GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме

John 5

 

 

Дьявол знает мое имя

 

 

 

 

 

 

 

Адам Мур

Premier Guitar, август 2008

перевод с английского

 

 

 

 

 

 

 

С выпуском своего нового альбома Requiem Джон Файв стал очень занятым человеком. Между гастролями с Робом Зомби и выступлениями на мастер-классах Guitar Center по всей стране, кажется, что его слегка нервирующий стиль готического рока поразил поклонников. Они пожирают его везде, куда бы он ни приехал, возможно, потому, что это нечто иное в мире однообразия. От его самого продаваемого обучающего DVD "The Devil Knows My Name", в котором извращённые образы ужасов сочетаются с молниеносной игрой, до его нового альбома, полного аллюзий на самые тёмные области человеческих познаний, кажется, что Джон Файв нашёл здоровую музыкальную и стилистическую нишу для существования.

 

Конечно, всё не так просто. Джон Файв - музыкант, полный жёстких, дезориентирующих противоречий - вещей, которые могли бы иметь смысл, если бы не его более чем мрачный, образ. Бывший гитарист шок-рокера Мэрилина Мэнсона, Джон Файв на самом деле дружелюбный, жизнерадостный чел, который с радостью ответит на все ваши вопросы, будь то о его гитаре или о его длинном кожаном пальто в пол. Он открыто говорит о своей любви к старым кантри-гитаристам, таким как Джерри Рид, и добавляет в Requiem самую зажигательную игру, которую вы когда-либо слышали на альбоме с названиями песен, вдохновлёнными пыточными устройствами. Он сделал себе имя в гитарных кругах тем, что создавал пробивные риффы с Telecaster и Marshall, странное сочетание, которое идет вразрез с тем, что многие считают стандартной рок-комбинацией. У него нет абсолютно никакого притворства, и тот факт, что это не так, почти сводит с ума - почему он не может быть тем, кем мы ожидаем?

 

Излишне говорить, что в течение первых минут нашего интервью мы перестали пытаться навешивать на Джона ярлыки. Вместо этого мы поговорили о том, как он начинал свою карьеру благодаря телевизионному шоу Cornpone, о его коллекции классических Телекастеров и о том, почему он предан Marshall на всю жизнь.

Вы говорили в других интервью, что взяли в руки гитару после того, как увидели Бака Оуэнса и Роя Кларка в шоу "Хи Хоу". Что в этом шоу вызвало ваш интерес?

 

Мне нравилось то, что "Хи Хоу" было шоу, во время которого все собирались у телевизора и смотрели вместе, потому что так было принято. Помню, однажды там был маленький пацан. Ему было лет десять или одиннадцать, и он играл на банджо так, как я никогда не видел. Я имею в виду, что вы потрясены, когда дети делают что-то, но этот пацан играл на банджо так хорошо, что я не мог поверить своим глазам! Это навсегда засело у меня в голове.

Ещё одна вещь, которая засела в моей голове, это то, что все играли на Телекастерах - я просто думал, что это и есть электрогитара. Я хотел электрогитару и хотел, чтобы она выглядела так же.

 

Когда вы начали осваивать гитару, на чём вы учились?

 

Я начал учиться на Джими Хендриксе и подобных ему музыкантов. Я постепенно выучил риффы Джими, а потом выучил "Happy Birthday" для своего отца. Мне нравилось играть, но я не разучивал песни, которые мне нравились. Как только я выучил "Crazy Train" и несколько других любимых песен, я уже не откладывал гитару. Я сказал: "Вау! Я могу играть свои любимые песни!". Если кто-то хочет научиться играть на гитаре, я научу их нескольким традиционным песням, а потом научу их песням, которые они действительно любят. Это то, что мой учитель сделал для меня; у меня был очень умный учитель гитары в этом отношении. Если кто-то любит Нила Янга, я научу их аккордам A и F, а затем представлю им песню Нила Янга, которую они смогут сыграть - в этот момент они будут просто поражены.

 

Вы когда-нибудь увлекались такими ребятами, как Дон Рич или Рой Николс, из-за связи с "Хи Хоу"?

 

Конечно! Эти ребята и такие музыканты, как Джерри Рид, были потрясающими. Я любил эту музыку и люблю до сих пор.

 

Приятно видеть, что у вас широкий спектр влияний и любимых вещей. Большинство музыкантов, кажется, склоняются преимущественно либо к року, либо к кантри.

 

Знаете, я проводил эти мастер-классы Guitar Center и никогда раньше не делал ничего подобного. Я нервничал, потому что это был первый раз, когда я выступал без группы. Я думал: "Хотят ли люди слушать этот материал или нет?". Но не только куча людей пришла и услышала это, людям действительно понравилось. Я играл тяжёлые вещи, а потом играл блюграсс и вестерн-свинг, и вы правы, это очень разнообразный спектр звучания, но людям это очень нравится. Я думаю, это одна из причин моей популярности, потому что я другой. Сделать что-то другое, что работает - это просто потрясающе.

Вы сделали себе имя, играя крайне тяжёлую музыку на Телеке. Как вы создаёте эти звуки? Почему бы вам просто не взять Les Paul?

 

[Fender] создал эти гитары, Subsonic Tele, которые в очень низком строе, как баритон-гитары. Это как семиструнка, но в шестиструнном формате. И, как вы знаете, у них были такие гитары в те времена - они могли бы играть песни Korn в шестидесятые с такими гитарами. У них всегда были такие гитары в качестве опции; они существуют дольше, чем многие люди хотят помнить. Мне просто нравится ощущение Telecaster - я люблю и Les Paul, но с Телеком я чувствую себя более комфортно. Это как мой старый друг.

 

Не могли бы вы рассказать о трёх ваших именных Телекастерах, созданных Fender?

 

Первый я придумал, когда был в группе Мэрилина Мэнсона. В то время у Fender была гитара под названием Maverick, а также 12-струнная гитара под названием Villager - у обеих были похожие головы в шестидесятые. Я подумал, что обе эти бошки были классными, и именно здесь у меня появилась идея для головы на моей первой именной гитаре [Fender Custom Shop J5 Bigsby Signature Telecaster]. Она вытянута и имеет схожую компоновку с 12-струнными гитарами, но мы немного обрезали нижнюю часть головы, чтобы я мог исполнять бенды за верхним порожком и тому подобные вещи. Мне также нравится палисандровая накладка грифа.

 

Я поставил Bigsby из за тех старых кантри-ребят - я всегда думал, что это выглядит так безумно. Хотя мне нравятся Floyd Rose, я не люблю зависеть от них; мне нравится, что с Bigsby я могу использовать немного изящества здесь и там. Я также установил туда звукосниматель Hot Rail и хромированный пикгард. В следующей версии [J5 Telecaster] всё осталось так же, только мы поставили хамбакер и заменили Bigsby на хардтейл, потому что, как все знают, Bigsby очень сложно настраивать и заставить держать строй.

 

После этого я захотел поднять его на новый уровень и просто зафигачить трёххамбакерный телек в винтажно стиле [J5 Triple Tele Deluxe]. Он выглядит как старый, суровый Харлей со всем этим хромом. Мне всегда нравились гитары с тремя хамбакерами, и я не думаю, что когда-либо раньше это делали на Телеках. Голова напоминает Fender Tele Deluxe семидесятых годов; мне также понравилось добавить пикгард Deluxe.

Я также заметил, что ваши гитары оснащены хамбакерами Enforcer от Fender. Что вам в них нравится?

 

Мне нравится, что я могу получить достаточно тяжёлый звук, чтобы играть с Робом Зомби, но при этом достаточно чистый, чтобы играть с Четом Эткинсом. Именно это я и сказал Алексу [Перез, менеджер по работе с артистами Fender], и это был первый хамбакер, который он упомянул, и он отлично работает.

 

Насколько я понимаю, у вас довольно внушительная коллекция Телеков.

 

Ну, у меня очень коллекционный склад характера, поэтому я старался приобрести по одному экземпляру каждого года, начиная с первого. Но давайте будем честными, это нелёгкая задача. Это не то, что я планировал сделать за несколько лет или даже за десять, а то, чем я смогу наслаждаться всю оставшуюся жизнь. Любой может найти эти гитары, но главное - найти их в оригинальном и отличном состоянии. Я не хочу никаких проблем, доработок, переделок, перекрасок, переладовывания или даже замены ручек или проводов. Я хочу, чтобы все они были оригинальными, а это самое сложное. Я наслаждаюсь азартом охоты.

 

Мой самый любимый, Святой Грааль - это Fender Broadcaster 1950 года. В первый год было выпущено всего 149 экземпляров, и мне посчастливилось приобрести один из них, который находится в прекрасном состоянии. Ещё одна уникальная особенность этой модели заключается в том, что компания Gretsch подала в суд на Fender за использование названия Broadcaster, поскольку они уже производили серию барабанов с таким названием. Разница была лишь в том, что Gretsch писали название через "k", а не через "c". Поэтому им пришлось убрать название Broadcaster с гитары, но, к счастью, мне достался один из оригиналов.

 

Вот другие гитары, которыми я владею сейчас: красивая блондинка 1952 года Esquire в идеальном состоянии; 1953 Telecaster; 1954 Esquire; 1958 Tele; 1963 Esquire; 1964 Custom Tele; 1966 Esquire; 1967 Custom Tele с кленовой накладкой грифа; 1968 Thinline - первый год выпуска этой модели; Thinline 1969 года с палисандровой накладкой - первого года выпуска этой модели; Blonde Tele 1971 года; Fender Deluxe 1972 года; Custom Tele 1973 года с синглом в бридже и хамбакером в нэке; и гитары '75, '76 и '77 годов. В 1978 году я начал приобретать их в экспортных цветах, которые они представили, таких как [Capri] оранжевый, [Maui] голубой и [Arctic White] белый. Я планирую остановиться на 1980 году, по крайней мере, пока. Когда я заполню недостающие годы, возможно, я продолжу с этого момента.

Вы играете на этих гитарах или они просто спрятаны в каком-то хранилище?

 

Иногда я играю на них, но в основном они просто служат для моего визуального удовлетворения.

 

Я заметил, что вы также используете головы Marshall Mode Four.

 

Да, я использую Marshall Mode Four, но я понемногу меняю их и недавно начал пробовать эти новые Marshall JVM. Они относятся к серии Vintage Modern и очень крутые.

 

Что вам нравится в Marshall?

 

Я думаю, что они просто очень знакомы мне - я всегда использовал их и любил их. Это хорошо сделанные усилители, и мне нравится их качество. Так же, как Mercedes и BMW, они всегда хорошо сделаны, а я люблю качество.

 

Я думаю, что это даёт вам действительно уникальный, узнаваемый звук. Действительно, не так часто увидишь сочетание Tele-Marshall.

 

Да, такое редко увидишь, но именно поэтому мне и нравится эта комбинация. Это отличная гитара и отличный усилитель, так почему бы не соединить их вместе?

 

Я читал в других интервью, что эффекты не являются существенной частью вашего оборудования, но когда я слушал ваши альбомы, я заметил, что вы, похоже, получаете много разных звуков с помощью ограниченного набора устройств. Как вам это удаётся?

 

Когда я записываю альбом, я люблю использовать старые примочки. Один из моих любимых для ритм-партий - педаль от Electro-Harmonix под названием Bass Micro Synthensizer. Это такой классный звук, и он заставляет ритм-партии звучать так грязно. Я также использую старые фендеровские фэйзеры, фузз-вау и тому подобное, но когда я играю вживую, я не использую их, потому что один парень однажды сказал: "О, Джон Файв - это всё эффекты", а я такой: "О, Боже, нет, это не так!". Так что я никогда не использую эффекты вживую - я просто играю с ними дисторшн и лид-партии.

 

Включаете ли вы овердрайв в свою цепь сигнала или полагаетесь на Marshall?

 

О нет, я использую [Boss] Super Overdrive, Noise Suppressor и тюнер. Обычно в моём педалборде есть около трёх небольших примочек, но иногда я использую аналоговые дилеи Boss, чтобы получить обратную связь, когда крутишь ручки и тому подобное.

Мы немного коснулись вашего начала, но мне интересно узнать о вашем развитии как музыканта. Чем вы занимались после тех вдохновляющих моментов в "Хи Хоу"?

 

Ну, я вырос в Гросс-Пойнте, штат Мичиган. Мое первое настоящее выступление было с группой под названием Dirty Tricks. Я был в шестом классе, и мы просто играли кучу вещей Van Halen. В седьмом классе мы устроили баттл групп - мы с вокалистом были самыми популярными ребятами в городе, потому что играли в группе. Мы выступили с этим шоу и чувствовали себя как Beatles - все девчонки визжали. Я думаю, это просто дало мне толчок к тому, чтобы играть живую музыку.

 

В конце концов, я начал играть с группами в районе Детройта и работать над своим ремеслом живого исполнителя. Я играл в группе под названием Vampirella со всеми этими чуваками с длинными волосами, и мы играли в прокуренных барах. Другая группа, в которой я играл, называлась Pepperland, из-за Beatles. После этого я переехал в Лос-Анджелес и начал работать в качестве сессионного музыканта, и всё пошло своим чередом.

 

У вас была возможность поработать с "Бриллиантовым Дэйвом" над альбомом его группы DLR Band. Каково это было для вас?

 

Это было невероятно. Я всегда хотел быть только Эдди Ван Халеном. В те времена я постоянно повторял себе: "Всё, чего я хочу, это играть с Дэвидом Ли Ротом".

 

Как это произошло?

 

Я сидел дома, смотрел на книжную полку и увидел автобиографию Дэйва "Обезумевший от жары". Я позвонил его менеджеру и спросил, не нужны ли им какие-нибудь песни. Конечно, они понятия не имели, кто я такой, но сказали, чтобы я прислал им что-нибудь. Я записал несколько песен, которые звучали как старые Van Halen, и Дэйву они понравились, так что я наконец-то встретился с Дэйвом. Он сказал, что мы должны записать альбом. И мы записали альбом за две недели, потому что Дэйв - старая школа. Мы просто собрались в одной комнате, играли живьём и пытались создать лучшую запись, на которую были способны. Это был невероятный опыт, и я рад сказать, что до сих пор очень дружен с Дэйвом. Это не только важный момент в моей карьере, но и в моей жизни.

 

Это звучит как преуменьшение; я имею в виду, что вы играли с некоторыми тяжеловесами. Вы играли с Мэрилином Мэнсоном в конце девяностых, когда его группа была, пожалуй, одной из самых заметных в мире.

 

Я играл [с Мэрилином Мэнсоном] с 1998 по 2003 год, и это было невероятное путешествие. Я многому научился в этой группе - я был в ней в идеальное время, когда они были на пике своей формы. Мне повезло, и я до сих пор счастлив, что мне выпала такая возможность.

 

Мне вообще очень нравится играть с великими музыкантами. Недавно я записал песню со Scorpions для их нового альбома, и это было здорово. В прошлом я работал с Полом Стэнли и Митом Лоуфом; сейчас я работаю над несколькими песнями с Lynyrd Skynyrd. Я работаю с Робом Зомби уже более трёх лет, и это было здорово - работать с тем, кого я так давно люблю.

Играя с Зомби, пришлось ли вам внести какие-либо изменения в свой стиль или оборудование?

 

Нет, на самом деле он сказал мне быть самим собой и играть, что просто здорово и расслабляет. Мне повезло, что я могу быть своим сумасшедшим "я".

 

Зомби по-прежнему стремится к интенсивному индустриальному звучанию, или оно изменилось?

 

Мы делаем это немного грубее и живее. Это не настолько тяжёлое на студийной записи, но это по-прежнему одно из самых потрясающих живых шоу, которое вы когда-либо видели в своей жизни.

 

Вы такой занятой чел - некоторое время назад вы выпустили довольно популярный обучающий DVD под названием The Devil Knows My Name, в котором смешали здоровое количество хоррора с вашей игрой на гитаре. Учитывая то, кем вы являетесь, это звучит как невероятная концепция.

 

Как только вы посмотрите его, вы сойдёте с ума. Это не похоже ни на что, что вы думаете или могли видеть раньше. В течение долгого времени он был хитом продаж в Guitar Center. Там много гитарных соло, но также много наготы и разврата. Это не обязательно хоррор-фильм, но в нём полно безумия - знаете, голые девушки с большими сиськами. Какой парень не любит гитарные соло и голых тёлок? Это совершенно грязное кино, и когда вы его увидите, оно вам понравится.

Сталкивались ли вы с какой-либо негативной реакцией? Кто-нибудь говорил: "Это уже перебор?"

 

Всем понравилось. Я получил "большой палец вверх" от всех. Единственный негатив я получил от Hal Leonard, и я удивлён, что они вообще оставили то, что сделали из фильма, но они убрали одну, очень жестокую сцену в конце.

 

Есть ли планы на ещё один DVD?

 

Вы знаете, я не знаю. Он был принят на ура, а когда оригинал успешен, всегда есть вероятность продолжения.

 

Ваш новый альбом Requiem невероятно насыщен. Я слышал, что вы описываете его как "всё, кроме кухонной мойки". О чём вы думали, когда отправлялись в студию для работы над этим релизом?

 

Мне нравится выводить каждую инструментальную запись на новый уровень, начиная с Vertigo.

 

В этой пластинке есть немного классики, вестерн-свинга, блюграсса и много тяжёлого шрединга, что позволило создать несколько сумасшедших песен. Этот альбом - "влажная мечта" гитариста, потому что он такой насыщенный.

 

Не могли бы вы рассказать нам о процессе записи Requiem?

 

Ну, я записал его в доме [продюсера] Скотта Хамфри. У него огромная студия. Это одна из самых красивых студий, в которых я когда-либо был за всю свою жизнь. Она находится на Голливудских холмах, и ею пользовались Motley Crüe, Zombie и Metallica. Она была настолько занята, что мне приходилось записываться посреди ночи, и мой мозг немного сходил с ума. Requiem - одна из моих любимых вещей, которые я когда-либо делал. Все, кто участвовал в записи альбома, проделали невероятную работу, и я очень горжусь им.

Все названия песен на Requiem названы в честь орудий пыток; песня "27 Needles" на The Devil Knows My Name - это отсылка к серийному убийце Альберту Фишу. Я уверен, что наши читатели задаются вопросом, откуда у вас такое увлечение тёмной стороной жизни.

 

Я думаю, у людей есть вещи в шкафу, на которые они любят смотреть. Это правда - посмотрите на [бывшего] губернатора Нью-Йорка Элиота Спитцера. У всех есть глубокие, тёмные секреты, и я интересуюсь серийными убийцами и сумасшедшими вещами. Я бы никогда не хотел, чтобы кто-то пострадал, но мне просто интересно, как извращается сознание людей. Есть такая песня "The Washing Away of Wrong", она о серийном убийце, который думал, что если он помоет руки после того, как жестоко изрубит кого-то, то всё будет хорошо. Я просто думаю, что это просто безумие, когда чей-то разум работает таким образом.

 

Что у вас в планах на будущее?

 

Я выступаю на мастер-классах Guitar Center и говорю спасибо всем людям, которые купили альбом и поддерживали меня все эти годы. Я также заканчиваю работу с Lynyrd Skynyrd и сейчас работаю над новым альбомом Роба Зомби. Я очень занят, но я очень ценю и люблю это.