Hamer Guitars

 

 

 

Беседа с Джолом Данцигом

 

 

 

 

Дин Фарли

Vintage Guitar, сентябрь и октябрь 1996

Перевод с английского

 

 

Начало компании Hamer Guitars можно отнести к 1971 году, когда Пол Хамер и Джол Данциг владели одним из первых в США магазинов винтажных гитар Northern Prarie Music. Пол и Джол сделали себе имя и репутацию, встречаясь с музыкантами многих известных рок-группы того времени, которые останавливались в районе Большого Чикаго во время гастролей. Для них было обычным делом подзывать покупателей, размахивая прекрасными винтажными гитарами, такими как старые Les Paul Sunburst, Flying V, Explorer и т.п., перед окнами гастрольных автобусов этих групп, чтобы привлечь внимание потенциальных клиентов. Они продали много инструментов таким образом, и в результате Northern Prarie Music стала любимым источником гитар и местом ремонта в их родном районе. По мере того, как распространялась молва о качестве их реставрационных работ, компания Gibson разрешила им стать гарантийным сервис-центром своих инструментов. В то время Пол и Джол еще не понимали, что в конечном итоге их ожидает: производство и продажа собственной линии гитар, которая превосходила по качеству даже самых известных гитарных производителей. Это интервью было очень приятным по нескольким причинам; в нём не было того фонового шума на диктофоне, которым сопровождались материалы NAMM, это интервью не проводилось по телефону с кем-то, с кем я никогда раньше не разговаривал... эта история была сделана в уединении тихого дома Джола Данцига в Кентфилде, Калифорния, после того, как у нас было немного времени, чтобы попиздеть и поиграть на некоторых прототипах инструментов Hamer. Кроме того, мы не виделись несколько лет, поэтому было приятно встретиться и узнать, что нового и актуального происходит с Hamer в современном контексте. [материал был опубликован через несколько лет после того, как Джол покинул компанию - прим. переводчика].

VG: В первой части мы хотим сосредоточиться на ранней истории компании Hamer. Какова была цепь событий, приведших к созданию Hamer Guitars?

 

JD: Пол и я основали Northern Prarie Music в 1971 году. Магазин располагался в городке Уилметт, штат Иллинойс, который является пригородом Чикаго. Мы активно продавали винтажные инструменты и занимались реставрацией и ремонтом таких вещей, как мандолины, мандолы и банджо, а также электрогитар. Gibson стало интересно, чем мы занимаемся, потому что мы заказывали много материалов для реставрации, ребиндинга и тому подобного, поэтому они связались с нами и захотели узнать, что происходит, и мы совершили паломничество туда, чтобы выяснить, что их интересует. Самое приятное было посидеть в старом здании и пообщаться с ребятами, которые действительно собирали гитары в сороковых и пятидесятых годах.

 

Вы помните имена кого-нибудь из них?

 

Знаете, не могу припомнить. Это в то время казалось случайным событием, и в то тогда я не думал, что это что-то, что я должен запомнить для потомков! Тогда это рассматривалось как событие, происходящее здесь и сейчас, хотя мы были очень рады посетить Gibson; это была как Мекка... это было самое крутое место на земле! Мы были фанатиками Gibson. Мы также были фанатиками Fender, но в основном Gibson. Мы увлекались винтажными гитарами, когда они еще не были винтажными. Никто не называл их винтажными гитарами. Мы называли их "винтажными" гитарами, но везде, куда бы вы ни пошли, чтобы найти их, они назывались "подержанными" гитарами! Les Paul Sunburst было всего двенадцать лет. Мы понимали, что они лучше, чем то, что производил Gibson в то время, в '70-е годы, но Gibson не понимал. В любом случае, мы были там, и это было захватывающе - общаться с этими ребятами. Одна из интересных вещей произошла, когда они повели нас в отдел электроники, чтобы показать всё вокруг, я заметил огромную картонную коробку, полную старых звукоснимателей, и спросил: "Эй, что это?", начал копаться в ней и нашел хамбакер PAF! Я показал его Полу и сказал: "Зацени!". Парень, который показывал нам всё вокруг, возможно, был Джим Дерлу [позже ставший одним из основателей Heritage Guitars – прим. переводчика], и мы спросили его, можем ли мы приобрести некоторые из этих звукоснимателей. Он ответил, что это были звукосниматели, которые заменяли на гитарах, вернувшихся на из магазинов на фабрику для ремонта, скопившиеся за многие годы. Некоторые из них были заменены просто потому, что никелированное покрытие стерлось с крышек, или кто-то попросил заменить звукосниматели, потому что они были "изношены" и им нужны были новые. Они [в Gibson] не думали, что это коллекционные звукосниматели или что-то в этом роде, они просто заменяли их на новые! Итак, там была большая коробка, полная "мыльниц", и я нашел еще один PAF, так что парень сказал, что мы можем взять всю коробку и покопаться в ней позже. Я подумал: "Нет проблем!". В итоге оказалось, что там было 14 абсолютно пригодных для использования звукоснимателей, а некоторые из остальных были мертвы.

 

Вы в итоге починили какие-нибудь из них?

 

У некоторых из них был просто оторван усик сигнального провода... другие имели более глубокий обрыв, и были пущены в дело после того, как Ларри ДиМарзио перемотал их. Мы хотели использовать эти PAF на первых гитарах Hamer. Мы никогда не планировали, что это будет крупное производство, мы никогда не думали, что сделаем двадцать гитар!

 

Кажется, я припоминаю, что звукосниматели DiMarzio PAF были специально разработаны для ваших инструментов в стиле Explorer.

 

Кажется, я помню, что у них был их Super Distortion, звукосниматель, который в то время выручал гитару, звучащую из-за плохого качества изготовления настолько плохо акустически, что вы могли бы поставить пару таких на любую хреновую гитару, и зазвучали бы как Kiss!!!

 

Именно!

 

Вы знаете, это была блестящая вещь, которую сделали Ларри и Сеймур Данкан, создав эти "дисторшн" звукосниматели, потому что можно было взять довольно дерьмовую гитару и поставить на нее эти звукосниматели, и вы, по крайней мере, получили бы достаточный выхлоп, чтобы разогнать усилитель до перегруза. Это было здорово для масс, но это не работало с гитарой Hamer... потому что гитара изначально была сделана резонирующей, чтобы иметь хороший акустический звук.

Я помню, что вы были первым, у кого был черно-белый звукосниматель "зебра", в паре с хамбакером с двумя белыми катушками в качестве визуального контраста. Это были звукосниматели DiMarzio, сделанные по вашим спецификациям?

Да, Ларри [DiMarzio] всегда очень серьёзно относился к намотке звукоснимателей именно так, как я хотел. Например, убирал немного нижних частот в нэковом звукоснимателе и увеличивал середину в бриджевом. Вся идея заключается в том, что если взять один и тот же звукосниматель, как это делает Gibson, и установить его в позиции нэк и бридж, вы получаете только такой разброс, и это единственное различие. Мы хотели увеличить этот разброс до более широкого контраста, чтобы, когда вы включали звукосниматели вместе, вы получали более странный, более дикий звук.

 

Это ведь не был противофазный звук?

 

Нет, это появилось позже. Сначала мы пришли к Сеймуру Данкану, и он не был заинтересован в намотке звукоснимателей иначе, чем он делал в то время. Это показалось странным, потому что он всегда занимался кастомовыми звукоснимателями. По какой-то причине мы просто остановились на звукоснимателях DiMarzio, потому что он спокойно к этому относился и был очень гибок. Мы также хотели что-то более близкое к PAF, потому что даже в те времена нельзя было купить коробку PAF! После того, как мы сделали около десяти гитар, стало очевидно, что старые бобины Gibson для перемотки у нас когда-нибудь закончатся. Тогда мы решили, что он будет делать кастомовые звукосниматели для Hamer. Некоторое время на них было написано "DiMarzio", потом мы изменили надпись на "Hamer", хотя это были DiMarzio. Они всегда изготавливались по нашим спецификациям!

 

Думаю, я был одним из первых, у кого был сет DiMarzio PAF на Ibanez Destroyer, которым я владел давным-давно [в 1976], и они звучали очень хорошо. Я до сих пор жалею, что у меня нет той гитары... тогда мы мало что понимали. Я знаю, что сет звукоснимателей, который был у меня, не такой, как у вас.

 

Самое интересное, что мы в итоге назвали этот звукосниматель Slammer. Мы с Полом были ранними фэнами Fleetwood Mac, знаете... Питер Грин, Дэнни Кирвин, весь этот звук. Одна из особенностей гитары Питера Грина заключалась в противофазном звучании.

 

Не так давно мы подробно освещали эту тему в одной из моих статей.

 

Чтобы получить этот звук, мы развернули намотку нэкового звукоснимателя в другую сторону, так что когда вы распаивали звукосниматели обычным способом, вы получали этот звук автоматически. В этом и заключалась вся идея. Самое интересное, что оба звукоснимателя звучали по-разному, у них была своя собственная электронная "подпись". Используя два регулятора громкости в разных положениях, в то время как селектор звукоснимателей находился в средней позиции, вы получали все эти тональные комбинации, которых вы не смогли бы добиться, используя два одинаковых хамбакера в фазе. Вы могли получить настоящий мерцающий звук Rickenbacker, звук Питера Грина, и вы могли получить нормальный звук Gibson, как на ES-345, просто используя регуляторы громкости.

Регуляторы тембра на гитаре были очень эффективны и полезны.

 

Ну, для меня было очевидно, что люди из Gibson не имели никакого представления о стиле музыки, которую играли на их гитарах к тому времени, когда наступили семидесятые.

 

Не использовали ли они [Gibson] тогда 300-килоомные потенциометры вместо стандартных 500-килоомных, что были до семидесятых?

 

Вы правы, я думаю, что они использовали 300КОм поцы! Мой опыт был связан со старыми гитарами, которые обычно имели 500К поцы. Просто нужно было изменить значение конденсатора, чтобы сохранить больше средних частот. В Gibson они использовали конденсатор .022, который сворачивал всё... вы оставались с мутным звуком!

 

Вы могли просто прибрать регулятор тона на одну цифру вниз, и были бы в жопе!

Мало того, что это регулировалось как-то резко, так еще и отнимало всю мощность, когда вы убирали тон до конца. Это могло работать, когда вы играли джаз на чистом звуке, но когда вы разгоняли усилители и играли с большим уровнем гейна, вы не могли использовать регулятор тембра. Всё, что я делал, это менял номиналы, причем делал это на слух. Просто прибирал тон, пока не получал такой "полуакустический" звук.

 

Это как настраивать усилитель на слух... этот единственный верный способ я собираюсь опубликовать в своей книге! [У Дина Фарли вышла статья Biasing amps "by ear" to get the perfect tone" на эту тему в журнале Premier Guitar в 2008 году – прим. переводчика]

 

Точно! Именно поэтому регулятор тона Hamer так удобен в использовании. Поскольку мы убрали часть низов на нэковом звукоснимателе, что мы делаем и по сей день, и вы можете играть на нэковом звукоснимателе с полностью убранным регулятором тона и всё равно получить много панча, скажем, на низкой фа. Такую гибкость вы получите на любой из наших гитар с хамбакерами. Вы всё еще можете играть соло и ритм-партии без того, чтобы они стали совсем кашеобразными. Забавно, что, коли речь зашла о Питере Грине, много лет спустя, в начале '80-х, я познакомился с Гэри Муром. Мы сделали для него несколько гитар, и он был обладателем Les Paul Питера Грина. Гэри пришел ко мне в офис и пробыл там три дня. Вместо того чтобы остановиться в отеле, он сидел в моем кабинете и исполнял серенады на всю округу, играя на этой гитаре на максимальной громкости. Фабрика была вне себя, но это было здорово!

Он ни на йоту ничего не поменял на той гитаре Питера, не так ли?

 

Нет, мы говорили об этом, и он сидел напротив меня и играл на гитаре, как Питер Грин, глядя на меня: "Круто, да?". Потом он передавал мне гитару, а я играл, и я думал: "Боже, я играю на Les Paul Питера Грина перед Гэри Муром, насколько это может быть более волнующим?". Мне всегда было интересно, как он звучит в "среднем положении переключателя"...

 

Ах, тайна раскрывается! Наконец-то, кто-то, кто действительно играл и видел эту священную гитару!

 

Вы ставили переключатель в среднее положение, и вот оно! Так что я сказал Гэри: "Давай разберем её и посмотрим, в чем дело". На самом деле я подозревал, что магнит нэкового звукоснимателя был перевернут, и, конечно же, так оно и было! Он был включен в противофазе из-за того, был перевернут что магнит, а не из-за того, что провода к потенциометру были перевёрнуты. Я не могу сказать, было ли это сделано ремонтником или изначально на заводе, кто знает?

 

Были ли винты-магнитоводы нэкового звукоснимателя направлены в сторону бриджевого, когда вы его осматривали?

 

У Питера Грина они всегда были направлены в другую сторону, но это ничего не меняет в том, что они не синфазны. Когда я её видел, я полагаю, что она была именно такой, как у Грина.

 

Я полагаю, что если магнитоводы расположены дальше "на юг", звук может немного измениться из-за того, что струны будут вибрировать немного меньше чем, если бы они располагались ближе к грифу. Это, скорее всего, делает звук более ярким, верно?

 

Да. Самое интересное, что это на это обратили внимание много лет спустя после того, как мы добились такого "питер-гринновского" звучания наших гитар.

Итак, перейдем к рассказу о Les Paul Яна Аккермана. Это будет интересный факт для наших читателей Vintage Guitar, которые знакомы с его творчеством... Ян Аккерман, на мой взгляд, является одним из самых первых континентальных европейских гитарных супер-героев!

 

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО! Вы все еще встречаете людей, которые не знают о нем, но он делал все эти дикие вещи задолго до Ингви и Майкла Шенкера. Он определённо опередил свое время, просто потрясающе!

 

Конечно... расскажите нашим читателям, что вы сделали с его гитарой?

 

Ян играл на модели Les Paul Recording, но он хотел, чтобы она выглядела как Les Paul Standard, поэтому мы сделали топ из двух частей клёна на верхнюю часть. Затем, выпотрошив гитару от странных низкоимпедансных звукоснимателей и электроники, мы окантовали её кремовым биндингом. Мы установили на неё хамбакеры и стандартный трехпозиционный тумблер с обычной конфигурацией тона и громкости. Конечно, нам пришлось заделать все отверстия от оригинальной разводки. Таким образом, мы превратили его в Les Paul Standard!

 

Вот почему я не мог понять, что "не так" с внешним видом его инструмента, катавэй казался неправильным, совсем не кошерным!

 

Это верно. У модели Recording рог более круглый, чем у Les Paul Standard.

А что мне показалось самым необычным - это переделанный Les Paul Custom Стива Хау с четырьмя звукоснимателями.

 

Ну, если три звукоснимателя - хорошо, то четыре должны быть лучше!

 

[Смеётся] Эта модификация, которую вы сделали для Аккермана, должно быть, была примерно в 1973 году или около того. Как Ян впоследствии вписался в список эндорсеров/артистов Hamer?

 

У Яна одна из первых гитар Hamer. Первые три гитары были Flying V, самая первая - это бас, который я сделал для себя, он имеет что-то схожее с Les Paul Custom Black Beauty из-за кремовой окантовки и инкрустации грифа. У него мензура EB-0, звукосниматель PAF у грифа [гитарный – прим. переводчика] и бриджевый звукосниматель EB-3, вокруг которого я установил рамку от хамбакера. На этот бас был установлен белый пикгард [как на Flying V '67-го года] и тремоло Gibson Vibrola, которое я прикрутил к двум ногам струнодержателя EB-0, что позволило мне придавать нотам небольшое вибрато, когда я шевелил им. Моя идея заключалась в том, чтобы бас выглядел как гитара, поэтому у него была окантовка вокруг головы грифа. Я играл на этой гитаре в своей группе, когда мы выступали на концертах. Когда мы только начинали делать гитары, у нас не было на них логотипа брэнда, так что у Аккермана есть или был до-хамеровский Hamer.

Когда появился Рик Нильсен?

 

Рик был нашим другом, и в качестве нашей четвёртой гитары, серийный номер 0000, мы сделали гитару в стиле Explorer, которую мы намеревались оставить в качестве магазинного образца. Мы ещё не решились делать гитары на полномасштабном уровне, поэтому, когда нам потребовалось много времени, чтобы доставить ему заказанный Explorer, такой же, как четвёртая гитара, мы просто подарили ему этот оригинальный Explorer с кленовым топом. У него регуляторы громкости и тембра располагались горизонтально в ряд, а не под углом, а колки Grover были наклонены в сторону корпуса, чтобы до них было легче добраться. Мы брали второй Explorer на концерты за кулисы вместе с другими нашими винтажными вещами и просто махали им Лесли Уэсту или кому-нибудь ещё, и они говорили: "Заходи... покажи нам, что у тебя есть".

 

Так вы познакомились с Мартином Барром из Jethro Tull?

 

Именно так. Он купил у нас большое количество винтажных гитар, в том числе два Les Paul Sunburst и Fender Broadcaster с серийным номером 0048! Эта гитара тогда продавалась за что-то около $1200... и это была просто убойная гитара!

 

Да, уж. Мечта!

 

Да, я продал V '59-го года за $2500и думал, что сорвал куш! Мы продавали "бёрсты" по цене от $1200 до $1850, а иногда и $2500 в зависимости от экземпляра. Пол продал свой личный Les Paul Sunburst примерно за $8000, но это была самая высокая цена за них в то время.

 

А как насчет пятигрифовой гитары, которую вы сделали для Рика Нильсена? Должно быть, это было очень тяжело сделать!

 

то была любовь/ненависть... это всегда была любовь/ненависть с Cheap Trick, потому что Рик всегда хотел эти странные гитары, и мы всегда с удовольствием брались за эти проекты. Что касается пятигрифовой гитары, он изначально хотел, чтобы это был трехгрифовый инструмент, но я сказал: "Чёрт, почему бы не сделать её пятигрифовой?". Так было всегда...

 

- Как насчёт восьмиструнного баса?

- Почему не двенадцати?

 

Типа: "Почему бы не восемнадцать струн на этой чертовой штуке!"

 

Именно! Нам всегда нравилось это, но в то же время это не соответствовало тому, что мы хотели делать как компания. Мы не хотели, чтобы нас знали как компанию, которая делает карикатурные инструменты. Знаете, мультяшные гитары.

 

Думаю, это пошло вам на пользу.

 

Да, в конечном счёте, так и было. Мы в неоплатном долгу перед Cheap Trick. Я надеюсь, что Рик чувствует себя в долгу перед нами. Мы были просто друзьями, которые росли в этом бизнесе, гитаристы придумывали гитары, и это было весело, просто здорово. Это было что-то вроде "Эй, сделай мне причудливую гитару!", а он был в крутой группе, так что это было всем на пользу. Мы выросли вместе, и у нас отличные отношения.

Кто был вашим первым покупателем Hamer?

 

Мы дружили с ребятами из Wishbone Ash: Энди Пауэллом, Тедом Тёрнером и их басистом Мартином Тёрнером. Они были первыми, кому мы показали Explorer. Пауэллу он понравился, потому что он играл на вишках Gibson, но именно Мартин Тёрнер сделал самый первый заказ. Он спросил: "Вы можете сделать мне такой же бас?". Мы знали, что можем, хотя никогда раньше не делали басов Explorer. Он попросил нас установить на него басовые звукосниматели Thunderbird, а также покрасить его в чёрный металлик с кремовой окантовкой. Мы ответили: "Конечно". Тогда Мартин сказал, что заплатит столько, сколько мы попросим. Они ушли на сцену, и мы подумали: "Что ж, у нас есть заказ, пойдем его делать".

 

И с этого момента всё пошло по нарастающей, верно?

 

Да. Мы получили заказы от Рика Нильсена, Робина Зандера, а также продали Мику Ралфсу из Bad Company гитару, похожую на Les Paul с конверта пластинки Джеффа Бека Blow by Blow. Томми Болин купил Explorer. Я продал ему Les Paul Goldtop '57-го года, и он попросил его перекрасить в санбёрст. Когда он увидел, результат перекраски, он вскрикнул: "Вау, чувак, какая фактура!". Он даже надевал футболку, которую я ему подарил, с лого The Ultimate, когда играл в Deep Purple [сейчас этот Les Paul в коллекции у Джо Бонамассы – прим. переводчика].

 

Разве это не является до сих пор вашим слоганом, Джол?

 

[Смеётся] Да, до сих пор... Он написан на коробках, в которых мы отправляем гитары! В первые пару лет мы просто делали несколько гитар. Мы делали десять или двенадцать гитар в подсобке нашего магазина. В какой-то момент, когда у меня было пять или шесть заказов на руках, я созвал совещание с Полом и парой ребят, которые работали с нами в качестве ремонтников, и сказал им, что, похоже, дело с производством гитар куда-то движется, и спросил, не стоит ли нам действительно создать компанию. Они все согласились, но у нас не было названия брэнда для гитар. Мы начали перебирать названия, включая все наши фамилии. Я был единственным, кто предложил название Hamer, потому что оно звучало как Fender, и его можно было легко представить на голове грифа, к тому же оно было коротким и запоминающимся, и звучало как название гитарной компании. Никогда в жизни мы бы не подумали, что в итоге за двадцать лет сделаем десятки тысяч инструментов! Мы вели много записей, и у меня есть записи о большинстве гитар, которые мы сделали в то время, но в самом начале они немного отрывочны. Мы и представить себе не могли, что у нас будет международный бренд, живущий своей собственной жизнью, с таким количеством великих музыкантов, играющих на наших гитарах! В этом плане это действительно очень приятно, я считаю это полным успехом - создать что-то, что просуществовало так долго.

Я думаю, что если люди создают компании с намерением просто получать доход, то в долгосрочной перспективе деньги от них ускользают. Если вы действительно любите то, что делаете, и продукция говорит сама за себя, то всё сложится само собой.

 

Я думаю, что в этой теории что-то есть. Знаете, это было моей мотивацией с самого первого дня. Я делал то, что мне нравилось и было круто!

 

Я считаю, что если тебе не нравится то, что ты делаешь, брось это и займись чем-то другим!

 

Это так очевидно... Я думаю, что люди действительно понимают, чем бы ты ни занимался, например, рисованием, написанием песен или бизнесом, если ты ВЕРИШЬ в то, что делаешь, это действительно заметно.

 

В чём, по вашему мнению, Hamer были первыми?

 

Мы были первыми, кто ставил тремоло Floyd Rose на серийные гитары. Тогда Флойд ещё делал их в своем подвале, где оборудовал мастерскую. Я полагаю, что это было ещё до того, как Ван Хален взял это на вооружение. Мы начали получать от него машинки, но в недостаточном количестве, потому что он ещё не наладил их производство. Он присылал нам флойды без гальваники, и мы покрывали их черным хромом в одной фирме в Нью-Джерси, к которой мы уже успели привязаться. Никто в то время не делал чёрной фурнитуры, поэтому мы брали обычные хромированные колки Schaller, зашкуривали их и покрывали черным хромом. Я хотел сделать полностью черный инструмент, на котором ВСЁ было бы черным! После того, как мы показали его на выставке NAMM, компания Kramer представила свою полностью чёрную гитару Carrera!

 

Просто из любопытства, какова была реакция Гельмута [Шаллера] на это?

 

В то время у них не было налаженного процесса, чтобы сделать это, и сперва они не совсем понимали зачем это надо. Но после того, как Kramer начал заказывать чёрное железо, они поняли его популярность, и это приобрело огромный спрос на долгое время... чёрная фурнитура. Сейчас, когда вы смотрите на неё, она не выглядит каким-то уж особенным, но в те времена иметь полностью черный инструмент было очень уникально!

 

Является ли чёрный цвет по-прежнему фирменным знаком?

 

Мы всё ещё предлагаем его на некоторых моделях, но мы вернулись к классической никелированной или хромированной фурнитуре на большинстве гитар. Мы вернулись к тому, чем компания занималась с самого начала. Эта современная "винтажная" гитара - то, с чем мы всегда чувствовали себя комфортно, и наши клиенты тоже чувствовали себя комфортно. То есть мы взяли эстетику винтажной гитары и обновили её механически и электрически. Не столько для звука, потому что мы предлагаем множество различных конфигураций звукоснимателей. Я говорю о том, чтобы сделать гитары более прочными за счет более качественных анкеров, убедиться, что лады сидят лучше, механические вещи вроде этого.

 

Делаем их более приспособленными к эксплуатации и более живучими, верно?

 

Безусловно. Одна из вещей, которую я понял в дороге как музыкант, работая в студии и будучи тур-менеджером/роуди (у Томми Шо и Джека Блэйдса, когда они выступали с Van Halen) в дополнение к продюсированию и созданию записей, это то, что электрогитары просто ужасно недоработаны для той миссии, которую они должны выполнять как гастрольный инструмент.

Это, мягко говоря, очень тяжело для них!

 

О, это невероятно! У меня была ситуация в прошлом году, когда я был менеджером/техником тура с Томми и Джеком в Оклендском Колизее. За двадцать минут до выхода на сцену они решили проверить батарейки в своих радиосистемах. И вот, когда я проверяю батарейки щупом тестера, чтобы убедиться, что передатчик не сядет посреди шоу, провод батарейки обламывается прямо у печатной платы, которая внутри устройства! И вот я балансирую с гитарой на ремне поясным передатчиком, на поставленном вертикально туровом кейсе, с фонариком во рту, в очень слабо освещённом коридоре, пытаясь припаять провода обратно к плате!

 

О, я знаю этот коридор как свои пять пальцев... там почти нет света!

 

Знаете, отсутствие защиты от натяжения проводов на этих вещах, и проверке батарей на каждом выступлении, а вы вынимаете батареи примерно 50 или около того раз, рано или поздно что-то обязательно сломается. Играете ли вы перед 20 000 зрителей или перед 200, вы не можете позволить себе, чтобы ваше оборудование вышло из строя посреди шоу. Поэтому это очень многому меня научило в плане создания гитар, более пригодных для гастролей, чтобы они были действительно "рабочими инструментами музыканта", а не просто музейным экспонатом или коллекционным предметом, который можно повесить на стену и смотреть на него.

 

Лично я. Я бы предпочел играть на гитаре, а не смотреть на неё!

 

Конечно, есть такой аспект, что инструмент должен быть красивым на вид, который хочется выставить напоказ, но, очевидно, это лишь малая часть того, для чего этот инструмент создан. Вы должны иметь полный комплект.

 

Хорошо, а графическая часть истории Hamer началась с Рика Нильсена?

 

Ну, Fender уже делал орнамент пейсли, и у них также были некоторые Mustang с гоночными полосами задолго до того, как мы появились на рынке. Но что касается индивидуального подхода, когда вы могли заказать свою собственную графику или целую серию различных графических элементов, то это то, что мы начали делать в семидесятых, и это было результатом идеи Рика создать для группы гитару в шахматную клетку и сцену с таким же рисунком. Он даже раскрасил их усилители в этот шахматный узор. Поэтому он хотел, чтобы гитара была раскрашена в соответствии с его темой. Я помню эту гитару Standard, которая изображена в новом каталоге. У меня ушло девять часов на то, чтобы заклеить ее скотчем, покрыть лаком и затем отклеить каждую отдельную клеточку по очереди!

 

(Смеётся) О, Боже, я не думаю, что смог бы справиться с этим!

 

Мы использовали сантиметровые клетки так что это выглядело сумасшедшее, как нечто действительно диковинное, и когда вы смотрели на них очень долго, вы могли увидеть невероятные глюки. На самом деле, даже ручки были разрисованы так, что когда Рик устанавливал свои любимые положения ручек громкости и тона, они точно соответствовали рисунку шахматной доски! Другими словами, мы поворачивали ручки до этих настроек, а затем наносили на них спрей! Есть история, в которой я не уверен, что Van Halen играли в Чикаго, и всё их оборудование застряло в пути, поэтому Рик одолжил ему одну из своих гитар. У Рика также была клетчатая V, и он одолжил Эдварду одну из гитар. Это может быть правдой, а может и нет, но, возможно, именно здесь у Эдварда появилась идея раскрашивать свои гитары. Это просто, как я понимаю, может быть частью легенды о Рике Нильсене...

Кто еще из ранних эндорсеров Hamer увлекался графикой?

 

Мы сделали несколько работ для Pretenders, а у Дэйва Лубека из Molly Hatchet была графика с флагом конфедерации. Мне трудно вспомнить всех ребят, но Рик был тем парнем, который действительно хотел сумасшедшие вещи. Абсолютно сумасшедшие вещи!

Вся графика была сделана собственными силами?

 

По большей части да. Вначале всё делалось своими силами, будь то шелкография, аэрография или фототрансфер. Во многом это было связано с моим образованием в области графики, я учился в графике и фотографии, так что я просто применял это на практике. По мере того, как мы росли, мы заказывали различным художникам роспись различных инструментов. Придумывали ли они концепцию или я, мы делали то, что нам нравилось, кто бы это ни рисовал. Это был период самовыражения, вся эта история с восьмидесятыми.

 

Это как если бы Питер Макс делал гитары! [известный художник-график, родоначальник кислотно-хиповского стиля – прим. переводчика]

 

JD: Мы сотрудничали с Яаковом Агамом, известным израильским художником, в работе над гитарой в форме сердца, которая впервые была представлена в Музее Мира в Чикаго, она была частью экспозиции памяти Джона Леннона. Яаков объяснил дизайн гитары по телефону и факсу из Израиля и Парижа, но он ничего не знал о конструкции гитары, это было за нами. Гриф гитары как-бы пронзал корпус стрелой, и чтобы играть на ней, приходилось упираться предплечьем в часть одной из плоскостей сердца. На этом инструменте также были звукосниматели в форме сердца. Он фактически хотел, чтобы игрок как бы забирался внутрь гитары, чтобы играть на ней. Это было в 1983 году.

 

А как насчет харп- гитары, которую вы сделали для Энди Саммерса?

 

Это была двадцатиструнная гитара, у которой было два арфовых сета по семь струн, а посредине обычный шестиструнный гриф. Это был огромный корпус с арочным еловым верхом, размером примерно как джазовая банка, но немного тоньше в глубину. Она была сделана примерно во время записи альбома Ghost in the Machine.

 

Все восьмидесятые были странным временем для создания гитар, потому что в моде были гитары в стиле хэви-метал с заостренными головами грифа, тремоло Floyd Rose, чтобы можно было "пикировать". Чтобы выжить, необходимо было делать такие гитары. Многие наши клиенты хотели иметь инструмент с таким качеством и конструкцией, которые, как они знали, мы умеем делать, но их мозги были в совершенно другом месте. Им не нравились классические линии и эстетика винтажных инструментов, как нам. Как вы знаете, я люблю автогонки, такие как Formula-1 и IndyCar. Вы знаете, высокие характеристики, высокотехнологичные материалы из углеродного волокна... Я просто помешан на механизмах! Floyd Rose и все эти вещи вынуждали, чтобы я сделал гитару, как будто она несётся 300км/ч! Это действительно привлекало меня так же, как и винтажное мастерство, дерево и состаренная отделка. Это были две стороны моего характера и две стороны характера компании.

 

К концу восьмидесятых мы начали понимать, что нам нужно соединить эти идеи вместе, а не делать один инструмент или другой. Мы должны были быть верны корням гитары и тому, ради чего была основана компания Hamer, а именно: создавать гитары, которые вобрали в себя все, что было до них, и добавлять современные нотки, чтобы у концертирующего музыканта была более пригодная для гастролей гитара. Мы также были заинтересованы в разработке более совершенных процессов для достижения более высокого качества инструментов. В 1989 году мы начали возвращаться к использованию ценных пород дерева и создавать инструменты, которые можно назвать "современным винтажом" или "современной классикой". Наш слоган гласит, что мы создаём "совершенно новую классику для современного мира". В то же время мы обновили фурнитуру и т.д. После экскурса в '80-е годы и создания инструментов, которые выходили за рамки, например, гитар со всеми видами сумасшедших прибамбасов, странной отделкой, лампочками, встроенными в гриф и т.д., мы достигли точки, в которой у нас есть действительно хороший баланс между технологией и мастерством старого мира. Нам очень нравится то, что мы создаём, и покупателям это тоже нравится.

Что вы можете рассказать о сегодняшнем Hamer Custom Shop?

 

На протяжении всего времени я думаю, что одна из вещей, которой я горжусь больше всего, это то, что мы создали концепцию "Custom Shop". Не то чтобы у нас был Custom Shop, всё, что мы делали, было "Custom", если смотреть на всё производство в целом. Когда я разговаривал с Фрэнком на заводе на днях, мы говорили о лимитированной серии Korinawood Standard, которую мы производим [очевидно речь о Фрэнке Антермайере, генеральном директоре Hamer Guitars – прим. переводчика]. У нас было около пары кубометров или какое-то смехотворное количество, что для Hamer позволит нам изготовить всего 26 гитар. С этой породой корины очень трудно работать, и у неё довольно высокий процент отходов по сравнению с другими породами дерева. К древесине, которую мы отбираем для гитар Hamer, предъявляются гораздо более строгие требования, чем в любой другой компании.

 

То есть, то, что вы называете ограниченной серией, производится в очень небольшом количестве по сравнению, например, с 1954 гитарами Fender Stratocaster, выпущенными к 40-летию компании?

 

Всё дело в том, что гитары Hamer выпускаются в количестве, равном производству другой компании за один день! Это означает, что наши инструменты Hamer, выпускаемые ежегодно, являются Limited Edition в этом смысле, потому что мы производим очень малое количество инструментов по сравнению с любой другой компанией, исключая действительно мелких производителей. Фрэнк шутил и говорил, что не считает эти инструменты лимитированными сериями, потому что всё, что мы делаем, - это лимитированная серия!

 

То есть, ваш Custom Shop всегда был ориентирован на индивидуальные заказы ваших клиентов, верно?

 

Абсолютно. Любой мог позвонить нам и сказать: "Эй, вы можете сделать мне гитару арктоп, но с V-образным грифом?", или гриф немного толще. Ничего не может быть изменено без затрат, но это то, что мы всегда умели делать. В '80-х годах это вышло из-под контроля, мы делали огромное количество гитар по индивидуальным заказам. Казалось, что каждый божий день всё было на заказ. Мы делали шесть гитар на заказ, и это был целый день работы. Сейчас, я думаю, мы доработали линейку продукции и ассортимент моделей до такой степени, что не получаем такого количества запросов на заказ, как раньше. Я думаю, это свидетельствует о том, насколько хорошо мы выполнили свою задачу и в каком направлении движутся инструменты.

Если говорить о сегодняшнем Hamer, какие модели вы считаете флагманскими?

 

Если говорить о гитарах, то флагманом является Standard, это Explorer с огненным топом, с которого мы начинали. Кстати, в этом году мы снова перевыпустили эту модель. Затем у нас есть модель Custom с арочным топом и модель Studio с арочным топом. Что касается басов, то самый главный - это двенадцатиструнная модель (на ней играет Даг Пинник из King's X), а четырехструнная модель называется Cruise Bass. Мы планируем сделать вторую партию Korina Standard, как только будет найден материал надлежащего качества. Хочу отметить, что Hamer отбраковывает 70% древесины, которую нам поставляют. Эти 70% покупают другие производители, чтобы делать из неё гитары.

 

Это что-то вроде "Мы не продадим ни одной бутылки вина раньше времени!"

 

Вы знаете, это действительно так. Когда я проводил экскурсии по фабрике и мы доходили до материала для грифов, там была огромная стопка палисандра и черного дерева. Люди говорили: "Ого, как много грифов!". Я отвечал им, что это заготовки для брака, а потом относил их в сушильную камеру! (оба смеются) Я хочу сказать, что это было действительно удивительно, мы платили премию всем нашим поставщикам, чтобы иметь возможность первыми получить лучшую древесину раньше всех наших конкурентов. Это давало нам возможность осмотреть её, и большая часть была забракована. У нас была сделка, по которой мы оплачивали возврат забракованной древесины, а затем она продавалась в другом месте. Это была древесина класса ААА, о которой мы говорили. Мы просто действительно установили закон, когда дело касалось материалов, и это исходило прямо от Билла Камэна (президента Ovation). Это его философия жизни и философия его компании.

 

Когда Билл Камэн приобрёл Hamer?

 

В 1988 году. Изначально мы обратились к нему по поводу дистрибуции инструментов Hamer. Билл - гитарист и коллекционер, он просто любит музыку и любит инструменты, поэтому он был знаком с историей Hamer. Он увидел возможность для нас объединиться, и как использовать ресурсы Kaman для создания абсолютной лидирующей компании по производству электрогитар. Ему понравилось то, что он увидел, и он купил компанию. Мы увидели в этом возможность заплатить максимальную цену за нужные материалы, но самым впечатляющим было то, что мы смогли хранить на складе невероятное количество гитар на разных стадиях завершения, что позволило нам выдерживать древесину невероятно долгое время. То, чего не могут сделать большинство производителей гитар. Даже самые крупные компании с самыми большими деньгами не могут позволить себе постоянно держать на складе древесину стоимостью 500 000 или 1 000 000 долларов. Для них это было бы равносильно тому, что огромное количество древесины лежит и стареет, а гитары тем временем не производятся.

Кто отвечает за отбор древесины в Hamer?

 

Первым - Фрэнк. Он занимался закупкой древесины. Затем несколько человек проверяют древесину на скрученность, волокна и содержание влаги. Вот еще одна важная вещь: Hamer всегда сам проводил сушку в электростатических сушильных камерах. Это еще один дорогой способ... Вместо того чтобы принудительно высушивать древесину в паровой печи в течение нескольких дней, как это делается в большинстве мест, мы сушили её в очень контролируемом процессе электростатической сушки, который отводит влагу очень медленно. Мы говорим о нескольких месяцах, а не о нескольких днях. Когда вы быстро нагреваете древесину в печи, влага выходит из неё со всех сторон, что разрушает волокна древесины, в отличие от естественной сушки древесины, которую мы проводим в камерах.

 

Благодаря ответственности компании Kaman, Билл Камэн действительно верил, что качество будет лучше, чем мы уже создали. Он вложил средства в оборудование, чтобы можно было производить эти процедуры. У нас также были огромные запасы древесины, которые позволяли нам сушить дерево в течение нескольких месяцев, а затем поэтапно собирать гитары. В определённый момент работа над каким-либо инструментом могла идти полным ходом, а затем мы могли дать древесине возможность адаптироваться, прежде чем приступить к дальнейшей работе. К тому времени, когда гитара будет закончена, дерево совершит большую часть своего движения, и это будет гораздо более стабильный инструмент, потому что мы позволили времени самому отрегулировать дерево. Мы могли бы просто быстро собрать гитару, установить колки и позволить древесине гитары гулять на стене у дилера или в кейсе у вас дома.

 

Во многих случаях, когда я покупал новую гитару, мне приходилось снимать крышку анкера на голове грифа, потому что я знал, что буду крутить анкер по двадцать раз каждую неделю или, в зависимости от погоды, каждые пару дней! Может потребоваться много времени, чтобы древесина прижилась.

 

Больше всего меня беспокоит не гуляние дерева в грифе вперед-назад, а скручивание из стороны в сторону, которое может происходить в грифе время от времени. Мы стараемся избежать этого любой ценой.

 

Я хорошо знаю это гуляние, и это самая большая заноза в заднице. Помню, однажды в Сан-Хосе моя машина сломалась на шоссе в середине лета. На улице было более 40 градусов, и мне пришлось пройти около мили до телефона. Я оставил свою гитару (1974 Les Paul Custom) в багажнике машины, не понимая, какие неприятности меня ожидают, когда я вернусь. Можно предположить, что температура в багажнике достигала более 55 градусов. Как вы уже догадались, грифа не было... он выглядел и ощущался как кусок растаявшей ириски! Ничего из того, что мы перепробовали, не смогло и не могло реанимировать её после этого.

 

(Смеётся) В начале восьмидесятых мы разработали систему, которую я назвал "напряжённый гриф". Это гриф из трёх частей, а не из одной или двух, или, если точнее, из трёх частей с развёрнутой средней. Это касается разных аспектов, многие скажут вам, что наборный гриф будет звучать не так хорошо, как цельный. В определённой степени это правда. Я думаю, что этот миф вырос вокруг идеи о плоских гитарах с топом. Я утверждаю, что когда определённые комбинации разнородных пород дерева склеиваются вместе, как в гитаре по типу сэндвич, они не резонируют предсказуемым образом. Или, если они и резонируют, то не так, как отдельный кусок дерева. Иногда можно склеить вместе разные породы дерева, и они работают в гармонии друг с другом, и это звучит великолепно. В других случаях (в пределах одной породы) вы можете склеить два куска красного дерева вместе, и если плотность древесины совпадает, вы можете заставить их работать как единый кусок дерева. Возможно, вы увеличили прочность, потому что вы противопоставляете волокна двух пород дерева, они уравновешивают друг друга и не скручиваются и не деформируются.

 

А как насчет того, что у больших джазовых банок кленовый гриф из пяти частей с дополнительными прослойками из разных пород дерева для большей стабильности?

 

И снова вопрос: хорошо это или плохо? Вы можете создать переклейку из десяти различных кусков дерева, используя пять различных сортов древесины, и, правильно сбалансировав их, получить отличный звук. Всё дело в том, что вы считаете хорошим звуком. В том типе звучания, к которому мы стремимся, нам нравится использовать одну и ту же породу дерева и иметь среднюю часть с противоположным направлением волокон, а две другие части грифа в одном направлении, что фиксирует их вместе.

 

Я представляю себе это так, как будто вы едете по шоссе, а там есть средняя полоса, где две крайних едут в противоположном направлении.

 

На самом деле, я сравниваю это с двумя мышцами верхней части руки - бицепсом и трицепсом. Когда вы сокращаете одну из них, ваша рука движется в одну сторону, а когда вы сокращаете другую, ваша рука движется в противоположную сторону. Когда вы напрягаете их вместе, ваша рука становится жесткой и прямой, потому что это изометрическая ситуация, когда вы создаете большее напряжение и большую силу за счет противодействия сил.

 

Это действительно хорошая аналогия... Я утащу это себе, Джол!

 

Вот чего вы добиваетесь, противопоставляя направления волокон в грифе. Вы фактически создаёте более жесткий кусок и фактически кусок дерева, который имеет внутреннее напряжение, что придает ему резонанс, как у барабанного пластика. Это делает гитару гораздо более живой! Она охотнее передаёт вибрации телу, гораздо охотнее. Это затрагивает множество различных вещей, и это, опять же, утомительная процедура, потому что вам нужно перебрать невероятное количество древесины, чтобы подобрать куски по плотности и текстуре, и когда они противоположны, они абсолютно зеркальны. Количество человеко-часов намного превосходит простоё случайный набор, который делается в других отраслях. Скажем, талантливому человеку требуется несколько дней, чтобы собрать тележку с древесиной, отсортировать её, а затем разметить и пронумеровать, чтобы групприровать её в сеты по три штуки. В лучшем случае, на изготовление одной тележки может уйти пара недель. Когда вы посмотрите, сколько времени мы тратим на изготовление наших гитар, просто удивительно, что мы можем продавать их по тем ценам, которые мы предлагаем.

Что ждёт Хамер в будущем? Каковы ваши цели?

 

Продолжать придерживаться того, что действительно является наследием наших гитар, и никогда не терять из виду то, ради чего была основана наша компания, а именно - создавать настоящие рабочие инструменты для музыкантов.

 

Знаете, мне очень нравится тот факт, что вы работаете с таким числом различных музыкальных жанров, что касается ваших клиентов. Большинство компаний берут под своё крыло только звёздных музыкантов и даже не рассматривают тех, кто приходит с улицы.

 

Есть чему поучиться у любой хорошей музыкальной формы, я провожу большую часть своего дня, общаясь со старыми клиентами, потенциальными клиентами и просто обычными гитаристами.

 

Приятно осознавать, что есть кто-то, кто не потерял из виду, КТО на самом деле является их клиентами! Какая ваша любимая закулисная байка?

 

Однажды я был за кулисами, и представитель другой гитарной компании был там с пятью коробками гитар, чтобы показать их группе. Так вот, один гитарист сказал ему, что он хочет белую гитару вместо предоставленного ему цвета. Пока представитель был у своей машины и доставал белую модель, эти парни просто подбрасывали другие гитары в воздух и специально не ловили по ним, чтобы они падали на пол!!! (смеётся)

 

Моя самая любимая история связана с Джеффом Беком. Ему показали гитару за кулисами, а гримёрка находилась в четырех пролетах бетонной лестницы от сцены. Так вот, после того как он сыграл на гитаре один аккорд, он вышел на лестничную площадку и бросил гитару вниз. Когда он вернулся на сцену, гитара разлетелась на миллион кусочков! Один из английских роуди Джеффа прокоментировал: "Ему не понравилось, да?" (смеётся) Это просто убило меня, просто классика! Я бы с удовольствием посмотрел на это со стороны.

 

Это очень здорово! Я знаю, что с гитарой Hamer такого никогда не случится, потому что артисты, с которыми мы имеем дело, уважают меня и понимают, что каждый должен зарабатывать на жизнь.

 

Аминь!!!

Дин Фарли – автор многочисленных публикаций в различных гитарных журналах и хозяин компании, производящей струны Scalar Designs.

 

 

Если вам понравился материал, вы можете отблагодарить переводчика, воспользовавшись формой в правом низу страницы.