GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Если вы хотите поддержать проект, поле для донатов в правом нижнем углу в вашем распоряжении

Jay Jay French

 

 

 

 

 

Дэвид Славкович

Ultimate Guitar, ноябрь 2021

перевод с английского

 

 

 

 

Джей Джей Френч вспоминает первые дни существования группы, а также своё неудачное прослушивание в Wicked Lester, группе, которая впоследствии стала KISS, рассказывает об оборудовании, своей коллекции гитар, моделях Epiphone и Gibson и многом другом. В настоящее время Джей Джей продвигает новую книгу под названием "Twisted Business: We're Not Gonna Take It Anymore".

Должен сказать, что я впечатлён - у вас было столько взлетов и падений, и это не просто биография рок-музыканта. Что помогло вам продержаться все эти годы?

 

То, что позволяло Twisted Sister не сдаваться, заключалось в том, что у нас было настоящее дело, причём очень успешное.

 

Мы могли зарабатывать много денег, играя в клубах, о которых большинство людей не имеют ни малейшего представления - я не знаю, что, по их мнению, делает группа; возможно, они думают, что мы живём в подвале и питаемся кошачим кормом.

 

Итак, днем вы получаели письмо от звукозаписывающего лейбла с отказом, а потом вы выходили и играли перед 3000 человек в тот же вечер, крича, что вы лучшая группа в мире.

 

Так вы можете некоторое время сомневаться в себе - знаете, вы читаете письмо, им не нравится ваше демо, им не нравятся ваши песни, и вы можете сомневаться в себе и расстраиваться.

 

А потом, поскольку мы могли работать пять дней в неделю каждую неделю - вы могли просто пойти в клуб, и в тот вечер там всё было распродано, потому что все клубы были заполнены - мы играли в радиусе 50 миль вокруг Нью-Йорка, и там были сотни клубов.

 

И возраст для употребления алкоголя был 18 лет, что означало, что ребята с поддельными удостоверениями личности, которые в те дни было очень легко сделать...

 

Так что, мы играли перед заполненным залом в 2 000 человек, и мы говорили: "Мы не можем быть отстойными, мы не можем быть плохими! Посмотрите на это, сегодня мы играем при полном аншлаге!"

Так что эта способность постоянно напоминать себе, что мы хороши, потому что мы были так успешны, позволяла нам продолжать пытаться снова и снова.

 

Если бы мы умирали с голоду - если бы у нас не было ни денег, ни выступлений, - я не могу сказать, что мы смогли бы выдержать постоянное пребывание в состоянии отверженности.

 

Но для нашей истории у нас была роскошь иметь огромную местную аудиторию, которая поддерживала нас во все эти трудные времена.

 

Как вы также упоминаете в книге, одной из ваших главных целей было стать рок-звездой. Как вы решили стать исключительно исполнителем и менеджером своей группы, а не сонграйтером?

 

Ну, решения принимались в медленно развивающейся атмосфере. Когда я пришёл в группу, я был последним оригинальным участником из пяти ребят, которые сформировали Twisted Sister [вокалист Майкл "Валентайн" О'Нил, гитаристы Билли "Даймонд" Стигер и Джей Джей, басист Кенни Нил и барабанщик Мел "Старр" Андерсон] - никого из них никто не знал.

 

Я был просто гитаристом, и это всё, на что я рассчитывал. Знаете, у меня была мечта, когда я смотрел на Beatles: "О, я хочу заниматься этим, я хочу быть рок-звездой" - что бы это ни значило - мне было 10 лет.

 

Все, что я видел, это кричащих девчонок, парней, играющих рок-н-ролл с хорошими гитарами и усилителями, и думал, что каждый из них миллионер - знаете, вот что я видел в 10 лет.

 

К 20 годам применение моего таланта было гораздо более целенаправленным, но это было только в качестве музыканта. Я еще не понимал, что того, чтобы стать рок-звездой, нужно быть цельной группой.

 

Я знал, что у группы должен быть имидж, но лично я ещё не стал Джей Джей Френчем. Кроме того, я не руководил группой. Так что все эти вещи происходили постепенно, со временем, как необходимость адаптироваться к меняющейся ситуации, которая постоянно возникала передо мной.

В своей книге вы также упоминаете о том, как познакомились с ребятами из KISS и о своем прослушивании у них - конечно, они уже были опытной группой. Каково было ваше впечатление о них, когда вы услышали их игру, и, самое главное, каким был Джин Симмонс в те дни?

 

Ну, если вы говорите о Джине Симмонсе как о человеке, который имеет репутацию высокомерного, самовлюблённого типа, то, вероятно, таким он был и в те времена.

 

Но знаете, если честно, когда я их встретил, мне было 20, а им было по 22 - Джину и Полу [Стэнли], я встретил их вдвоём - и они были первыми людьми, среди тех, что я когда-либо встречал, у которых было представление о том, кто они такие [на самом деле Пол ровесник Джей Джея, а Джин на пару лет старше - прим. переводчика].

 

До этого момента все музыканты были просто хиппи, с которыми я играл - никто не говорил: "Вот план, который у нас есть". Когда я встретил Джина и Пола, это был план, понимаете, у них был этот план".

 

Я познакомился с ними только потому, что у них уже был контракт на Epic Records с Wicked Lester, и продюсер-юрист, мой сосед. Я иногда няньчил его дочь, так что он вроде как устроил мне прослушивание, он спросил: "Ты ищешь группу?"

 

Он сказал мне это в лифте однажды, типа: "Эй, ты ищешь группу?" "Почему, потому что у меня длинные волосы и я играю на гитаре весь день, и ты слышал, как я играю дома?" "Да", - говорит он, - "Хочешь прослушаться в группу?

 

И я ответил: "Конечно! И когда Джин и Пол пришли встретиться со мной в первый раз, Джин спросил: "Ты еврей? Ты еврей, верно? Ну, мы собираемся изменить наши имена, мы тоже евреи. Ты похож на еврея".

 

Я никогда раньше с этим не сталкивался. Никто никогда не говорил мне подобного в этот момент моей жизни. Особенно другой еврей, никогда не спрашивал меня, еврей ли я, или что это имеет значение, или что мое имя имеет значение, или что мой образ имеет значение [настоящее имя музыканта Джон Френч Сегалл - прим. переводчика].

 

Таков был Джин! Очевидно, Джин и Пол к тому моменту решили, что они собираются распустить группу под названием Wicked Lester, чтобы заняться другим проектом, который стал KISS. Они просто сказали мне: "Демо, которое ты получил - мы собираемся распустить эту группу. Мы начнём все сначала".

Но они не говорили о гриме. Они просто сказали: "Мы будем тяжёлыми, и мы будем носить обувь на платформе", потому что как раз только начала появляться обувь на платформе. Вы знаете, это был 1972 год.

 

Allman Brothers, Grateful Dead были хиппи, но я как бы чувствовал, что всё меняется. Меняется атмосфера, меняется сцена, понимаете. И я менялся.

 

Так что я с нетерпением ждал этого, это было как новое приключение. Я репетировал с ними пару раз, и знаете, это было здорово, мы играли песни Зеппелин, Джими Хендрикса...

 

На нас очень сильно повлияла одна и та же музыка. Знаете, Хендрикс, Led Zeppelin, Beatles - мы все были одного возраста. Pink Floyd, The Who - всё это было частью того, кем мы все были".

 

А потом ничего не вышло - они перестали мне звонить, что было нормально, а через четыре месяца они все ещё давали объявление в местной газете. Я всё ещё искал группу и позвонил по объявлению.

 

Это был Джин, и он сказал: "Нет, нет, мы нашли гитариста", и это был Эйс [Фрейли]. Он сказал: "Пол, его зовут Пол [Дэниел Фрейли]". Но после того, как мы немного порепетируем, ты можешь приехать и посмотреть на группу.

 

Итак, я приехал и увидел их в октябре '72-го. Чтобы представить это в перспективе - вы знаете, кто такие New York Dolls, конечно? Я не знаю, что вы думаете о New York Dolls, но это была группа музыкантов из Нью-Йорка, которые не всегда считались крутыми музыкантами.

 

Мы все знали друг друга, но они выглядели так, как выглядели. Они выглядели великолепно. И вот, в сентябре '72-го я пошёл посмотреть на них, потому что мои друзья знали их очень хорошо, и я просто подумал, что они ужасны.

 

Очевидно, Джин и Пол видели их в одно и то же время. У меня есть журнал Rock Scene Magazine за 1973 год, на обложке которого изображены New York Dolls, а Twisted Sister и KISS - на маленьких чёрно-белых фотографиях внутри: "Вот группы, которые скоро зажгут" [имеется в виду мартовский номер 1974 года - прим. переводчика].

 

Что довольно интересно, если подумать. Но когда я пошел посмотреть на репетицию KISS с Эйсом в качестве члена группы - они только что сменили название - это было впечатляюще.

 

Было похоже, что они точно знали, что хотят сделать. Я никогда раньше не встречал настолько целеустремлённых людей. Так что было интересно посмотреть на этих ребят, и меня не удивляет, что они добились успеха, потому что были настолько целеустремлёнными.

В 1979 году вы играли на одной сцене с Judas Priest, о чём вы также упоминаете в книге. Как они вдохновили вас, и была ли у вас возможность поговорить с ними, поделиться опытом? Какими они были в то время?

 

Итак, мы были самой популярной местной группой в районе New York Tri-State Area [Нью-Йорк, Нью-Джерси, Коннектикут].

 

И когда в '78-м году вышел альбом Judas Priest "Stained Class", он вышел на той же неделе, что и первый альбом Van Halen - и обе эти пластинки изменили нашу жизнь.

 

Потому что мы пережили период диско - весь мир пережил период диско, ожидая, что же избавит нас от этого диско. Однажды вечером, в этом клубе, мы услышали "Eruption", а потом услышали "Exciter".

 

И мы подумали: "Кто это, чёрт возьми, такие?". И мы стали большими фанатами. Мы очень сильно привязались к Пристам, мы стали исполнять много песен Judas Priest. Мы исполняли кавера на Van Halen, но мы сделали семь каверов на Judas Priest - очень много каверов на Пристов.

 

Итак, в 1979 году мы получили возможность играть с Judas Priest. На тот момент мы могли бы сами заполнить все залы, так что промоутер подумал: "Я поставлю их в один билл с Judas Priest", посчитав, что группы довольно равны.

 

Только вот у Пристов был альбом, а у нас - нет, и они были гораздо более опытной группой. Я имею в виду, мы отыграли тысячи концертов, но Judas Priest были другого уровня.

 

Я помню, как наблюдал за ними с балкона в тот вечер и сказал: "Вау!" У них был особенно однородный звук, и я думаю, что нам с гитаристом это очень понравилось, и мы хотели такой плотности звучания".

 

Judas Priest были ультра-плотной группой, супер-плотной. У них просто был такой звук - гитаристы прекрасно играли в тандеме. Но мы не встретились с ними в тот вечер.

 

Я поговорил с гитарным техником и спросил: "Как они добиваются такого звука?". И он объяснил, как они его добиваются, и мы вроде как купили такие же усилители. [Смеётся] Потому что нам нужен был этот саунд.

Если вы послушаете, как Ди Снайдер сочиняет свои песни - там есть одна часть Judas Priest, одна часть AC/DC, одна часть Элиса Купера. Элис Купер - для гимнов, а AC/DC и Присты - для общего звучания и единения в песнях.

 

Мы - Twisted Sister - приняты в Европе, потому что на нас смотрят - хотя мы из Америки - мы нравимся европейцам и южноамериканцам - толпам на футбольных стадионах - потому что у нас есть мощные гимны, которые могут петь все.

 

У Пристов есть такие песни, у Элиса Купера есть такие песни, у AC/DC есть такие песни - вот что связывает нас с этими странами, вот почему нас принимают там, где не принимают многие американские метал-группы.

 

Я считаю, что это напрямую связано с этим, плюс Лемми из Motorhead и его принятие нашей группы - это как будто мы его братья.

 

И как только он дал нам одобрение, это было всё, что нам было нужно. Затем все метал-группы приняли нас, и когда мы вернулись в 2003 году, мы стали хедлайнерами всех этих фестивалей - вы никогда не увидите Ratt, или Warrant, или даже Motley Crue - они никогда не смогли бы сделать это в Европе - но мы могли делать это круглые сутки.

Ещё одной очень важной вещью для вас и Twisted Sister было то, что вы всегда оставались трезвыми, по крайней мере, во время выступлений. У вас была строгая политика - ни наркотиков, ни алкоголя, и это действительно хорошо работало. Как и почему вы приняли это решение, чтобы сохранить чистоту?

 

Ну, в книге очень подробно рассказывается о том, как ранние версии группы распадались из-за наркотиков и алкоголя. Мне это просто надоело, понимаете?

 

Я не могу говорить о каком-либо другом бизнесе, но могу сказать, что я не понимаю, как может преуспеть любой бизнес, если люди, с которыми ты работаешь, постоянно под кайфом, если они постоянно пьяные, это совсем не помогает.

 

Все думают, что рок-н-ролл - это секс, наркотики, рок-н-ролл, и знаете, каким-то образом вы заключаете сделку с дьяволом и становитесь успешными.

 

Правда в том, что мы просто сделали это, потому что мы очень много работали, и когда я рассказываю людям в книге, что происходило год за годом, вы понимаете, почему я больше не мог с этим справляться.

 

Вы выступали на одной сцене с Оззи - каково было наблюдать за тем, как живет такой человек, как Оззи, и считаете ли вы, что его специфический образ жизни пошёл ему на пользу?

 

Ну, я думаю, вопрос в том, думаю ли я, что они были хороши, для начала?

 

Если вы хотите спросить меня, считаю ли я этих артистов крутыми, то это совсем другой вопрос, потому что я не считаю большинство артистов, которых я когда-либо видел, крутыми.

 

Это просто мой личный взгляд на это, и я не собираюсь вдаваться в конкретику. Но давайте просто скажем, что... послушайте: Я хиппи из шестидесятых.

 

Поэтому, очевидно, что я видел Led Zeppelin, Rolling Stones, Джими Хендрикса - всех этих артистов в период расцвета их групп, когда они, вероятно, все были на тусовках. И в большей или меньшей степени, они были хорошими и плохими.

 

Я имею в виду, что с Джими Хендриксом иногда вы получали хорошее шоу, а иногда плохое - все зависело от того, насколько он был под ЛСД.

 

Посмотрите Pink Floyd с Сидом Барреттом - если он был под кислотой, вы не получите хорошего выступления. Если вы видели Grateful Dead, и все были под кислотой - Grateful Dead были прикольными, если все были под кайфом одновременно - до тех пор, пока вы были под кайфом вместе с ними.

 

Так что я не могу сказать, что наркотики окончательно уничтожают способность каждого артиста устроить отличное шоу. Но я скажу следующее: обязательства, которые артист несёт перед аудиторией, я считаю священными.

 

Я беру с вас деньги за то, чтобы вы пришли и увидели меня. Я должен вам показать лучшее, на что я способен. Это звучит старомодно, верно, но я верю в это на 100%.

 

Вы платите хорошие деньги за то, чтобы прийти и увидеть меня, приводите кого-то с собой, возможно, едете на место, платите деньги за бензин, за проезд, за билет, платите деньги за няню или что-то еще, и это моя ответственность как артиста - дать вам 100% в этот вечер.

 

Потому что, если я отстой в тот вечер, когда вы меня видите, не имеет значения, что я великолепен в другие вечера. В тот вечер я облажался для вас на 100%.

 

Мы, как группа, никогда не хотели, чтобы хоть один вечер был менее чем идеальным. Это ответственность, которую несли Twisted Sister. Так что мне абсолютно наплевать, что делают или не делают другие группы.

 

Меня не волнует, думают ли они так же о своих фанатах - меня это не волнует. Это то, что мы чувствовали, и это то, как мы всегда поступали.

Раз уж мы затронули эту тему - я упомянул Оззи, и я не могу не спросить, потому что я большой поклонник Black Sabbath, и вы упомянули, что в своё время посетили много концертов. Была ли у вас возможность увидеть Black Sabbath живьём в семидесятые годы?

 

Нет, потому что произошло следующее: мой концертный опыт был богатым. Но к 1972 году он закончился, потому что появились Twisted Sister, так что я не мог посещать слишком много концертов, работая пять-шесть дней в неделю [Twisted Sister добились популярности только спустя 10 лет после основания группы - прим переводчика].

 

Так что, с 1967 года, когда я увидел The Who и Cream, открывавших Уилсона Пикетта на рок-шоу с 10 другими группами, и до 1972 года, когда я увидел Боуи в Radio City Music Hall - я видел всё. Миллионы раз.

 

Led Zeppelin на разогреве, и Рода Стюарта, и Джеффа Бека, и, знаете, Cream, Rolling Stones, и Джими Хендрикса, и Дженис Джоплин, и Grateful Dead - я видел эти группы сотни и сотни раз.

 

Когда мы начали работать, стало сложнее выбираться на концерты. Тем не менее, я ходил на концерт KISS в '76-м году в Nassau Coliseum, и они были невероятно великолепны.

 

Я видел, как Van Halen играли на разогреве Black Sabbath с Оззи, и мне показалось, что они порвали Саббат на британский флаг. Я имею в виду, что мне очень нравятся Black Sabbath, но Van Halen в тот вечер были более энергичными - они хотели показать себя.

 

Оззи не показал тогда выдающегося шоу, а Ди - лучший фронтмен. Я думаю, что Ди Снайдер - лучший фронтмен во всём шоу-бизнесе, так что если сравнивать Ди - он лучше их всех, а я видел их всех и слышал их всех.

 

И нет никого - я стоял плечом к плечу с Ди Снайдером - нет никого более профессионального, нет артиста лучше, чем Ди.

 

Нет певца лучше, чем Ди; лучше просто не бывает. Поэтому всё, что я противопоставлял Ди - даже тогда, я говорил: "У этого парня нет ничего против тебя, ничего против тебя".

 

Так что я был избалован в этом плане. Но если вы скажете мне, например, Роб Хэлфорд, то это совсем другое дело. Потому что с Робом вы имеете дело с кем-то, кто обладает специфическими голосовыми способностями.

 

В то время как Оззи - вы знаете, Оззи - это продукт своего имиджа и музыки группы, но вы не можете сказать мне, что его пение особо примечательно.

 

Я имею в виду, не обязательно быть великим певцом, чтобы быть успешным - Лу Рид один из моих любимых певцов, но очевидно, что он - приобретённый вкус. И Нил Янг - тоже приобретённый вкус.

 

Но Роб Хэлфорд или Ронни Дио - это совсем другое дело. Эти парни - исключительные вокалисты, и им не нужно много крутиться. Они могут просто делать то, что у них получается, и делать это, понимаете?

 

Так что я внесу оговорку в свое заявление - когда оно относится к таким ребятам - потому что я считаю Роба выдающимся, и я всегда так считал - и я считаю Ронни выдающимся.

 

Знаете, я несколько раз видел Black Sabbath с Ронни - мне больше нравится эта версия Саббата.

 

На самом деле, Twisted Sister исполняли кавера на песни Саббат, но никогда на Саббат Оззи - только на Саббат Дио.

Какая ваша любимая песня из Саббат эпохи Дио?

 

Ну, во-первых, [сольный дебют Дио 1983 года] "Holy Diver" - это потрясающая пластинка. У меня почти мурашки по коже, когда я думаю о Ронни, потому что помимо того, что Ронни был отличным вокалистом, он был одним из самых приятных людей в мире.

 

Мы много гастролировали с ним, и мне нравились - знаете, мне просто нравились все записи, которые он сделал с Саббат. Они были просто впечатляющими. И мне нравилось его сольное творчество.

 

В общем, это было похоже на комбинацию вещей: у тебя есть две песни здесь, три песни там - неважно, он мог спеть телефонный справочник, ради всего святого - это старая шутка о великом певце, он мог спеть телефонный справочник.

 

И вы были бы очень рады услышать, как Ронни поёт телефонную книгу. Ронни - мы сыграли так много концертов с Ронни. Знаете, если говорить о личном, мы играли с ними в Греции.

 

Twisted Sister были хедлайнерами того вечера, а Дио выступал, по-моему, перед нами. Моей дочери тогда было, кажется, 12 лет, и она потерялась за кулисами - я не мог её найти.

 

Итак, я обхожу все трейлеры, захожу в трейлер Дио, а там Ронни сидит на стуле и разговаривает с моей дочерью Сэм!

 

И я сказал: "Сэм! Не докучай Ронни! А он: "Может, оставишь её в покое? Мы разговариваем!" "Дико извиняюсь..." А он: "Оставь её в покое, ты её отец! [Смеётся]"

В последующие годы вы несколько раз воссоединялись с Twisted Sister. Когда вы снова собрались вместе после стольких лет, каково было снова работать с ними после столь долгого перерыва?

 

ОК, первая пара встреч была немного странной. В книге я рассказываю о том, какие отношения у нас были друг с другом и насколько непрочными они были.

 

То есть, смотрите, [другой гитарист] Эдди Оджейда и я были школьными приятелями, так что, очевидно, я знаю Эдди с 1969 года. [Басист] Марк Мендоза был моим шурином.

 

"Я пригласил Ди [Снайдера, вокал] - знаете, взаимосвязи между ними сложные и очень глубокие. Эй Джей [Перо, ударные] был вроде как новичком во всём этом, но у остальных из нас была глубокая, долгая история".

 

Но за очень короткое время это произошло, потому что группа сделала что-то особенное вместе.

 

Twisted Sister были особенными - и остаются таковыми - именно поэтому группа стала такой успешной, когда возродилась. У вас был шанс увидеть нас на фестивалях?.

 

Нет, у меня было не так много шансов побывать за границей в те годы [Дэвид родом из Сербии, на то время входящей в состав Югославии - прим. переводчика], поскольку я, вероятно, немного моложе, и, к сожалению, я не смог попасть на ваш последний тур.

 

Тогда, очевидно, вы знаете людей, которые видели группу живьём?

 

Конечно.

 

И что они обычно говорят?

 

Ну, я могу сравнить это с тем, что люди говорят о KISS - это всегда полноценное рок-н-ролльное шоу.

 

Да, потому что KISS - профессионалы, и их долг - устроить лучшее шоу, на которое они способны, а наш долг - устроить лучшее шоу, на которое мы способны. Я считаю, что все группы должны соответствовать таким стандартам.

 

Знаете, когда группа выступает поздно, я очень злюсь. Потому что за всю нашу историю мы никогда - если в контракте сказано, что ты выходишь на сцену в 9:15, ты выходишь на сцену в 9:15.

 

Если в контракте сказано, что ты на сцене в 9:30, ты на сцене в 9:30. Я имею в виду, именно так мы это и делали, понимаете, и это...

 

Когда я вижу группы, которые ведут свои дела подобным образом, я уважаю эти группы, потому что они понимают дисциплину, связанную с профессиональным подходом к делу.

 

Мы очень уважаем такой профессиональный подход, поэтому мое мнение об артистах отличается от мнения других людей, потому что дело не только в музыке.

 

Дело в том, как артист ведет себя, как он относится к своей аудитории. Потому что, знаете что? Скажу вам очень просто - в конце вечера люди либо скажут: "Это был один из лучших концертов, которые я когда-либо видел", либо: "Эх...". Или: "Они отстой".

 

Одно из этих трёх.

Мы всегда хотели, чтобы в конце каждого фестиваля вы уходили со словами: "Это было лучшее шоу, которое я видел в своей жизни".

 

Потому что, когда промоутер собирает 100 000 человек и говорит: "Твоя задача в полночь закрыть это шоу", и ты его закрываешь - ты обязан быть лучшим, насколько это возможно.

 

Потому что весь фестиваль зависит от этого, промоутер зависит от этого, ваша репутация зависит от этого. Скольким группам в мире доверяют закрывать 100 000 человек? Не так уж и многим.

 

Это неизвестная группа, ОК? У вас есть Мэйдэн, у вас есть KISS, у вас есть Твисты, у вас есть Присты, у вас есть Def Leppard, у вас есть Whitesnake - у вас есть куча групп.

Неизвестная группа, которой промоутер может сказать: "Я доверяю вам 100 000 человек. Я верю, что когда вы закончите, люди выйдут оттуда и скажут: "Вау! Это был отличный фестиваль!"

 

Даже если до тебя все были отстой, это не имеет значения - твоя работа заключается в том, чтобы спасти этот фестиваль. Твоя задача - сделать так, чтобы кто-то сказал: "Чувак, это стоило того, чтобы прийти!"

 

Твоя работа заключается в том, что если твой друг сможет убедить тебя прийти и увидеть нас - если мы отстой, они будут думать, что их друг идиот, вдобавок ко всему.

 

Они скажут: "Мужик, ты что, с ума сошел? Они ужасны! Но этого никогда не происходит. Никогда не бывает.

Во время последних туров вы в основном использовали вместо Gibson гитары Epiphone, как "более дешёвые вещи", и вы также назвали причину этого. Есть такое спорное мнение, что Epiphone может работать почти так же хорошо, как Gibson. Каков был ваш опыт работы с гитарами Epiphone, и удалось ли им получить тот звук, ту эффективность, которую Gibson может дать на живом концерте?

 

Ну, если мы говорим о технических особенностях гитарного звука, то сначала позвольте мне сказать: когда вы играете через шесть стеков на сцене при 120 децибелах, разница между инструментами не так уж и велика.

 

Я имею в виду, что существуют гитары, звучащие как Fender, и гитары, звучащие как Gibson. В общем-то, это две основные "звучащие" гитары, если не вдаваться в технические подробности. У вас есть звукосниматели-синглы как у Fender, и есть хамбакеры, как у Gibson.

 

Когда приходит время покупать гитару, первое, что я делаю, когда беру её в руки, - это ощупываю гриф. И если гриф мне не нравится, мне плевать на всё остальное в  гитаре. Меня не волнует, как она звучит, меня не волнует, как она выглядит.

 

Гриф должен быть удобным, и если гриф удобный, то я отношусь к этому так: "Я разберусь с остальным, если понадобится". Это моё личное мнение.

 

У меня были сотни, если не тысячи гитар. Сейчас у меня их около 60. У меня куча Лесполов пятидесятых годов, у меня есть Junior, у меня есть Special у меня есть всё, что вы можете себе представить - то, за что гитаристы готовы убить, верно? И гибнут.

 

"И, по правде говоря, моя любимая винтажная гитара - это не мой Gold Top Les Paul Standard, это Junior 1954 года, который стоил 99 долларов новым. У него самый лучший гриф, который я когда-либо держал в руках в своей жизни, и поэтому это одна из немногих гитар, которые я держу дома, чтобы взять и поиграть, потому что я просто люблю эту гитару".

 

Но будет ли эта гитара когда-нибудь играть вживую? Никогда. Будет ли она когда-нибудь взята в дорогу? Никогда. Я беру гитары Epiphone, потому что я получаю от них примерно 98% того, что мне нужно, и потом, если их украдут или моя дорожная команда уронит одну, я не буду переживать, потому что они стоют 500 долларов новые, и мне их дают бесплатно".

 

Я бы не стал играть на чём-то плохом. Итак, позвольте мне быть предельно ясным - они играют потрясающе. Работаю ли я над ними? Да. Я заменяю звукосниматели, я ставлю более качественные звукосниматели.

 

Я заменю лады на Plek-машине, или попрошу парня по имени Норио в Нью-Йорке, который является лучшим мастером по переладовке, сделать это перед туром - убедиться, что гриф отрегулирован и стабилен. Когда гриф стабилен, и я чувствую себя отлично, меня не волнует всё остальное.

 

Так что, я беру все эти Epiphone с собой на гастроли, они мне нравятся, и в конце тура я их отдаю или подписываю на благотворительность. И кстати, вы гитарист? И что, станки с ЧПУ, которые вырезают все это дерево? Это такой же станок с ЧПУ в Азии, как и в Нэшвилле. Это один и тот же чёртов станок.

 

Если быть справедливым к Epiphone, я покупал заказные гитары Gibson Custom Shop, которые были сделаны не так хорошо, как Epiphone. Например, они облажались здесь, они облажались там. Один мой друг, который был одним из мастербилдеров в Fender, делал эти смехотворно дорогие кастомшоп-гитары Fender за $10 000.

 

Я спросил его, что он думает о мексиканских Стратах. Он сказал мне, что играл на некоторых мексиканских Стратах, которые рвали как Тузик грелку  Fender Custom Shop . Так что вопрос сводится к тому, насколько хорошим гитаристом вы являетесь, чтобы почувствовать разницу?

 

Сколько лет вы должны играть, чтобы чувствовать себя уверенным, что вы можете принять такое решение - в отличие от продавца, который говорит вам: "О, эта гитара великолепна! Разве эта гитара не потрясающая?" Ни один продавец никогда не скажет мне такой хуйни.

 

Я скажу продавцу, какая гитара великолепна, а какая удивительна. А если она отстойная, я скажу ему: "Эта гитара - кусок дерьма, используйте её на дрова". Понимаете.? Так что у меня нет с этим проблем.

Но опять же, я играю уже 50 лет. Чтобы обрести уверенность, нужны годы. И нужно чтобы через твои руки прошли сотни гитар, чтобы понять, что тебе подходит. Когда вы играете, какие усилители вы используете?

 

Обычно я играю в линию, используя преамп Hughes & Kettner.

 

ОК, отлично. Когда вы выступали с усилителями, что было самым громким, из того, через что вы когда-либо играли?

 

Я думаю, это было 150 ватт, больше или меньше.

 

С одним стэком или двумя стэками?

 

С одним стэком.

 

ОК. Когда ты попадаешь в мир фестивалей и начинаешь играть на больших площадках, и тебе приходится учиться понимать, как управлять дисторшном на таком уровне, в динамике есть нечто большее, чем просто гитара.

 

Есть целый электронный механизм, который должен быть создан между гитарой, усилителем, кабинетами, порталами, мониторами и всем остальным. Ближе к концу наших гастролей мы перестали использовать головы Marshall. Потому что головы Marshall известны своей непостоянностью.

 

Вы знаете, они могут здорово звучать в одном городе, а потом они могут быть отстойными в другом, так что вы не можете на них полагаться. Поэтому мы используем оборудование Kemper, потому что с их помощью можно сделать идеальным каждый вечер. И мы используем усилители Tone Block [Quilter - прим. переводчика], небольшие 200-ваттные коробочки, которые выглядят как книга.

 

Так что вы увидите все мои стэки Marshall позади меня, вы увидите стену из Marshall, и ни один из них не был подключен! Вообще! Я имею в виду, кабинеты с динамиками - у нас два кабинета с динамиками подключены к Tone Block, а головы даже не подключены, ни одна.

 

Знаете, мой звук идёт через Kemper, через усилители Tone Block, в кабинеты, потому что мы научились управлять звуком.

 

Но если бы вы спросили меня: "Джей Джей, какой лучший гитарный звук ты когда-либо получал в своей жизни в клубах", я скажу вам, что три пятидесятиваттные головы, головы Marshall в три кабинета 4x12 - это лучший клубный звук, который я когда-либо слышал в своей жизни.

 

Это было невероятно громко". С 10-полосным эквалайзером MXR, мужик - вау! Какой невероятный звук.

Во время вашего последнего тура вы играли с Майком Портным за барабанами. Каково было играть с Майком Портным и каким он был в тот период?

 

Майк - абсолютный профессионал. Майк Портной играл в Adrenalin Mob ещё до Эй Джей Перо, и когда Эй Джей умер, мы с Майком Портным пошли на мемориальный концерт на следующий вечер после его смерти.

 

И тогда мы вроде как познакомились. Я пересекался с Майком и до этого, но не был с ним особо знаком.

 

Так что, мы оба были в гримёрке, ожидая выхода на сцену с Adrenalin Mob, чтобы сыграть пару песен Twisted Sister. Это было на следующий день после смерти Эй Джея...

 

Итак, мы плакали в гримерке. Я был в смятении - я любил Эй Джея, он был мне как младший брат. Я был в смятении, и Майк спросил меня: "Что вы, ребята, собираетесь делать?"

 

И я ответил: "Я думаю, мы закончим. Я не знаю, сможем ли мы продолжать без Эй Джея". А он сказал: "Ну, смотри. Я ничем не буду заниматься этим летом, так что если тебе понадобится помощь, дай мне знать".

 

Итак, группа встретилась в день поминок по Эй Джею, и я рассказал: "Портной просто сказал, что если мы решим двигаться дальше, он сделает это..."

 

Майк Портной вырос как поклонник Twisted Sister, он пробирался в бары, чтобы увидеть нас, когда был подростком. Так что он знал весь наш материал.

 

Когда он пришёл и начал играть с нами - вы знаете, какой он такой замечательный барабанщик. Он потрясающий барабанщик.

 

И мы попросили его: "Исполни своё барабанное соло", а он ответил: "Нет, я не буду делать ничего, что изменило бы дух Эй Джей Перо. Ничего.

 

Итак, мы начали играть "Burn in Hell", поставили экран, и в барабанном соло звучал Эй Джей. И Майк был самым великодушным, профессионалом...

 

Так что, Майк Портной - помешанный на контроле, он всегда управляет всем в своих группах, но только не в Twisted Sister. И он говорил мне: "Я так рад, что ты это делаешь. Мне не нужно ничего делать. Я просто должен появляться и играть на своих барабанах.

 

Он был замечательным парнем - на самом деле, я собираюсь поговорить с ним на следующей неделе.

 

Я пишу колонку о Битлах для журнала, а Майк Портной, как оказалось, битломан, сумасшедший фанат Битлов. Поэтому мне нужно взять у него интервью для моей следующей статьи о Битлах. Он был великолепен.

Кстати, как вы получили книгу?

 

Я получил ее как рекламный материал для интервью.

 

Ну, слушайте - большое спасибо, что пригласили меня, спасибо, что вы наш фэн, спасибо, что задаёте правильные вопросы, вы явно уделяете мне внимание, что я очень ценю, и я хотел бы поблагодарить всех фэнов.

 

Они все должны приобрести книгу "Twisted Business: Lessons from My Life in Rock & Roll". Я считаю, что в ней есть отличная информация для всех - не только для хэви-метал групп.

 

Любая музыка, которой вы увлекаетесь - и не только любая музыка, любое дело, которым вы занимаетесь. Это уроки жизни, которые применимы абсолютно ко всем и ко всему.

 

Возможно, людей удивит, что вы получите совет от гитариста хэви-метал, который может изменить вашу жизнь, но я верю, что вы его получите. Так что спасибо, что пригласили меня, я ценю это.