John McLaughlin

 

 

 

 

Интервью

 

 

 

 

Дэвид Мид

Guitarist, Январь 2016

Перевод с английского

 

Новый альбом Джона Маклафлина стал событием в гитарном мире. Мы встретились с ним, чтобы поговорить об этике, которая стоит за его музыкой, об оборудовании, необходимом для её воплощения, и о довольно симпатичном кастомовом PRS…

Фото - Бит Пфендлер

Джон Маклафлин – один из поистине уникальных гитаристов. Классифицировать его можно как пионера джаз-фьюжн, но это только половина истории, так как его игра не поддаётся классификации. Когда в 1971 году Mahavishnu Orchestra выпустили свой дебютный альбом The Inner Mounting Flame, гитаристы сразу поняли, что среди них появился новый мастер, и он оставался очень ярким индивидуумом на протяжении всей своей карьеры. Он одинаково хорошо играет как на электро-, так и на акустической гитаре. Он изучал индийскую музыку и многие другие жанры, каждый из которых несёт на себе печать его музыкального стиля. Бесстрашный экспериментатор в области технологий, Маклафлин является одним из немногих гитаристов, которые упорно продолжают использовать гитарный синтезатор. Новый альбом Dark Light - это демонстрация инструмента, современной системы, способной идти в ногу с молниеносной игрой. Наш первый вопрос раскрывает его опыт использования гитарного синтезатора на последнем альбоме. "Я всегда экспериментирую с гитарным синтезатором. Я использую гитару  Paul Reed Smith с системой Triple Play от Fishman, которую на самом деле изобрел мой старый друг из Будапешта по имени Андраш Салай. Он работает с Ларри Фишманом уже несколько лет, и это довольно удивительное устройство, потому что оно беспроводное и у него действительно хорошая задержка - или я должен сказать "очень плохая задержка", поскольку она очень мала, и это действительно лучшее устройство из всех существует вокруг. Это не идеально, но получить MIDI из гитары – действительно сложная задача. Преобразование звучание струны в электрический сигнал, а затем в MIDI – это большое дело. И вы говорите о технологиях, которые действительно сложно реализовать. Я думаю, они это понимают. Я думаю на данном этапе это вопрос развития".

 

Вы посылаете сигнал синтезатора на отдельные от гитарного сигнала усилители?

 

У меня есть донгл, который идёи в комплекте с Triple Play, штуковина вроде USB-штеркера. Я просто втыкаю его в свой ноутбук и запускаю Logic. В Logic Audio есть всевозможные встроенные программные синтезаторы, и есть патч, который я использую уже 10 лет. Он немного напоминает флейту, и я продолжаю им пользоваться, потому что он мне нравится. Мне нравится, как он звучит, и это также заставляет меня играть по-другому. Вы можете услышать его во вступлении Being You Being Me и в мелодии Gaza City. В нём есть какая-то меланхолия, ностальгический характер, но я постоянно редактирую его, чтобы добиться большей "естественности", если это можно так назвать.

Как вы работаете с синтезатором на концертах? Они славятся своей ненадёжностью на сцене…

 

Они капризны. Скажем так: "всё ещё в разработке". Иногда это странно. По какой-то причине они чувствительны к сигналам мобильных телефонов. Я думаю, они чувствительны к большим антеннам, которые вещают на очень высоких частотах и которые могут создавать хаос. Действительно могут. Я попадал в такие ситуации, и рассказал об этом Андрашу. Он постоянно работает над решением этой проблемы, но бывают выступления, когда они работают идеально, а вы ничего не делали кроме настройки. Но следующим вечером всё глючит, и вы даже не знаете почему. Он считает, что большая часть проблемы –  это громкость микроволн в воздухе, особенно потому, что Triple Play - это Wi-Fi, что действительно фантастично, потому что вам не нужен этот большой MIDI-кабель, вы знаете, этот 13-пиновый кабель Roland. У вас этого нет,  и это фантастика

 

MIDI также играет важную роль на вашем учебном DVD - This Is The Way I Do It…

 

Моя идея заключалась в том, чтобы музыкальная партитура воспроизводилась синхронно вдоль нижней части экрана, и это была на самом деле нелёгкая задача. Решение было довольно простым, но трудным в реализации. В итоге мне пришлось записывать MIDI и аудио одновременно. Это единственный способ, и лучшей гитарой, которую я мог найти в то время для записи MIDI, был Godin. Я использовал конвертер Roland, занимающий половину ширины рэковой полки, который преобразовывает сигнал в MIDI для отправки на компьютер. Была некоторая задержка, а также происходили сбои, поэтому я записал MIDI-гитару, взял MIDI-файл, очистил его и проанализировал, чтобы он стал читаемым. Затем я преобразовал его в видеофайл в формате mp4 через ноутбук и экспортировал его видеоролик основной съёмки. И тогда всё свелось к процессу синхронизации, что на самом деле было не так сложно.

Как выглядит тракт гитарного сигнала в оборудовании, которое вы используете в настоящее время?

 

Я использую три ламповых преампа, в зависимости от моего настроения. Самый старый – это Mesa/Boogie V Twin, который мне очень нравится, потому что я использовал задник Mesa/Boogie на протяжении '70х и '80х. Также у меня есть [Hermida Audio] Zendrive 2 на одной лампе. Последний из них – Seymour Duncan Twin Tube Classic, и этот альбом был записан на Seymour Duncan с самого начала и до конца. Но на самом деле всё зависит от настроения, потому что последний концертный альбом был записан с помощью Zendrive 2, и он тоже отлично звучал. На самом деле я просто следую своим инстинктам, но мне все они нравятся по разным причинам. Все они хороши.

 

Вы используете какие-нибудь примочки?

 

Я использую радиосистему Line 6 [Relay G30], которая является лучшей из всех мне известных- действительно высшего класса. У неё даже есть функция эмуляции гитарного шнура, если вы хотите получить звучание аналогичное подключению шнуром, но меня это не парит. Я втыкаюсь прямо в тюнер, а из тюнера в преамп, какой бы я не использовал, и далее в дилей MXR {Carbon Copy]. Мне очень нравится MXR своим качеством. А оттуда в стерео-хорус MXR, и всё. Далее сигнал идёт в линию и на мои мониторы.

 

Значит, у вас на сцене нет оконечников?

 

Уже нет. У меня есть замечательный оконечник от Paul Reed Smith, но он весит около тридцати килограмм. Тяжело таскать его, и ездить с ним по гастролям. Просто кошмар. Я отлично контролирую звук с этих ламповых преампов и очень доволен, как они работают. Я особенно доволен звуком Seymour Duncan на этой записи.

Маклафлин с оригинальным PRS, подаренным ему Полом Ридом Смитом около 20 лет назад. Фото - Андрэа Палмуччи.

Что вас привлекло в гитарах Paul Reed Smith?

 

Они великолепны! Нужна ещё причина? [смеётся]. Мы с Полом познакомились примерно лет 20 назад, когда он мне подарил первую гитару PRS, и которую я с тех пор очень люблю. А потом я снова столкнулся с Полом во Франкфурте на Musikmesse лет семь или восемь назад, после долгого перерыва. Он спросил: "Как твоя гитара?" А я ответил: "Она прекрасна, но у неё нет MIDI". И тогда он предложил: "Я хочу сделать тебе ещё одну гитару, и могу сделать её с MIDI". Таким образом, он сделал мне три гитары, одна из которых с MIDI, и это был, конечно же, звукосниматель Roland. Но Ларри Фишман дал мне на тестирование Triple Play, и он действительно лучший. Но с тех пор Пол мне сделал ещё гитару, которую можно увидеть на обложке Black Light [точнее на внутреннем развороте вкладыша к CD – прим. переводчика]. Это просто произведение искусства, и звук просто не из этого мира.

 

Это та, у которой по всему грифу видна панорама Нью-Йорка?

 

Да, Нью-Йорк мне очень дорог. Там даже есть башни-близнецы. Они поднимались в высь, когда я там жил, и ездил на велосипеде в Нижний Манхэттен, просто чтобы посмотреть на них. Это было так впечатляюще. Я люблю Нью-Йорк и по сей день – там был Майлз Дэвис, Там был Тони Уильямс, там я познакомился с Джими... Нью-Йорк – особенное место, и то, как Пол изобразил его на грифе гитары – совершенно потрясающе.

Вы сочиняете музыку на гитаре?

 

Да, но иногда я не могу просто сесть и написать музыку. Я жду, пока что-нибудь не услышу. Вот почему мне нравится мой iPhone: у меня есть идея, и я могу просто напеть её в телефон и она сохранится. Это может быть просто мелодия, может быть идея, которая есть у меня для конкретной последовательности аккордов, или может быть просто ритмическая идея. Так что на самом деле мне хватает просто моего айфона и голоса. И кто знает, где я могу оказаться? Я не обязательно запомню, если у меня появится идея, и если я не запишу её, она просто исчезнет. У меня были отличные идеи, и я думал: "О, я запомню это…" и занимаюсь ещё кое-чем, и когда возвращаюсь к сочинению: "Что это было? И оно исчезло, исчезло навсегда и никогда не вернётся". Так что я усвоил урок, и напеваю на айфон. Это фантастика. Недавно я записал песню с Синди Блэкман, и мелодия получилась именно из того, что я напел в телефон, и это сработало фантастически.

Одна из гитар Godin Маклафлина с ладами True Temperament, позволяющими более точно интонировать ноты. [на фото что-то этого незаметно - прим.переводчика]

На новом альбоме используется коннакол, южно индийской вокальное искусство перкуссии…

 

Я изучал коннакол в семидесятые у пандита Рави Шанкара, и он был великолепен. И, конечно же, работая над Shakti, я смог развить коннакол до такой степени, что около восьми лет назад я выпустил обучающий DVD о том, как его освоить. Это фантастическая система, потому что вы так легко можете петь ритмы, и я рекомендую её всем. Я использую его всё время, и на репетициях с группой я просто напеваю им ритмическую идею, и они точно знают, что это такое. Ранджит [Баро, ударные и вокал] может петь его, но Гари [Хазбенд, ударные и клавишные] улавливает это как молния. Я пою Раджиту, и он что-нибудь споёт мне. Он скажет: "А что, если мы займёмся развитием этого ритма?"  и споёт мне это на коннаколе, чтобы я точно понял, что он делает. Так что если вы умеете петь коннакол и понимать его, вы можете играть им.

 

На Dark Light также есть композиция в память о Пако де Лусии…

 

О, я скучаю по нему. Я ужасно по нему скучаю. Эта мелодия была одной из композиций, которую мы собирались записать вместе в прошлом год. Мы планировали записать альбом дуэтом и я разговаривал с ним незадолго его отъезда в Мексику. Должно быть, это было в начале Февраля, потому что 25 февраля у него случился сердечный приступ в Плайя-дель-Кармен. Мы уже обменялись идеями, и это была вещь, которую он очень любил. А потом мы его потеряли. Если честно, я был опустошён. Мне потребовалось время, чтобы справиться с этим, и когда я успокоился, я подумал: "Что ж, я должен сделать эту композицию для него, потому что она ему очень понравилась". Она должна была исполняться в две гитары. Вот почему я играю её на акустической гитаре. Я сделал аранжировку для группы и подумал, что она действительно хороша. Здесь царит атмосфера, которая нравилась Пако. Название El Hombre Que Sabia означает "Человек, который знал", и он действительно знал. Он был таким же человеком, каким был гитаристом. Как бог! Но есть и хорошая новостью, потому что, наконец, спустя 20 лет, у меня есть Eagle Rock [звукозаписывающая компания, где Джон занимает один из ключевых постов], чтобы издать концерт, который мы с Пако отыграли в 1987 году на джазовом фестивале в Монтрё, и я думаю, он выйдет в январе. Это был фантастический вечер, и мы оба были безбашенными. Я действительно в восторге от этого.