Вершина творения Jackson

 

Посвящается

тридцатилетнему

юбилею

Jackson Soloist

 

 

 

 

 

История о гитарах Jackson, и в частности модели Soloist рассказанная двоими из тех, кто приложил к ним руку в 1984 году, мастербилдером Майком Шенноном и гитаристом Def Leppard Филом Колленом.

 

 

Guitarist, Июнь 2014

Перевод с английского

Как вас связал судьба с гитарами Jackson?

 

Майк Шеннон: Я начал там работать в 1980 году, когда мне было 20 лет. Я работал на фабрике, и участвовал в создании многих культовых моделей: Rhoads, Kelly, Warrior, King V и Soloist. Я много сделал для создания лекал и разработки техпроцессов, в частности, для изготовления моделей со сквозным грифом.

 

Фил Коллен: Матт [Лэнге, продюсер Leppard] познакомил меня с Гроувером Джексоном, и с тех пор я играю на них. Он прислал красный Charvel, году кажется в '84м, а затем они сделали мне Soloist. Это та гитара, что я использовал на альбоме [Hysteria], та самая, что вы могли видеть в клипах: блестящий серебристо-чёрный кракелюровый Soloist.

Каково это было в то время работать на Jackson и играть на их гитарах?

 

МШ: В то время мы были очень молоды, и всё было довольно легко и непринуждённо. Многие из нас очень сильно сдружились за то время, и до сих пор общаются друг с другом. Мы знали, что создаём совершенно новые вещи, которые отличались от того, что делали другие производители гитар в то время, и что мы были в значительной степени в авангарде создания более современных гитар. Мы действительно уделяли внимание качеству во всех мелочах, древесине, покраске, сетапу.

 

ФК: О, в эти ранние годы было так здорово. Я помню, первую свою подписуху, появившуюся в '80х. Я пришёл на фабрику, обтесал кусок деревяшки, просто отрезав лишнее, и это стало первой моделью Phil Collen. Он [Гроувер] также приезжал к нам на концерты, и мы за кулисами рисовали [эскизы] на тренерских досках.

Как появился Soloist? Как его приняли музыканты?

 

МШ: Это была командная работа, как и всё остальное. Soloist эволюционировал из нашей болчёной модели Dinky Strat, которая представляла собой 21 или 22-ладовую модель в стиле страта, и мы уменьшили её на 3/8 дюйма по всему периметру. Мы хотели сделать его 24-ладовым со сквозным грифом, поэтому мы подрезали рога немного глубже. Вы можете положить эти 2 гитары друг на дружку и заметить отличия Soloist.

 

ФК: Ну я думаю, я шёл к этому, как и все остальные. Я пытался извлечь что-то из классических инструментов. Мне посчастливилось встретиться с Эдди Ван Халеном, и во время нашей беседы я сказал: "Слушай, у меня есть стратокастер, и он великолепен, но я никак не могу заставить его зажигать". А он ответил: "Ты никогда будешь счастлив, пока не поставишь хамбакер на эту гитару. Тебе просто нужно пойти на это". Этак и сделал по совету Эдди Ван Халена, и эту гитару прозвали Феликсом [речь о чёрном Fender Stratocaster 1978 года, который Филу подарили родители на 21й день рожденья. Фил поставил на него хамбакер с Ibanez Destroer и врезал тремоло Kahler. Сейчас на ней стоят три рельсовых хамбакера DiMarzio в размере сингла и флойд с титановыми сёдлами FU-Tone и цилиндрическими сухариками. Колки – родные, ручка громкости перемещена на место ближней ручки тона – прим. переводчика]. Это была основная гитара на Hysterya, все ритм-партии и большинство соло на Animal и Pour Some Sugar On Me были записаны на страте с хамбакером.

МШ: Soloist взлетел довольно быстро, но я почти уверен, что Rhoads взлетел гораздо быстрее, и, похоже, что мы производили их просто в немерянном количестве. В своё время мы производили модель Student, у которой была палисандровая накладка грифа с перламутровыми точками, но без окантовки накладки и головы, и модель Custom с накладкой из чёрного дерева, перламутровыми акульими плавниками и окантовкой грифа и головы из слоновой кости. Мы производили Soloist очень маленькими партиями по 20-25 штук.

 

Какой хардвэйр был доступен в то время?

 

МШ: В то время Floyd Rose очень трудно было достать, и он был предпочтительней, чем Kahler или Tune-o-Matic со струнами сквозь корпус. Флойд всегда был лучшим стркнодержателем из всех, что мы использовали, и мы до сих пор используем его чаще, чем что-либо другое. Сегодня мы время от времени получаем заказы на гитары с бриджами типа Kahler, навеянные ностальгией по восьмидесятым.

ФК: Я всегда был сторонником тремоло, и сначала у меня были Kahler. Я перешёл на Floyd Rose только потому, что они гораздо лучше держат строй. Я обнаружил, что в некоторых случаях Kahler работают немного грязновато, и просто ощущение от них совершенно другое. Так что на самом деле, все, что мне нужно, это топлок, тремоло и DiMarzio [звукосниматели]. Я всегда ставил DiMarzio на все гитары.

Как вы думаете, какое влияние оказал Soloist на гитарный рынок?

 

МШ: Я думаю, что это оставило свой след на рынке, чтобы люди осознали разницу между болчёным, вклеенным и сквозным грифом и представили себе гитару с наилучшими характеристиками. Там было не так много новшеств, но сегодня вы можете заметить у очень многих производителей влияние Soloist. Вы знаете, они немного изменили голову грифа или форму акульих плавников, но это всё это восходит к родословной Soloist.

 

ФК: Я думаю, что Jackson были единственной компанией, которая соединяла сохранение традиций с современным воплощением. Большинство других гитар было причудливых форм, и на них было слишком много лака. Но в Jackson и Charvel было что-то такое, что передавало винтажный дух. На самом деле это была настоящая гитара, которая играла как Fender и Gibson вместе взятые, и для меня это было тем, что искало большинство гитаристов.

 

Вам всё ещё нравится делать гитары, Майк?

 

МШ: Конечно. Поэтому я и занимаюсь этим уже 34 года. Я собираюсь заниматься тем же самым ещё 34 года, и если понадобится, всю оставшуюся жизнь.

Фото – Эбет Робертс