GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту нужна ваша поддержка. Оплата хостинга, сертификатов, подписок..Даже если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу, или сделав репосты на материалы. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме.

Ник Кракнелл

Фото – Джесс Уайлд

Total Guitar, июль 2009

Перевод с английского

 

 

 

 

 

 

 

 

В нашем специализированном выпуске о ритм-гитаре вы можете поучиться у одного из величайших ритм-гитаристов всех времен, так как фронтмен Metallica расскажет вам о том, как он развил свои потрясающие риффовые навыки!

 

 

Мало кто из музыкантов может претендовать на то, чтобы сравниться с Джеймсом Хэтфилдом в игре на ритм-гитаре. Прославившийся своей головокружительной скоростью даунстрока, безупречным палм-мьютом и, прежде всего, выносливостью, запястья, фронтмен Metallica вдохновил не одно поколение гитаристов хард-рока и метала.

 

Ещё больше впечатляет его способность делать всё это во время пения! Попробуйте сыграть и спеть куплет самого тяжёлого хита Metallica - Sad But True, и вы откроете для себя смысл плотности и координации.

 

Ритм-стиль Хэтфилда, как в плане игры, так и в плане написания риффов, является легендарным в мире метала. Следуя его примеру, вы сможете выработать метрономический стиль игры риффов и точность пикинга, но в сочетании с раскованностью, которая поможет вам не только в исполнении метала, но и блюза и даже кантри. Во время недавнего стадионного тура Metallica по Великобритании TG выпил витаминный напиток с великим человеком, за беседой, где он рассказал, как он развил свои потрясающие навыки ритм-игры. Также мы научились нескольким трюкам...

Для начала, Джеймс, когда вы впервые задумались над тем, чтобы стать музыкантом?

 

Я начал брать уроки игры на фортепиано, когда мне было около восьми лет, потому что моя мама однажды увидела, как я барабаню по пианино у кого-то дома, и подумала: "О, он музыкант!". Поэтому я взял несколько уроков в доме какой-то старушки, которые были ужасны, но в конце каждого она давала мне печеньку. Я брал эти уроки в течение трёх лет и думал: "Это отстой, я не выучу здесь ни одной песни Aerosmith!". Я играл всякую хрень, которая мне была безразлична, поэтому я перешел на гитару, потому что мои братья, которые старше меня на 10 лет, в то время играли в группах. И поэтому в доме всегда были ударная установка, пианино и гитара. Они были как игрушки. Мне нравился хард-рок, поэтому я взял в руки гитару.

 

Когда вы начинали играть на гитаре, вы думали, что будете играть ритм-партии или всё же хотели научиться играть соло?

 

Когда я начинал играть на гитаре, я возился практически со всем. Я пробовал разные партии и пытался играть соло [гитариста Aerosmith] Джо Перри, но потом я просто начал больше тяготеть к ритму из-за таких парней, как Тони Айомми, Рудольф Шенкер из Scorpions и даже AC/DC. Знаете, очень ритмичные вещи. А позже я увлекся риффами, поскольку, на мой взгляд, именно это делает песню крутой. Если у вас есть отличный рифф, у вас есть отличная песня. Какой-нибудь чувак может исполнить потрясающее соло, но если оно будет звучать на дерьмовом риффе, песня все равно будет дерьмовой. Рифф - это мясо песни.

 

Вы известны своей ритм-игрой, но как бы вы сами определили свой стиль?

 

Перкуссионный. Я люблю играть на барабанах, поэтому многие ритмы берутся из битов, которые у меня в голове. Очень часто, когда вы играете ритм, а барабаны подыгрывают именно этому ритму, это менее эффективно. Я часто вижу это у некоторых групп в наши дни: "вот гитарный рифф, а ударная установка и малый барабан делают то же самое". В Metallica Ларс [Ульрих] всегда играет немного против риффа. Как будто я барабанщик, а он парирует ритм.

 

На сцене в ушных мониторах Ларса звучит только моя гитара и немного вокала. Так что я как бы поддерживаю темп песни, а он может стать немного безумнее на барабанах.

 

Насколько ваш ритм-стиль можно соотнести к барабанному стилю Ларса?

 

Не слишком, потому что, как я уже сказал, у меня много свободного пространства, чтобы играть. Возможно, в некоторых вещах я не могу быть максимально свободным, потому что когда я расслабляюсь, всё немного шатается! Но я могу показать Ларсу некоторые барабанные штучки, а он может показать мне риффы, понимаете? Я в душе барабанщик, а он в душе поющий гитарист! Так что это действительно здорово, что мы можем таким образом ценить мечты друг друга и видеть в этом позитив, а не просто "Убирайся с моей территории!

Кто вдохновил вас на создание риффового ритм-стиля?

 

Мои боги ритма - это Тони Айомми, Рудольф Шенкер и Малькольм Янг - ребята, которые просто держат ритм. Misfits тоже, и даже Ramones с их простотой. Это все даунпикинг! Посмотрите несколько роликов с Джонни Рамоном, и вы скажете: "Вау!"

 

Как развивалась ваша ритм-игра с течением времени? Слушаете ли вы ранние альбомы Metallica и думаете: "Сейчас я мог бы сыграть это намного плотнее"?

 

"Да, чёрт возьми! Я делаю это с вещами на Death Magnetic, чувак! Я перфекционист, но я понимаю, что нужно иметь некоторую раскованность и характер.

 

Я думаю, что пик "говёности" пришёлся как раз на Justice [студийный альбом Metallica 1988 года ...And Justice For All]. Это было похоже на то, насколько сухой может быть гитара?

 

Я хотел, чтобы она была настолько сухой, насколько это возможно. Отношение к реверберации было типа "Убери его нахер, о чём ты думаешь!". Через некоторое время это стало казаться немного безжизненным и плоским, поэтому я понял, что нужно найти баланс. На Load и ReLoad мы попытались стать немного свободнее, немного блюзовее. "Жирнее" - вот подходящее слово. Это не дало мне такого же ощущения. Я люблю рифф, даунстрок, переменный штрих, галоп... Это то, что я всегда хотел делать.

 

Как вы развили свой невероятно быстрый стиль даунстрока?

 

В некоторых вещах Black Sabbath не было особой скорости. Это были мощные медленные риффы, построенные вокруг бендов левой рукой. Правая рука для меня стала скорее как вызов, потому что в ранние годы у меня было два гитариста, сначала Дэйв [Мастейн, гитарист стартового состава Metallica], а затем Кирк [Хэмметт]. Это был вызов - посмотреть, кто быстрее сыграет, или кто сдастся первым, а потом ты назовешь этого чувака слабаком и будешь работать над этим еще!

 

Многие проблемы возникали из-за каверов чужих вещей, которые мы исполняли, например, Misfits. Я смотрел на гитариста [Misfits] Дойла [Вольфганга фон Франкенштейна] и видел, что он всё играет даунстроком. Например, в такой песне, как Green Hell, я думал: "Неужели он и впрямь всё это исполняет даунстроком?!". Так что я думаю, что мой стиль игры возник из-за соперничества.

А как насчет того, когда Мастейн покинул группу и вы стали основным ритм-гитаристом?

 

Конечно, я соревновался сам с собой. Типа: "Вот барабанный бит, могу ли я поспевать за ним?". А даунстрок всегда звучал лучше, чем переменный штрих. Просто тем, как останавливается струна, как она заглушается... Но наступает момент, когда ты просто не можешь этого сделать, и ты издаешь слишком много шума ладонью, когда бьешь по ней, и тогда приходится возвращаться к попеременному штриху. Но даунстрок звучит плотнее и тяжелее, и это всё решает!"

 

Итак, считаете ли вы, что исполнять всё переменным штрихом - это своего рода компромис?

 

Нет, не обязательно. Есть масса песен, исполняемых галопом. Ты должен это делать! Может быть, есть ребята, которые могут сыграть всё это даунстроком, но это доходит до такой степени, что если это слишком быстро, то это становится грязным. Задача в том, чтобы это звучало как можно лучше. Думаю, да, в ранние времена переменный штрих воспринимался компромисом".

 

Делаете ли вы какие-нибудь специальные упражнения перед выступлением, чтобы раскрепоститься?

 

Только не я! Я в порядке. У Кирка есть некоторые проблемы с локтём и запястьем, а иногда и с пальцами, а у Роба [Трухильйо, басист] с предплечьем - знаете, он - тарантул! У него есть несколько проблем, но для меня единственные проблемы - это мозоли, образующиеся на костях пальцев под кожей, которые появляются просто от того, что я слишком много играю. Но что касается мышц, то, слава Богу, у меня всё в порядке.

 

У вас необычный способ держать медиатор, тремя пальцами: большим, указательным и средним, а не двумя, как большинство гитаристов...

 

Да, я всегда так делал. Так я держу карандаш. Школьные учителя били меня по рукам и говорили: "Это неправильно!", но мне так было удобнее. Я пробовал и по-другому, чтобы посмотреть, как это будет ощущаться, но есть что-то в том, что дополнительный палец стабилизирует верхнюю часть медиатора. Иначе он слишком много двигается. Но я меняю медиаторы без остановки, чувак. Они стачиваются! По всей моей гитаре видны следы царапин от них.

 

Сейчас я работаю над своими медиаторами с Dunlop, пытаясь имитировать звучание медиатора из черепахового панциря (они, конечно же, незаконны), которые издают такой скрежещущий звук. Он почти как камень, но более гибкий. Теперь я меняю 10 медиаторов за концерт вместо 30!"

В Nothing Else Matters вы играете пальцами первую часть, а затем каким-то образом извлекаете медиатор из ладони, чтобы сыграть рифф и соло. Мы не можем понять, как вы это делаете!

 

Где я его держу? Думаю, я его прячу. Я как бы зажимаю его в дуге под средним пальцем. Я проверю это, когда буду играть сегодня вечером! Наверное, это происходит от того, что я играю в разных стилях. Когда ты играешь кантри, ты играешь там и переборы и соло. В таких песнях, как Fade To Black, The Day That Never Comes и Unforgiven, я играю и ритм и мелодию. Это то, что стало Metallica или моим стилем, я так думаю.

 

Что касается ритм-гитары, чувствуете ли вы соперничество со стороны современных новых групп?

 

Там так много заклятых врагов [хихикает]! Есть группы, которые сочиняют потрясающие ритм-партии. Machine Head - потрясающие риффы. Если у вас есть запоминающийся рифф, вы - мой соперник. Если я их вдохновил - это здорово. Это называется переработкой, чувак! Это возвращается и заставляет меня тоже идти вперёд, и мне это нравится.

 


Откройте второе дыхание

 

Узнайте, как Джеймс Хэтфилд не дает своей руке застыть от напряжения во время продолжительного исполнения риффов вживую.

 

Когда вы видите бегущего спринтера, он выглядит очень собранным, напряжённым и сосредоточенным, но когда вы смотрите его бег в замедленной съёмке, его челюсть раскачивается, и он выглядит действительно расслабленным! Он бежит так быстро, как только может, но в нем есть эта раскованность. Вот на что похожа игра на гитаре. Вы не должны быть слишком зажатым без этой раскованности, иначе вы просто напрягаетесь и работаете против себя.

 

Вы должны уметь расслабляться. Это требует практики. Я просто играю так быстро, как могу, и так долго, как могу. А когда почувствуете, что выдыхаетесь, просто немного расслабитесь или сделайте паузу, а потом снова начинайте. Очень скоро вы поймете, что с каждым разом можете делать это все дольше.

 

 

Петь во время исполнения риффов

 

Даже Джеймсу поначалу было трудно играть сложные, синкопированные риффы, одновременно поя противоположные мелодии! Вот как это делается:

 

Это тяжело. Сначала я вообще не мог этого делать, но теперь это вторая натура. Возьмём, к примеру, My Apocalypse из Death Magnetic. Ритм гитары полностью противоположен вокалу. Петь вместе с That Was Just Your Life тоже сложно, потому что там есть часть, где поётся: " I blind my eyes and try to force it all into place", а я играю встречный ритм на гитаре, что доставляет мне большие проблемы. Знаете что? Это просто требует практики! Я делаю так: замедляю рифф и просто определяю, куда должна идти рука во время того или иного слова. Это занимает много времени, но, в конце концов, у вас всё получится".