведёт себя группа и что она чувствует. Мы как бы инстинктивно чувствуем вещи, и иногда мы говорим о них, иногда нет, и мы действительно не говорим о плохих вещах. Из-за этого мы попадали во все эти странные ситуации в прошлом. Мы просто такая охуенно человеческая группа. Мы не идеальны как люди. И мы делаем ошибки в своей личной жизни направо и налево. Там, где мы эффективны в личной жизни, я думаю, есть тенденция пытаться исправить это и в музыкальной жизни. Я думаю, что только это само по себе является тем, что движет нами на протяжении десятилетий. Если бы вы получили это объяснение от Джеймса, это, вероятно, было бы то же самое, но изложенное по-другому; то же самое с Ларсом.

 

На данный момент я просто склонен смотреть на вещи иначе, чем раньше. Это вне бизнеса, вне статуса и вне того, где мы находимся в культурном плане. Это всё связано с тем, что нас мотивирует, что внутри нас, и почему мы это делаем. Какова конечная цель? А конечная цель - это, блин, создавать музыку, которая приносит людям счастье и помогает людям. Я имею в виду, когда ты углубляешься всё глубже и глубже: "О, просто эти пять нот в этом конкретном грёбаном паттерне делают меня действительно охуенно довольным". Мы связываем эти понятия вместе. Музыка - это волшебство.

Пытались ли вы когда-нибудь реализовать сольный проект до этого?

 

Нет. Мне еще предстоит сесть и написать текст целой песни в одиночку. Я никогда не пробовал. Мне еще предстоит сесть и написать грёбаную трехаккордную песню в стиле Дилана, потому что я никогда не пробовал. Я до сих пор не исследовал свой вокальный потенциал. Я не знаю, что из этого получится.

 

Но я чувствую, что сейчас я собираюсь сделать это, и это странно, потому что я думаю об этом и о том, что, мне, блядь, почти 60 лет. "Неужели я опоздал?" говорю я себе. Дело не в том, что я опоздал, просто мне кажется, что сейчас подходящее время для этого. Оно само представляется мне. Вот так я и отношусь к этому.

 

Когда Джейсон начал заниматься всем этим сольным творчеством, и было две или три вещи, которыми он занимался, а не одна, моё отношение было таким: "Это круто", но это было не для меня. Моя голова была в другом месте. Я всё ещё пытался придумать крутые риффы и всё такое. У меня была такая особенность: когда я что-то делаю, я хочу, чтобы это было новым, другим и оригинальным. Конечно, ничто не бывает на сто процентов оригинальным, но я просто хочу, чтобы это было что-то с другим вкусом, что не пробовалось миллион раз. Поэтому мое отношение было таким: "Хорошо, Джейсон собирается это сделать. Это здорово. Заебись! Флаг ему в руки. Когда я соберусь сделать что-то подобное, это буду на сто процентов я". Вот таким было мое отношение.

 

Похоже, что вы прошли через что-то вроде самореализации, чтобы достичь этой точки, когда вы достаточно уверены в себе, чтобы сказать: "Я сделаю это. Давайте все поддержим друг друга в том, что мы хотим сделать".

 

Да. Это на сто процентов верно. За последние, я бы сказал, 10 лет я прошёл путь самореализации. Я бросил пить семь с половиной лет назад, и это было здорово, потому что я почувствовал, что ко мне вернулись мозги после того, как я провел столько времени, проёбывая жизнь либо с бодуна, либо бухим, и ничего толком не делая между этим. Но когда я перестал пить, у меня появилось все это время. Я перестал ходить в бары и ночные клубы, даже в рестораны. Я прекратил всё это даже на гастролях. И поэтому у меня появилось столько времени.

 

Раньше во время гастролей мы играли концерт, гуляли три или четыре часа, а потом я оказывался в номере отеля в жопу пьяным. Я играл на гитаре три или четыре часа, пока не отрубался; просыпался на следующее утро и не помнил, что играл накануне, и так продолжалось десятилетиями. Потом стоило убрать алкоголь, и вдруг я начинаю играть больше, вспоминаю материал, и вдруг, каждый раз, когда я беру в руки гитару, она становится для меня средством для творчества гораздо большим, чем когда-либо в прошлом, потому что я просто более приземлён, нахожусь в лучшей форме. Это очень, очень позитивная вещь, которая появилась после того, как я наконец-то стал трезвенником.

Как вам понравилось сотрудничать с людьми, не входящими в состав Metallica? Вы написали две песни в соавторстве с вашей женой, Лани, и две - с Эдвином Аутвотером.

 

Это было по-разному. Сначала я очень переживал, потому что привык к определённому уровню музыкальности. Я знал, что Эдвин определенно обладает им, но я просто не знал, окажемся ли мы на одной волне. Но мы полностью совпали. Я просто подумал: "О, мне не нужно беспокоиться". Он знает свою хуйню. Он знает теорию музыки. Он знает композицию. У него идеальная подача. Мне это нравится. Вот, например, мы слышим ноту. Я спрашиваю: " ОК. Эдвин, что это?". А он: "Ми-бемоль", а я: "Точно!". Мне это нравится. У нас с ним было очень, очень лёгкое сотрудничество.

 

Как вы думаете, будете ли вы исполнять что-нибудь из Portals на концертах?

 

Я понятия не имею. Когда я думаю об этом, мы могли бы играть эти песни с камерным оркестром. Теоретически, мы могли бы гастролировать с этими песнями. Это всего лишь полчаса музыки, так что нам пришлось бы добавить к ней что-нибудь, кавера или что-то в этом роде. Я не знаю. Но да, вполне возможно, что мы могли бы отправиться с ней в тур.

 

Что у вас на очереди после Portals? Я знаю, что у Metallica запланированы концерты. Работает ли группа над альбомом?

 

Мне не положено говорить об этом, но я просто скажу, что мы работаем. И я работаю прямо сейчас. У меня всегда есть проекты в работе, и я чувствую, что сейчас самое время выйти за рамки музыки. В работе находится комикс, который в конечном итоге станет графическим романом, а затем, возможно, и что-то ещё, но посмотрим, как всё пойдёт.

Возвращаясь к Portals, чувствуете ли вы, что многие не понимают всего, на что вы способны как гитарист?

 

Я играю на гитаре каждый божий день. На самом деле, сейчас я сижу с гитарой на коленях. Я могу сыграть в целой куче стилей, начиная от грёбаного джаза, босса-новы, блюза, классики и заканчивая грёбаной полькой. Я, блядь, довольно искусен во многих стилях, но 90 процентов наших фэнов слышат меня только в контексте Metallica. И поэтому я понял, что этот миньон  - отличная возможность показать ту сторону моей игры, о которой многие не знают.

 

На этом альбоме мне не нужно было беспокоиться о том, чтобы сыграть запоминающиеся или доступные соло. Так что многие сольные партии - это действительно на сто процентов поток сознания, а не "Нам нужно сделать звук Metallica". Я очень рад этому, потому что в будущем, если я выпущу что-то более радикальное, это не будет таким сюрпризом для слушателей.

 

Говоря о многогранности, одним из моих любимых моментов на уикенде, посвящённом 40-летию Metallica, было наблюдение за тем, как вы исполняли песню Word Up группы Cameo с Wedding Band.

 

Я люблю Word Up. Я люблю синти-фанк восьмидесятых. Я слушаю его столько, сколько себя помню. Даже в Exodus я помню, как Том Хантинг, Гэри Холт и я просто слушали AM-радио, разъезжая на машине, и когда появлялся какой-нибудь крутой фанк, мы делали радио погромче, а потом убавляли громкость, когда включалась какая-нибудь дерьмовая попсовая песня. Вот что мы делали. Это навсегда осталось со мной. И Роб [Трухильйо] тоже родом из тех же мест, так что Wedding Band - это действительно чествование той грёбаной музыки, которая вдохновляла нас в шестидесятые, семидесятые и восьмидесятые.

 

Один мой друг-фотограф сказал: "Когда вы, ребята, впадаете в эти фанковые джемы на 10 минут, вы теряете аудиторию". Я ответил ему: "Ты думаешь, мне есть до этого дело?". Думаете, Джимми Пейджу было не всё равно, когда он растянул на 29 минут Dazed and Confused в Мэдисон Сквер Гардене, когда на него смотрело 20 000 человек или около того? Ему было похуй. Он просто пытался, блядь, придумать, какой будет следующая великая часть. Вот и мы такие же. Возможно, это устаревшее мышление в сегодняшней культуре, но меня это не волнует.

Огромное спасибо Сергею Тынку, автору единственного русскоязычного гитарного журнала Guitarz Magazine за этот и другие предоставленные материалы для перевода.

 

 

 

Если вам понравился перевод и вы хотите читать и новые публикации, вы можете поддержать развитие сайта, воспользовавшись формой, расположенной в самом низу страницы (справа).