Henry Juszkiewicz

 

 

 

Интервью 2012 года

 

 

 

Эд Митчелл

MusicRadar, Апрель 2012

Перевод с английского

 

 

 

От переводчика: Ранее я публиковал одно и второе интервью с Тедом МакКарти, президентом Gibson их золотой эры, а также с Сетом Лавером, изобретателем хамбакера, фузза и гитары Flying V, трёх элементов того, без чего бы не возник бы тяжёлый рок.

 

Сегодня же я предлагаю интервью с одной из самых противоречивых фигур в истории гитаростроения, генеральным директором Gibson с 1986 по 2018 год Хенри Джаскуитцом, которого в рунете обычно зовут Генри Юшкевичем.

Вы, должно быть, важная шишка, раз ваше имя вышито на вашей кожаной куртке

Немногие люди в музыкальной индустрии пользуются таким же уважением и осуждением почти в равной степени, как Хенри Джаскуитц.

 

По мнению одних, Хенри блестяще справился с проблемами одного из самых травмирующих десятилетий в истории компании Gibson. Наводнение в Нэшвилле в 2010 году, оставившее этот исторический город и фабрику Gibson практически в руинах, а также попытка рейдерского захвата и конфискация правительством Обамы якобы нелегальных запасов древесины – серьёзное испытание на прочность даже самых стойких людей.

 

Другие критикуют Джаскуитца за попытку внедрения сомнительных технологий, результатом которой стали печально известные Firebird X и самонастраивающиеся гитары Robot. Теперь он переключил свое внимание на хайфай- проигрыватели для аудиофилов. На чьей стороне вы бы ни были, мысли Хенри Джаскуитца очень увлекательны.

 

 

Недавно вы объявили о покупке Stanton Group, компании, известной преимущественно диджейскими проигрывателями и подобным оборудованием. Таким образом, вы подстраховываетесь на случай, если популярность гитары резко упадет?

 

Мы давно искали что-то на рынке профессионального аудио. Мы нашли то, что было бы дополняющим, хорошо подходящим для Gibson. Они отлично подошли нам. В целом, мы ищем способы расширить наше видение того, что мы являемся компанией, создающей музыкальный стиль жизни. Аудио — это естественное продолжение того, чем мы занимаемся.

 

Как аудио вписывается в ваши планы по продвижению Gibson как компании, создающей стиль жизни?

 

Аудио — это бедный пасынок бизнеса электроники. Когда я был молод, это была большая сильная отрасль. Студенты приобретали очень навороченные стереосистемы. Качественный звук и хай-фай что-то значили. С появлением iPod вся эта область, на мой взгляд, опустилась на гораздо более низкий уровень.

 

iPod — это хороший эксперимент, но он далёк от тех великолепных впечатлений, которые вы можете получить, когда у вас действительно отличное оборудование. Этому рынку уделяется недостаточное внимание, в ущерб потребителям. Я думаю, мы можем вернуть изысканность аудиофилам.

 

Является ли постоянный рост популярности винила фактором, повлиявшим на ваше решение инвестировать в аудио?

 

Я думаю, что люди готовы. Есть много признаков этого. Никто не обеспечивает такого качества. Никто не является выразителем качества на рынке. Что ж, Bose делает это, и больше никто. Мы видим огромную брешь на рынке, которую мы можем заполнить.

 

Считаете ли вы продукцию Stanton потенциальным конкурентом iPod?

 

Я не думаю, что он конкурирует с iPod. Он вытесняет его

 

Итак, можем ли мы ожидать появления бренднэйма Gibson на проигрывателях в ближайшем будущем?

 

Мы бы обязательно представим Gibson, но три бренда, которые у нас есть - довольно мощные [очевидно имеются в виду Stanton, KRK и Cerwin Vega – прим. Переводчика]. Stanton является родоначальником иглы для картриджа. История этой компании, в частности её, опыт в области диджеинга, совершенно уникальна. Я не вижу смысла, чтобы Gibson узурпировал это.

 

Я думаю, что в аудиопространстве, как и в гитарной сфере, у нас будет несколько брендов, отражающих различные ценовые ориентиры. Безусловно, в этом есть своя роль и для Gibson.

Хенри и Эйс Фрейли

Наступит ли когда-нибудь время, когда гитары Gibson будут производиться на Дальнем Востоке?

 

Категорично никогда! Я не думаю, что это убьёт бренд - наши коллеги из Fender показали, что это не так. Но это абсолютно точно запятнало бы престиж, который отражает Gibson.

 

Дело в том, что, когда вы идетё на компромисс в чём-либо, вы платите цену. Многие отправляются на Восток, сражаясь за цену. Очень немногие, как Gibson, не складывают оружие, продолжая производство в США.

 

Как вы думаете, насколько низко вы можете опустить цену на Gibson американского производства?

 

Я не думаю, что наш потребитель на самом деле хочет недорогой Gibson. Вопреки тому, что вы можете прочитать на говнофорумах. Мы представили несколько очень дешёвых гитар Gibson, и они очень плохо продавались. Наши более дорогие продукты идут хорошо. Таким образом, рынок на самом деле говорит нам нечто совершенно иное, и это имеет большой смысл.

 

Действительно ли кто-то захочет приобрести Mercedes Benz китайского производства? Они могут говорить, что хотят, но на самом деле все обстоит иначе. Как говорил (основатель Gibson) Орвилл: "Мы хотим производить только самое лучшее". Gibson — это значит быть самым лучшим. Это то, за что выступает бренд. Я верю - это то, чего потребитель хочет от нас.

 

Вам всё ещё нужно приобщать начинающих к бренду...

 

Да, и мы очень стремимся сделать гитару доступной. В значительной степени нам это удалось. У нас есть недорогой бренд под названием Maestro. Мы продаем много экземпляров. Цена составляет 99 долларов или даже в некоторых случаях меньше для действительно качественных гитар.

 

Когда я был молод, можно было купить гитары в этом ценовом диапазоне, но они на самом деле не были пригодны для игры. Поэтому мы стремимся предложить на рынке лучшее качество и лучшие цены. Мы ориентируемся только на покупателей. Если они хотят этого, мы это сделаем.

 

Вашу фабрику в Нэшвилле очень быстро восстановился после наводнения в 2010 году...

 

Это благодаря великолепным работникам, которые у нас есть. Это не обязательно должно было произойти именно так. Всё могло быть гораздо хуже. У нас замечательная команда преданных своему делу людей, которые действительно отдавали все свои силы... во многих отношениях. Они работали в плохих условиях и трудились долгие часы, чтобы сделать всё возможное. Это свидетельство того, что работники влюблены в гитары и своё дело.

 

Изменило ли наводнение производственные технологии фабрики?

 

Это, как если бы дом, который вы построили, был разрушен, и вы говорите: "Ну, это был действительно хороший дом, но это не работает, и это не работает". Вы должны исправить эти вещи, и обстоятельства позволят вам улучшить ситуацию. И мы это сделали.

 

После наводнения было запущено много нового оборудования и процессов. В обычных обстоятельствах мы, возможно, не стали бы этого делать. И хотя эти меры были вынужденными, результаты оказались выдающимися.

 

Вы играете на гитаре. Есть ли у вас любимая модель Gibson?

 

Я играю на Firebird X. Эта гитара – просто огонь! Как только вы в неё вживаетесь, становится очень трудно играть на чем-то другом. Ты не хочешь возвращаться назад.

 

Забавно, что вы используете термин "огонь". Достаточно большое количество фанатов Gibson, вероятно, хотели бы увидеть, как Firebird X поджигают. Как вы относитесь к неоднозначной реакции, которую получила гитара?

На самом деле, я считаю, что она очень хороша. Мы никогда не ожидали, что она будет иметь большой успех. Мы сделали только очень небольшое количество гитар. Лишь поэтому можно сказать, что она не получила большого отклика. Ну, мы продаём большинство из них! Вам будет очень трудно найти такую гитару в розничной продаже. Так что многое из того, что вы слышите, — это слухи и сплетни, а не реальность. Это очень инновационный инструмент.

 

Очевидно, что людям потребуется много времени, чтобы понять его. Это оправдывает то, чего мы ждали. Всё идет более или менее так, как я ожидал.

 

Почему бы вам не упростить себе жизнь и просто делать Les Paul'ы, SG и гитары, которыми вы наиболее известны, вместо того, чтобы рисковать чем-то вроде Firebird X?

 

На многих рынках очень удобно работать с “унаследованными" продуктами. Нас это не устраивает. Наша история — это инновации. Мы сделали Flying V. Арктопы Орвилла — это было нечто радикальное с точки зрения гитарного дизайна. Так же, как и Les Paul в своё время.

 

Я имею в виду, что Gibson — это инновации. Если вы взгляните хотя бы на Les Paul, он был представлен в '52-м году. И он не продавался в реальных объёмах до 1965 года! Так что мы не та компания, которую пугают инновации или консервативный рынок.

 

Значит, Firebird X просто опередил свое время, как Flying V и Explorer?

 

Если бы мы не сделали Les Paul в '50-е, то у вас не было бы их сегодня. Таким образом, это была актуальная гитара, которая в конечном итоге стала частью целой новой эры создания музыки, будь то '60-е, а не '50-е годы. Иногда для появления искры требуется некоторое время. Волшебство — это равное сочетание наших инноваций и инноваций создателей музыки.

 

Хейтерам просто нужно дождаться актуального времени?

 

Когда мы что-то вводим, требуется время, чтобы создатели музыки это поняли, переварили и начали использовать соответствующим образом. Так что, конечно, это займёт время. Маркетологи и продавцы хотели бы получить десять хитов в тот день, когда гитара поступит в продажу. Но этого просто не произойдёт.

 

Людям требуется время, чтобы понять новую технологию. Мы дали им очень мощные новые инструменты, на переваривание которых уйдёт некоторое время.

 

Какие отзывы о Firebird X вы получили от преданных поклонников Gibson?

 

Ну, ещё до того, как мы отгрузили первую гитару, мы показали их на нескольких крупных выставках. Мы просто вешали их на стенде их и давали людям поиграть. Я очень внимательно наблюдал за этим. Не было никакой навязчивости. Это был настоящий тест. Если реальные люди могли взять ее в руки без инструкции и начать играть, то дело всё было в порядке.

 

Большинство народу, пишущего о Firebird X, никогда не пробовали её. Они никогда её не видели. Для них оскорбительна сама концепция новой гитары, а не её реальность. Но если люди действительно играют на ней, и я не говорю о поразительных профессиональных музыкантах, и им это нравится, я думаю, мы проделали большую работу, сделав её интуитивно понятной.

Некоторые поклонники Gibson выражают недовольство тем, что на таких гитарах, как SG Standard, вместо палисандра появляются такие породы древесины для грифа, как печёный клен. Насколько эти эксперименты с материалами являются результатом текущих проблем между Gibson и правительством США по поводу "нелегальной" древесины?

 

Ну, мы были отрезаны от наших традиционных поставок древесины довольно внезапно. В каком-то смысле это было похоже на наводнение. Это заставило нас переосмыслить: "Что мы будем делать?"

 

В течение многих лет мы не думали о замене древесины, потому что боялись возражений клиентов. Теперь мы вынуждены это сделать, и мы обнаружили, что есть альтернативы, которые на самом деле лучше, чем то, что мы использовали.

 

Очевидно, что для некоторых из ваших потенциальных клиентов это непросто...

 

Да, но то, что мы делали в '50-е годы, никогда не тестировалось в лабораториях. Просто это была доступная древесина. Сейчас люди наделяют эту древесину какими-то магическими свойствами, но факт в том, что гитарные мастера в те времена не занимались фундаментальными исследованиями звука. Просто это была та древесина, которую они могли достать.

 

Теперь, когда у нас есть приборы и другие инструменты, мы можем оценить все виды различных пород древесины. За очень короткий период времени мы, вероятно, оценили 150 пород древесины и различные методы производства.

 

Мы придумали вещи, которые, по нашему мнению, лучше того, что использовалось в прошлом. Это заставляет людей чувствовать себя неловко, но дело в том, что никто не сделал эту фундаментальную работу в первую очередь. Так что теперь мы знаем. У нас действительно есть вещи, которые работают лучше.

 

Есть ли у вас примеры этого?

 

Ну, когда вы берёте два куска дерева против одного, вы значительно увеличиваете прочность гитары, не меняя при этом тональный состав. Это простое инженерное решение. Клеточная структура точно такая же, но теперь у вас есть структурная жёсткость.

 

Это выдающаяся вещь, и она действительно увеличивает проводимость звука. Теперь мы можем предоставить нашим музыкантам выбор, вместо того чтобы говорить, что это либо палисандр, либо черное дерево. У нас есть уже 12 вариантов, и мне это очень нравится.

 

Это улучшило инструменты. Некоторые изменения едва заметны, но всё хорошо. Мы бы не выпустили их, если бы это было не так.

 

В каком-то смысле компания Gibson является жертвой своего собственного удивительного наследия, не так ли? Вы создали то, что считается величайшей электрогитарой из всех - Les Paul Standard '59. Очевидно, что люди хотят иметь такую же гитару. Как вы думаете, стоят ли эти гитары тех 200 000 фунтов стерлингов или около того, которые за них просят?

 

Да. И я думаю, что ценность связана с редкостью. Их всего 300 или около того. Вы можете заплатить такую цену за чернильную кляксу, которая действительно воспроизводима, но на ней просто стоит подпись художника. Ценность заключается в рынке.

 

Это просто очень красивый и желанный инструмент. В целом стоимость Gibson растёт примерно на 12 процентов в год. Это поразительно. Практически ничего другое из того, что вы можете купить, не дорожает так. Почти всё происходит наоборот.

 

Считаете ли вы, что сейчас гитары Gibson изготавливаются лучше, чем в конце '50-х?

 

Безусловно. В этом у меня нет никаких сомнений. С нашими винтажными переизданиями мы стремимся к самому лучшему, что было сделано. С новым оборудованием и допусками, которые у нас есть, которых просто не было в '50-е годы, мы можем это сделать.

 

Например, в '50-е годы при намотке звукоснимателей допуски на обмотки составляли плюс-минус 10 процентов. Это уже совсем другие звукосниматели. С таким допуском можно получить много разных звуков. Сегодня звукосниматели изготавливаются с точностью до витка. Размеры провода точны... то, что было невозможно в те дни.

 

Это не просто переиздания. Мы воплощаем в каждой гитаре то, что делает их намного лучше, чем технологии 50-х годов.

 

Что нового ждет Gibson в плане технологий? Вы уже заглянули за пределы гитар Robot и Firebird X?

 

Да, но нам придется двигаться медленно. Firebird X - это действительно гигантский скачок. Мы могли бы написать целый учебник на основании всех улучшений и инноваций в этой гитаре. От одного только управления у вас глаза разбегутся от количества возможностей.

 

Это десятилетие полно инноваций. Поэтому очень трудно идти дальше. Если мы теряем людей с этим инструментом, то мы полностью потеряем их, если будем продолжать двигаться такими темпами. Так что на данный момент у нас есть представление о том, что мы можем.