GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту нужна ваша поддержка. Оплата хостинга, сертификатов, подписок..Даже если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу, или сделав репосты на материалы. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме.

Joe Satriani

 

 

10 вопросов, которые

мы задаём каждому

 

 

 

 

Guitarist, Август 2015

Перевод с английского

 

 

Он - виртуоз из виртуозов. Но сможет ли Сатч не справиться с 10 вопросами, которые мы задаём каждому?

1. Какова была ваша первая гитара и когда вы ее приобрели?

 

Hagstrom III. Однажды вечером я пришел домой после того, как узнал, что умер Хендрикс. Я ушёл из футбольной команды и объявил своей семье, что собираюсь стать гитаристом. И моя старшая сестра, которая только что начала преподавать в местной средней школе, сказала: "Я дам ему свой первый чек с зарплаты".

 

В местном музыкальном магазине стоял белый Hagstrom, который почему-то показался мне похожим на то, на чём играл Хендрикс. Тогда я был таким наивным, я не знал, что такое Fender Stratocaster. Он стоил 124 доллара - эта цена осталась в моей памяти

2. Здание горит: какую гитару из своей коллекции вы бы бросились спасать?

 

О, как ужасно думать об этом. Я бы ни на секунду не подумал ни о каком материальном объекте. Я бы думал в первую очередь о людях и о животных, потом о себе. Всё остальное заменимо.

 

Но чтобы подыграть фантазии, я бы, наверное, выбрал гитару, на которой я больше всего играл за последнюю неделю. Я сейчас нахожусь в своей студии и вижу оригинальный оранжевый прототип [Ibanez JS2410], который мы выпустили год или два назад. Я бы, наверное, взял её.

3. Какая из ваших гитар - самая старая?

 

В настоящее время это Martin 000-21 1948 года. Раньше у меня была тонна винтажных гитар, но они начали меня доставать. Мне не нравится быть коллекционером. Я не хочу быть плюшкиным, которого окружают все эти заплесневелые предметы, поэтому я избавился примерно от трёх четвертей своих винтажных вещей. У меня осталось около четырех старых Стратов, старых Gibson, старых Martin. Это менее двадцати винтажных гитар, по сравнению, скажем, с пятьюдесятью, как десять лет назад.

 

4. Какую песню вы бы сыграли на акустике у костра?

 

Я бы сыграл все песни Rolling Stones, которые звучат в Open G. Как будто этот материал и этот строй просто созданы друг для друга. В Led Zeppelin III есть много прекрасных вещей, которые тоже очень домашние. Знаете, вы можете сыграть их посреди открытого поля, и они всё равно будут звучать. Некоторые более сложные вещи, такие как The Rain Song, меня никогда не привлекали - они просто звучали для меня слишком продуманно. Но Friends была тем, что всегда импонировало лично мне.

 

5. Когда вы последний раз занимались и что вы играли?

 

Ну, последние пару недель я репетировал, готовясь к Acoustic 4 A Cure. Это благотворительный концерт в пользу детской онкологической больницы здесь, в Сан-Франциско, с Сэмми Хагаром и Джеймсом Хэтфилдом, а также к нам собираются присоединиться Линда Перри и Чад Смит. Ребята из Ibanez сделали мне 12-струнную акустику JS, так что я играл песни Jefferson Airplane, Led Zeppelin, Chickenfoot...

6. Когда вы в последний раз меняли свои струны?

 

Я ненавижу менять струны. Пора бы сделать какое-нибудь приложение для iPhone. Я делаю это только тогда, когда это необходимо.

 

Очень часто мои инженеры спрашивают: "Что это была за гитара и почему она так смешно звучит?". А я отвечаю: "Ну, струнам четыре месяца, и я не удосужился поменять их перед тем, как сыграть соло". Но новые струны могут быть проблемой. Они могут быть слишком яркими. Знаете что? Я не менял струны с декабря 2014 года.

 

7. Какой совет по игре на гитаре вы бы дали молодому себе, если бы у вас была такая возможность?

 

Я бы сказал себе: "Выключи метроном и перестань пытаться играть гаммы со скоростью 220 ударов в минуту". Это всё, что тебя беспокоит, когда ты молод, и учишься, ну вы понимаете.

 

Необходимо время, чтобы пережить это, но, в конце концов, ты взрослеешь и говоришь: "Какой же я был идиот. Я задрачивал себя. Я должен был просто писать песни".

 

8. Если бы вы могли изменить что-то одно в записи, в которой вы участвовали, что бы это было и почему?

 

Была одна вещь, которая, как я помню, была просто чертовски громкой, это было первое гитарное соло в песне Big Bad Moon на альбоме Flying In A Blue Dream. Я помню, что подумал об этом, когда мы закончили микширование, но [продюсер] Джон Куниберти сказал: "Это так захватывающе".

 

Помню, сразу же после мастеринга я пришел к Стиву Ваю домой. Мы джемовали под неё, но тут зазвучало соло, и рука Стива не могла быстро дотянуться до регулятора громкости.

9. Есть ли гитара или оборудование, об утрате которого вы сожалеете?

 

Тот Hagstrom III я в итоге продал своему ученику, который брал уроки вскладчину со Стивом Ваем. Эта парочка обычно собиралась вдвоём, и скидывалась деньгами, чтобы брать уроки.

 

Но несколько лет назад, когда я был в туре с Chickenfoot, одна поклонница услышала эту историю и подарила мне идеальную копию той гитары. Каким-то образом она нашла идеальный экземпляр нужного года и модели.

 

10. Какое другое занятие вам вас ближе всего, чтобы бросить музыку?

 

Каждый вечер, когда я играю последнюю ноту, я чувствую себя таким измученным. Я заползаю в гастрольный автобус и думаю: "Должно быть что-то другое, чтобы не убивать свои руки и тело этими поездками и громкостью".

 

Но потом, восемь часов спустя, я умираю от желания снова выйти на сцену. Так что это кратковременный момент отчаяния, когда я думаю: "Я мог бы печь круассаны на юге Франции" или "Я мог бы вернуться в школу и стать астрофизиком". Но нет. Это безнадёжно. Я музыкант. И это всё.