GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту нужна ваша поддержка. Оплата хостинга, сертификатов, подписок..Даже если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу, или сделав репосты на материалы. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме.

John Page

 

 

 

Дэйв Хантер

Guitar Magazine Online, март 2020

Перевод с английского

 

 

 

 

Oт переводчика: Ранее я уже публиковал интервью с ключевыми сотрудниками Fender разных эпох. Предлагаю вашему вниманию перевод того, что в некотором роде можно назвать интервью с ещё одной из самых значимых фигур в истории компании Fender, принимавшего непосредственное участие в её возрождении и превращении в гиганта индустрии, коим она является сегодня.

Помимо самого Лео, немногие имена имеют большее отношение к истории Fender, чем имя Джона Пейджа, чьё искусство продолжало процветать и после того, как он покинул калифорнийскую гитарную империю.

 

На протяжении всей своей жизни, как музыкант и лютье, Джон Пейдж стремился к той интимной связи, которая помогает музыкантам чувствовать себя единым целым со своими гитарами. Если вы не гитарист, это понятие может показаться необычным, даже извращенским, но важность настоящей связи с гитарой невозможно переоценить.

 

"Эта связь между гитарой и мной как интимными партнёрами по творчеству стала ключевой", - говорит Пейдж. "Это было главное, чего я хотел от своей гитары, эти отношения и эта вибрация, понимаете? Связь между гитарой и мной, эта вибрация очень важна. Когда я беру в руки гитару и чувствую это ещё до того, как подключаю её, это для меня ключевой момент".

 

"Некоторые ребята используют множество эффектов и прочего - и, учитывая то, как я отношусь к изготовлению своих гитар, кое-что из этого может быть для них потеряно. Но, ценитель звука, чел, который просто хочет услышать и почувствовать их, - именно тот, для кого я создаю гитары. Но я не пытаюсь продать 350 000 гитар в год. Гораздо проще, когда ты просто пытаешься смастерить дюжину или около того".

Калифорнийские грёзы

 

Пейдж вырос, живя калифорнийской мечтой, которая определила образ Fender Electric Instruments, культивируемый в пятидесятые и шестидесятые годы. Его интересы и влияния настолько совпадали, что можно было бы сделать вывод, что ему просто суждено было стать одной из движущих и генерирующих сил компании - и, возможно, так оно и было. Тот факт, что рок-н-ролл в семье Пейджей не одобрялся, только делал электрогитару еще более привлекательной, а то, что семья не могла позволить себе баловать юного гитариста готовыми инструментами, подстегивало его к тому, чтобы заняться работой по дереву.

 

Вместе эти факторы вызвали идеальный шторм, который привёл начинающего любителя к тому, что он стал одним из основателей Fender Custom Shop, и позволил ему плыть дальше, добиваясь одного достижения за другим.

 

"Я вырос в Уиттьере, штат Калифорния, - говорит Пейдж, - на окраине Лос-Анджелеса в пятидесятые и шестидесятые. Так что я вырос на сёрф-музыке. Мы жили в 15 милях от пляжа, занимались сёрфингом и всё такое, так что я вырос на Ventures, Дике Дейле и всей этой сёрф-сцене.

 

"Мой отец был священнослужителем. У меня было очень ограниченное, лишённое жизни детство, поэтому выплеск всех моих эмоций в музыке был для меня естественным! Я увлёкся музыкой и сочинением песен очень рано. У моего отца была дешёвая старая классическая гитара, которую он купил в Тихуане, Мексика, и я спёр её у него и начал играть, чтобы выплеснуть все свои тайные эмоции".

 

От прослушивания рок-передач доктора Дементо [американский радио-диджей Барри Хансен - прим. переводчика] на KPPC-FM, пока его родители спали в своей кровати, до игры более одобряемой родителями фолк-музыки с приятелями из церкви, Пейдж готовился к музыкальной карьере. Однако вскоре он начал уделять больше внимания своему инструменту, чем исполнению на нём.

 

Побаловавшись с отцовской гитарой с нейлоновыми струнами - примотав к ней дешёвый микрофон и подключив старый магнитофон в качестве своеобразного усилителя - 14-летний Пейдж устроился на полставки работать уборщиком на нефтяных месторождениях. Там он скопил достаточно денег, чтобы покупать дешёвые гитары Teisco Del Ray и тому подобное в местном ломбарде. "Я пытался перейти на Fender", - говорит он. "Но я не мог себе этого позволить, поэтому я делал всё, что мог, чтобы добиться этого".

 

Примерно через год, в 15 лет, не имея никакой предварительной подготовки, Пейдж соорудил свою первую полноценную гитару - с нуля. Затем он сделал ещё одну и ещё.

 

"Я просто посмотрел на то, что было, - говорит он, - и придумал свой способ это усовершенствовать. Я испортил много гитар и выбросил множество из них. Хотя, честно говоря, это был просто вопрос отсутствия денег. Я начал мастерить гитары и дешёвые усилители для себя, осветительные системы для группы и тому подобное. Это было больше от финансовой необходимости, чем от чего-либо ещё. Но поскольку я жил в Южной Калифорнии, а Fender находился неподалёку, и все мои кумиры играли на Fender, я начал проситься туда на работу в возрасте 16 лет. Они не брали меня на работу до моего 21-го дня рождения, и с этого началась моя карьера".

Джон Пейдж и Майкл Стивенс, 1987г.

 

 

Обучение на производстве

 

Пейдж начал работать на фабрике в Фуллертоне в 1978 году. Fender стал для него одновременно и университетом, и стажировкой, и "большим шансом". Придя туда в качестве любителя-самоучки, он был готов внимать тому, чему его могли научить профессионалы - и упорно трудиться.

 

"Я начинал в цехе в качестве шлифовщика грифов, - говорит он, - и через три месяца получил работу в качестве изготовителя образцов в отделе исследований и разработок. Именно тогда я начал работать с Фредди Таваресом, Грегом Уилсоном и всеми остальными членами команды R&D. Я привык собирать вещи с помощью подручных инструментов, а здесь я попал в мастерскую с действительно классными инструментами, фрезерными и токарными станками, о которых я даже не мечтал.

"У меня было столько идей, поэтому я много работал с Грегом и Фредди над конструированием. Они как бы лепили меня, таким образом, помогая мне расти. А когда через несколько лет Грег покинул свой пост, я получил работу проектировщика гитар. Мне было 23 года.

 

Возможно, именно это позволило Пейджу так быстро продвинуться вверх по служебной лестнице, но такое усердие не понравилось его коллегам. "Это было забавно", - говорит он. "Я помню, как ребята в цеху злились на меня, потому что я так много работал. 'Эй, сбавь обороты, ты выставляешь нас в дурном свете!' Я отвечал: 'Я не собираюсь оставаться здесь вечно, шлифуя грифы'".

 

 

Магический Bullet

 

В начале своей карьеры гитарного конструктора Пейдж способствовал возвращению компании Fender на рынок гитар для начинающих, доведя первоначальную идею Грега Уилсона о доступной модели американской сборки до конца до разработки и выпуска. Его усилия принесли ему первый патент - на комбинированный с пикгардом струнодержатель - и вывели на рынок в 1981 году новые популярные бюджетные Fender в виде серии Bullet.

"Я помню, что моя директива из отдела маркетинга заключалась в разработке гитары, которую можно было бы сделать за 65 долларов при стандартной себестоимости производства", - говорит Пейдж. "Думаю, я приблизился к этой цене в пределах одного доллара. Думаю, в то время она продавалась в розницу за 199 долларов. Так что это был вопрос: 'Как я могу сделать наиболее дешёвую гитару, которая будет производится здесь, и использовать множество запчастей, вроде деталей от Mustang и т.д., которые валяются повсюду?'"

 

"Наверное, один из самых ключевых моментов в моей жизни - это когда мне позвонили. Я был в своем офисе R&D, который находился на другом конце фабрики, с несколькими зданиями между ними, и мне позвонили с последней линии и сказали: "Эй, Джон, первая партия Bullet уже на подходе". И вот я иду вниз - это примерно полмили пешком - захожу и вижу эти стеллажи с двумястами или трёхстами красными Bullet, понимаете? И я чуть не обоссался. Это был действительно крутой мой первый продукт, и забавно, что он снова стал модным. Многие люди коллекционируют гитары Bullet. Это хорошее вложение денег".

 

Кастомовые полномочия

 

Быстро поднявшись по карьерной лестнице, Пейдж уже играл значительную роль в формировании истории Fender. Но его самая большая роль и, возможно, самый большой вклад в современное производство электрогитар были еще впереди. Взяв отпуск на большую часть 1986 года для работы над собственной музыкой в студии, будущий мастербилдер понял, что не может продолжать карьеру без стабильного дохода, и обратился в Fender с просьбой о возвращении на работу.

 

"Я связался с [тогдашним вице-президентом по исследованиям и разработкам] Дэном Смитом и спросил его, есть ли какие-нибудь вакансии", - говорит Пейдж. "Дэн поговорил с [тогдашним генеральным директором Fender] Биллом Шульцем, который поставил меня перед выбором: вернуться в отдел исследований и разработок или присоединиться к Майклу Стивенсу и открыть Fender Custom Shop. Мы обсуждали идею открытия Custom Shop за много лет до этого; наконец, Билл решил воплотить её в жизнь. Я подумал, что это было бы очень круто. Думаю, они дали Майклу шанс одобрить или отвергнуть меня, и, к счастью, мы отлично поладили, так началось сотрудничество".

 

Не просто создание дорогих гитар для знаменитых артистов и богатых клиентов, Custom Shop - открытый в 1987 году с Пейджем и Стивенсом во главе в качестве мастеров-лютье, помог Fender восстановить своё первенство в гитарном мире после перестроечных лет середины восьмидесятых, и стал в значительной степени показательным для знаменитого производителя гитар и всех остальных.

После ухода Стивенса в 1990 году Пейдж возглавил Custom Shop. К этому времени производство, которое начиналось как небольшая убыточная структура, работавшая в углу фабрики в Короне на площади 75 квадратных метров, превратилось в предприятие площадью 2500 квадратных метров с 60 сотрудниками. К концу десятилетия, однако, душа Пейджа больше не лежала к этому.

 

"Если честно - и я не люблю говорить ничего негативного, - но мы с руководством просто не могли договориться", - говорит Пейдж. "Я имею в виду, мы не соглашались долгое время [смеётся], но я считал, что мы были весьма успешны, начиная с этой крошечной идеи и заканчивая продажами на тот момент на сумму около 65 миллионов долларов в год. Мы стали практически ведущей мастерской в мире. Затем они перевели нас из отдельного помещения в цех внутри фабрики, против чего я очень сильно сопротивлялся. В конечном итоге, я человек, движимый страстью художника. Без страсти к своей работе я не могу работать. Проще говоря, страсть покинула меня".

 

В 1998 году Пейдж плавно перешёл на должность исполнительного директора Фонда музея музыки и искусств Fender, который включал в себя программу Kids Rock Free, проект, в отношении которого он выражал большой энтузиазм. Четыре года спустя, успешно проведя фонд через его запуск и создание, он уехал в Орегон, чтобы снова работать руками.

 

 

От искусства к гитарам

 

Первые несколько лет в Орегоне Пейдж работал исключительно над своими художественными и мебельными проектами. Затем ученик из соседней средней школы, прочитавший в местной газете статью о бывшем директоре Fender Custom Shop, связался с ним, чтобы сказать, что он собирает гитару для своего выпускного проекта по деревообработке, и спросил, не будет ли Пейдж его наставником.

 

"Я подумал: "Ну, это вроде бы круто, но у меня нет ни запчастей, ни чего-либо еще", - говорит Пейдж. "У меня ничего не было. Но работа с ним вновь зажгла во мне искру. Вскоре после этого я посетил Custom Shop и увидел некоторые вещи, от которых я был не в восторге. Не то чтобы они делали что-то неправильно, просто мне не хватало того, чтобы гитары создавались от начала до конца, одним мастером".

"В течение многих лет я говорил: "Я не вернусь в индустрию, пока не смогу заниматься новыми передовыми технологиями". Потом я понял, что, возможно, для меня передовые технологии - это не новые технологии, а поворот времени вспять. Не для того, чтобы прославить винтаж, это не моё, а для того, чтобы снова прославить человеческие руки. Сказать: "Знаете что? Я собираюсь производить собственные гитары, и я буду честен в том, что я делаю и чего не делаю. Я собираюсь тратить столько времени, сколько мне нужно, чтобы спроектировать и сделать её такой, как я хочу". Вот почему я вернулся к этому.

 

"Дело не только во мне", - продолжает Пейдж. "Есть много мастеров, которые имеют такое же стремление и желание. Но с моей точки зрения и с точки зрения корпорации Fender, это было уникально. И поэтому я устроился так, как устроился: невысокие расходы на жизнь, собственная мастерская в лесу, я могу работать так, как я хочу, и не беспокоиться: "О, я должен зарабатывать эту сумму ежемесячно, чтобы выжить", и всё в таком духе".

 

"Я крутился вокруг этого, выяснял, какова моя цель, а потом всё изменилось: "Позвольте мне осуществить все те модификации, которые я хотел сделать на Фендерах, но не мог тогда. Каким бы я спроектировал Страт сегодня? Каким бы я создал Телек сегодня? Что мне нравится, а что нет?". Не быть ограниченным винтажной, почти религиозной приверженностью вещам означало, что я мог менять такие вещи, наклон звукоснимателя в обратную сторону [бриджевого]. 'Это святотатство!' Нет, это не святотатство - послушайте, насколько лучше звучит звукосниматель, повёрнутый в обратную сторону!"

 

 

Добавление блеска

 

Вернувшись к элементам классической конструкции с болчёным грифом, Пейдж применил свой собственный художественный взгляд к формам корпуса, при этом используя новые и лучшие способы скрепления всего этого вместе - в буквальном смысле, в некоторых случаях - для достижения улучшенного воплощения классики, одновременно стремясь к той интимности, которую он сам ищет в гитаре. Среди них выделяется его система использования резьбовых втулок в грифе с болтами для их крепления, а не саморезов в необработанное дерево, как в оригинальном винтажном архетипе Fender.

 

"Это не какая-то совершенно новая чудодейственная система, которую я придумал сам", - говорит он. "Я влюбился в эту систему с болтами и втулками, когда Custom Shop лицензировал производство басов Kubicki у Фила Кубицки в 1990 году. Мне очень понравилось то, чего это добавило басам, но мне не нравилось, что это были стальные втулки. Мне больше нравится звучание латуни, чем стали, поэтому сам я использую латунные. С тональной точки зрения, она добавляет верхам блеска и сложных обертонов, которых обычно не хватает. Люди говорят о "тванге" Fender; мне он нравится, но не тванг ледоруба. Изменив угол наклона [бриджевого] звукоснимателя, я сделал его более мягким, а вмонтировав эти втулки в гриф, я добавил блеск поверх этого тванга, который я слышу как чёткость, приятность, а не как звук, от которого режет уши".

Вернувшись в некоторой степени к концепции моделей Fender Bullet почти 40-летней давности - хотя и с существенным обновлением в общем плане, как дизайна, так и конструкции, Пейдж также выпустил серию моделей John Page Classic, производимых в Японии по лицензионной сделке с Ховардом Свиммером, бывшим партнёром ныне несуществующей Premier Builders Guild [гильдия производителей бутиковых гитар и усилителей, основанная Майклом Берштейном в 2009 году, куда входили Fano, Tone King, Two-Rock, Gjika, b3, Schroeder, Giffin, Koll и JG. К 2016 году в гильдии остались лишь первые три производителя, после чего в том же году она распалась - прим. переводчика]

 

"Я очень доволен этими гитарами", - говорит Пейдж. "Я делаю очень ограниченное количество гитар [Custom], и это намеренно, потому что я хочу создавать их так, как я хочу. Они к тому же дорогие, так что это отсекает значительную часть тех, кто хотел бы играть на моих гитарах. Classic предлагает более доступные варианты. Я очень рад этому. Это похоже на возвращение к некоторым вещам, которые я делал в Fender. Мне нравится то, чем я занимаюсь сейчас, делать гитары так, как я этого хочу".