Eddie Van Halen

 

 

The Wolfgang Saga

 

 

 

 

Как три брэнда

производили именные гитары

Эдди Ван Халена

 

 

Тони Бэкон

Перевод с английского

Знаменитый Франкенштейн – возможно, самый культовый инструмент Эдди ВанХалена, однако дольше всего он играл на гитарах в стиле Wolfgang. Неизменный формфактор Wolfgang продержался в производстве почти 30 лет в различных воплощениях, и вот вам история его развития.

 

Концепция гитары была заложена в 1991 году фирмой Earnie Ball Music Man, и получила развитие от Peavey в 1996м. С 2009 года Wolfgang является частью линейки продуктов для собственного брэнда EVH, созданного совместно с Fender.

 

Давайте познакомимся с Вольфгангом

 

 

Ernie Ball Music Man: 1991–95

 

 

Эдди ВанХален начал сотрудничать с Earnie Ball Music Man в середине '80х, эндорся свои именные струны 5150. После того, как Music Man представили гитары Silhouette, а несколько лет спустя и именную модель Стива Морса. Результат оказался сюрпризом для всех, кто ожидал увидеть нечто похожее на знаменитые полосатые самопалы Эда. "Раньше я играл на том, на чём придётся" – говорил Эдди в рекламе, - "Эту же гитару разработал лично я… Огромная разница".

 

На этот раз, после истечения эндорсмента с Kramer, действующего на протяжении '80х, он хотел что-то спроектированное с нуля, заботясь, прежде всего о качестве. В этом квесте принял участие Дадли Гимпел, создатель впечатляющей гитары Silhouette. Эд говорил, что это огромная честь, работать с таким человеком, как Дадли, потому что у него было идеальное  сочетание технических и творческих навыков.

 

У Эдди было несколько черновых набросков гибрида Telecaster и Les Paul, которые он хотел попробовать. Совместно, Эд и Дадли разработали дизайн, решив, каким образом гриф должен соединяться с корпусом, выбрав удобное расположение единственного регулятора громкости и переключателя звукоснимателей, подобрав наилучшее сочетание древесины, и так далее, до мельчайших деталей.

Они выбрали относительно лёгкий корпус из липы с плоским кленовым топом. Эдди опроверг старую идею о том, что больше веса означает больше звука. "Мы обсуждали звук" – рассказывал он Тому Уиллеру из Guitar Player, а не то, как красиво он выглядит, но кленовый том и вправду добавляет вкусной 'хрустящей корочки'".  Голова грифа осталась практически такой же, как у упомянутого Silhouette Дадли – с несимметричным расположением колков 4+2, сохраняющим траекторию струн за верхнем порожком.

 

Два звукоснимателя стали чем-то экстравагантным для Эдди, так как он привык только к одному, потому что ему никогда не удавалось раздобыть пару хорошо сочетающихся датчика. Стив Блачер из DiMarzio работал с Эдом и Дадли над созданием идеально сбалансированной пары, обеспечивающей тёплое жирное звучание в нэке и в тоже время зубодробительный, кусачий и чуть более звонкий саунд в бридже.

 

Не обошлось и юмора, свойственного Эдди. Единственная ручка, управляющая громкостью, была подписана Tone, а не Volume. Эдди говорил: "Когда вы добавляете громкости, вы получаете приятный тон. Скольких гитаристов вы знаете, кто хоть раз бы прикасался к ручке тона? Басисты, может быть, но не гитаристы!"

Другая слабость Эдди была выражена в установке на новой гитаре лицензионного флойда от Gotoh, упирающегося на корпус. Он использовал рычаг только для понижения высоты, так что Эдди настоял на такой конструкции. Его теория заключается в том, что чем жёстче взаимодействие всех компонентов, тем лучше звук и сустейн. По этой же причине звукосниматели намертво вкручены в дерево. И никаких плавающих тремоло. "Это как стоптейл" – сказал он Тому Уиллеру, - "Когда ты не качаешь рычагом, он жёстко связан с корпусом".

 

Music Man EVH впервые поступил в продажу в 1991 году. Её корпус из липы с плоским кленовым топом предлагал различные цветовые решения с полупрозрачным покрытием, лицензионный флойд или хардтейл. 22 лада, мензуру 25,5", маслянистое покрытие тыльной части грифа. Радиус накладки – 10" и пятиболтовое соединение грифа с корпусом [автор забыл ещё упомянуть асимметричный профиль грифа – прим. переводчика]. Гитара была оборудована колками Schaller, имела регулировку грифа в виде колеса между краем накладки и нэковым датчиком. Звукосниматели – два хамбакера DiMarzio, один регулятор громкости и трёхпозиционный переключатель катушек. На протяжении нескольких лет, в качестве основной гитары Эдди использовал один из ранних прототипов с топом из огненного клёна и прозрачным янтарным покрытием.

Об авторе: Тони Бэкон пишет о музыкальных инструментах, музыкантах и музыке. Он является соучредителем Backbeat UK и Jawbone Press. Его перу принадлежат  Guitars: The Illustrated Encyclopedia, The Fender Electric Guitar Book, and The Ultimate Guitar Book и многие другие, не менее интересные книги. Тони живет в Бристоле, Англия. Больше информации на его веб-сайте.

Peavey: 1996–2004

 

 

В середине '90х любовь между Эдди и EBMM завяла, и их сотрудничество закончилось (Muic Man продолжал выпускать Axis, очень похожий на именную модель ВанХалена). Эд уже сотрудничал с Peavey, выпустив усилитель 5150 в 1992м и его комбо-версию в 1995.

 

Джим ДеКола руководил проектированием гитар в компании Peavey, где он работал ещё с 1988 года. Он работал над именной моделью Стива Кроппера, представленной в 1995 году, вместе с рядом типичных для Peavey продуктов. Джим впервые познакомился с Эдди, когда Peavey уговаривали ВанХалена на эндорсмент гитарных усилителей, и тогда же Джим сделал стратообразную гитару с флойдом, чтобы показать Эдди, насколько они хороши в этом деле.

 

На самом деле, когда Эдди посещал фабрику Peavey в 1990 году, чтобы поговорить об усилителях, гитара, которая, казалось бы, ему больше всего понравилась, была новой моделью фирмы Peavey – Odyssey, своего рода гибридом Tele-Les Paul. В любом случае, идея не зашла дальше, потому, как мы видели, Эд решил обратиться к Music Man за своей первой именной гитарой.

 

Однако в 1995 году контракт с EBMM истёк, и Джим сделал копию Music Man, чтобы показать, что они способны сделать гитару с тем уровнем качества, на которое рассчитывал Эд. В марте 1995 года он показал эту гитару Эду во время репетиции во Флориде для подготовки к Van Halen к туру Balance. Эд дал согласие Peavey на новую именную гитару.

Джим вернулся на фабрику и обдумал различные идеи, которые он хотел воплотить в новой гитаре и представить их Эдди на одобрение. Они начали процесс обсуждение деталей, который длился большую часть '95 года, и Эдди брал прототипы в тур, чтобы опробовать предлагаемые фишки.

 

Первым решением было оставить корпус из липы, но сделать кленовый топ арочным, в отличие от плоского и тонкого топа Music Man (и возможно, под впечатлением того арчтопового Odyssey с бутербродом из красного дерева и клёна, который понравился Эдди). "Липа действительно отлично звучит" говорил мне Джим, но отдельные ноты могут быть немного вялыми, и я думаю, что гибрид липа-клён действительно блестяще".

 

Джим сделал очертания корпуса более асимметричными, что позволяло немного глубже погрузить гриф в корпус, в свою очередь, улучшая баланс. "Он не так сильно клевал грифом, как Music Man, потому что конец верхнего рога был ближе к 12 ладу" – говорит он. "И, поскольку гриф был глубже утоплен в корпус, вам не приходилось так тянуться, для исполнения открытого аккорда E или F. Казалось, что мензура этой гитары короче, но это были всё те же 25,5 дюймов".

 

Peavey оставили накладку грифа кленовой, но добавили внутрь грифа карбоновые стержни, которые Джим уже опробовал на паре бас-гитар. "Я думаю, что это принесло немало пользы" – говорит Джим – "И это разгружает напряжённость в древесине, раскрывая её гармонический потенциал, за счёт устойчивости карбона, а так же добавляет грифу стабильности. Я установил стержни в гриф первого прототипа, который отправил Эдди, и ему понравилось. Так что, в итоге мы сохранили эту фичу".

 

Эдди хотел, чтобы перо грифа походило на уменьшенную версию головы Flying V [видимо под влиянием Red Special Брайана Мэя – прим переводчика]. Но Джим сказал, что это невозможно, иначе не оберёшься судебных претензий от Gibson. Джим вспомнил о голове 3+3, которую он сделал для одной из своих собственных гитар, но слегка её уменьшил, добавив характерных для Peavey очертаний, и показал черновик Эду.

 

"Хмм," – сказал Эд. "Я вижу, куда ты клонишь, но я всё же хочу как Flying V". Джим повторил предупреждение Gibson. Затем Эдди нарисовал нечто V-образное, но, по словам Джима, это было очень похоже на Washburn '70х [видимо как у электрогитар серии Wing и электроакустик Festival – прим. переводчика]. Ещё один набросок.

 

- Годится?

- Нет, слишком по Dean'овски.

 

Тогда Джим сказал, что ему надо отлучиться на несколько минут и ушёл в мастерскую. Там он взял свой гриф, голова которого была окрашена в чёрный цвет, подошёл к наждаку и стесал часть кончика завитка, которым заканчивалась голова. Вернувшись, он показал его Эдди и спросил: "Почему бы нам не сделать так? Она внешне выглядит как Flying V, как ты и хотел, но физически сохранила наш фирменный силуэт". [такое же удачное решение ранее применили Yamaha на головах двух ранних поколений RGX, голова которых выглядела как Jackson, но физически сохраняла собственный силуэт – прим переводчика]. Эду такое решение понравилось. "Мы пытались воплотить идею Эдди, сохранив индивидуальность Peavey" – вспоминает Джим.

 

Одной из особенностей Music Man было колесо регулировки анкерного механизма, которое Эдди хотел сохранить. Но Джим считал, что оно слишком сильно выступает и потенциально ослабляет карман грифа. Поэтому он утопил его в вырез накладки за последним ладом, улучшив стабильность.

Когда дело дошло до звукоснимателей, Джим в качестве прототипа взял датчик с одного из франкенштейнов, который очень нравился Эдди, и досконально точно скопировал его, вплоть до закороченных витков. Эдди сказал, что ему это нравится, но он хотел бы обойтись без замыканий. В дальнейшем, получившиеся прототипы были забракованы Эдом, он хотел более тёплого звучания. Эксперименты продолжались несколько месяцев. Разочарованный Джим чувствовал, что уже исчерпал свои идеи. В конце концов, он подсунул Эду первоначальный сет и услышал в ответ: "Вот! ТО, что доктор прописал!" Так что круг замкнулся.

 

Звукосниматели Peavey были достаточно мощными, но не настолько, как Super Distortion. Многие удивлялись тому, что сопротивление нэкового звукоснимателя получилось выше, а бриджевого ниже. Дело в том, что они были намотаны проводом разного сечения, поэтому каждый из них звучал по своему, при этом они были отлично сбалансированы по громкости.

 

В темброблоке к ручке мастер-громкости добавилась ручка тона, хотя изначально на прототипе было две индивидуальных ручки громкости для каждого звукоснимателя. Переключатель переместился с нижнего рога на верхний, и располагался на одной линии с ручками темброблока, что удовлетворяло не только эстетические чувства Джима, но и упрощало фрезеровку канала для укладки проводов внутри гитары. В качестве тремоло был выбран лицензионный флойд тайваньской фирмы PingWell. "Эд просто считал, что оно звучит лучше" – говорит Джим, - потому что Floyd Rose имеет тенденцию подъедать звук, делая его ярче и тоньше. Так что мы остановились на версии с тяжёлым латунным блоком, и это помогло сохранить полноту звучания".

 

Тремоло было дополнено механизмом D-Tuna, автором идеи которого был Адам Рейвер [основатель компании FU-Tone – прим переводчика]. Это было подобие трубки, надеваемой на болт, фиксирующий в седле струну. Приспособление позволяло мгновенно, одним движением, перестроить шестую струну с Ми в дроп-Ре (или понизить любую другую струну, в зависимости от того, куда вы его установите) и обратно.  Таким образом, Джим расширил возможности тремоло с микроподстройкой, и Эд дал добро на установку его на свои именные гитары.

 

Peavey Wolgan был анонсировал на зимнем NAMM в январе 1996 года, и в демонстрации гитары принимал участие Эдди, собственной персоной, произнёсший слова: "Результатом работы над гитарой Wolfgang, сплотившей нас, мы получили универсальный инструмент высочайшего качества, который великолепно выглядит, великолепно звучит, и действительно, вдохновляет играть". Эта фраза и стала слоганом рекламной компании, как и его продолжение: "я уже опробовал её в студии и на сцене, теперь ваша очередь!"

 

Позже была выпущена целиком липовая версия, без кленового топа, а в 1998 появился Wolfgang Special с плоским верхом одной ручкой.

"Самое сложное в работе над гитарой Эда, было соперничать с Music Man" – Говорит Джим, - "Потому что это гитары невероятного качества. Нам пришлось серьёзно поднять уровень качества в производстве собственных гитар Peavey, чтобы составить им достойную конкуренцию. Я отношусь к гитаре Wolfgang , как к делу всей моей жизни. Я так был увлечён им, что хоть официально это была гитара Эдди, на самом деле, это была моя гитара. Я хотел сказать, что я её создал, а Эдди одобрил"

EVH: с 2009 года

 

 

В 2004 году Эдди ВанХален разорвал отношения с Peavey и начал сотрудничество с Fender, предложивших музыканту нечто большее, чем банальный эндорсмент на гитары и усилители – собственную торговую марку продукции производимой на мощностях Fender, и распространяемой через их же налаженные каналы. Прежде, чем официально объявить об этом, анонсировав новый брэнд на зимнем NAMM в январе 2007 года, году примерно в 2004м была выпущена серия расписных гитар Art Series в фирменной полосатой расцветке Ван Халена, под маркой Charvel. (Позже Peavey выпустил несколько моделей HP, схожих с Wolfgang) [точнее HP2, сперва американского, а затем чешского производства – прим. переводчика].

Первыми продуктами EVH были усилители [под руководством всё того же легендарного Джеймса Брауна, спроектировавшего 5150, и после ухода из Peavey успевшего поработать на Kustom (2004-2011) и собственный брэнд Amptweaker – прим. переводчика], за которыми последовало лимитированное издание реплики франкенштейна, воспроизведённого в точности до самых мельчайших деталей. Затем, к 2009 году EVH полностью перелопатил всю концепцию Wolfgang, подключив к сотрудничеству Чипа Эллиса, мастербилдера из Fender Custom Shop, с которым работал над воссозданием франкенштейна. Первое, с чего начал Чип – попросил Эда составить список всего, что ему не нравилась в предыдущих воплощениях Wolfgang.

 

"Стоит заметить, что мы внесли изменений аж на 90%, придираясь к каждой мелочи" – рассказывает Чип. "Единственное, что мы сохранили, так это силуэт, и практически те же материалы. Но мы экспериментировали с толщиной топа, с различными вариантами покрытия. У нас был более тщательный подход к подбору древесины с эстетической точки зрения, более красивая окантовка. И мы потратили больше года на подбор звукоснимателей, подбирая наиболее подходящие. Я никогда так не возился ни с одной гитарой".

 

Одной из основных проблем Эда с предыдущими версиями гитар в стиле Wolfgang ,была их недостаточная надёжность. На гастролях постоянно что-то  разбалтывалось, то болты крепящие гриф, то гнездо джека. На гастролях гитара подвергается самым суровым испытаниям и важно, чтобы она не подвела в самый ответственный момент.  Всё это надо было учесть. И, конечно же, это касалось и звукоснимателей.

 

Чип сотрудничал с Seymour Duncan над воссозданием копии звукоснимателя для EVH Frankenstein, так что от него и отталкивались.

"Им была обрисована задача, какой звук Эдди искал в то время, и мы потратили, вероятно, три месяца, тестируя вариации из кастомовых звукоснимателей. Я получал сет, брал с собой несколько прототипов гитар, и ехал в 5150, где Эд втыкался в усилитель, и мы слушали их звучание".

 

Чип имеет в виду домашнюю студию Эдди, известную, как 5150. "Мы могли заниматься тестированием не более часа, после чего уши замыливаются, и всё начинает звучать одинаково"

 

Сеймура звучали близко к тому, что мы искали, но недостаточно. То же самое и с DiMarzio. Наконец за дело взялся инженер Fender, и со второй попытки попал в цель. "Привлечение специалистов Fender помогло справиться с задачей" – говорит Чип. "Мы могли работать над звукоснимателями в реальном времени, стоя над душой инженера, принимая участие в процессе, чтобы лучше понимать, что происходит".

 

Как обычно, Эд брал с собой в тур прототипы гитар для тестирования. Каждая из гитар отличалась покрытием и составом лака, и, чтобы оценить, как каждая звучит со стороны, путём просмотра видеосъёмки концерта, на верхнюю деку через трафарет была нанесена огромная цифра. Одна из них, на которой Эд чаще других играл в туре 2007-2008 годов, носило номер 4. Поскольку они очень щепетильно подошли к выбору звукоснимателей, Эд задумался над их идеальным расположением [ну с нэковым то всё понятно, по флажолету в районе воображаемого 24 лада, а вот для бриджевого надо было найти идеальное расположение – прим. переводчика].

"В тот день у меня не было с собой ручного фрезера, чтобы увеличить площадь паза для датчика, когда мы экспериментировали с его положением в студии 5150" – говорит Чип. "Эдди сгонял в свой гараж и захватил молоток со стамеской. Мы вынесли гитару на улицу, и там он расковырял огромную полость, чтобы мы могли перемещать в ней звукосниматель. Если вы обратите внимание на фотографии из этого тура, то заметите, её верхняя дека в районе бриджевого датчика выглядит так, как будто собака выгрызла в ней кусок. Но идея сработала! Мы перемещали его на доли миллиметра, и таки нашли "точку джи".

 

Ещё одна идея была в том, чтобы "завинтажить" гитару, но не с точки зрения внешней эстетики и эффекта искусственного состаривания, а с точки зрения разыгранности. На протяжении всего времени, Эд сравнивал абсолютно нулёвые прототипы с инструментами, на которых он играл в течение многих лет, и Чип упомянул о том, что некоторые скрипичные производители подвергают верхние деки воздействию классической музыки, чтобы разыграть новый инструмент [в одном из своих материалах я упоминал о производителе ToneRite, специализирующемся на приспособлениях для разыгрывания не только гитар и скрипок, но и духовых, и даже барабанов – прим. переводчика]. Эду это показалось неубедительным.

 

Однако, неделю или пару недель спустя, Чип посетил 5150 для очередного тестирования, и когда он открыл дверь своей машины, он услышал странный вой, который доносился из студии. Он не мог понять, что это такое. Пришёл Эд, открыл дверь студии, и изнутри донёсся оглушительный рёв обратной связи.

 

"После нашего разговора о скрипичных верхних деках, Эд решил попробовать эту идею" – объясняет Чип. "Он прислонил гитару к прототипу полу-стэка 5153 [очевидно автор имеет в виду EVH 5150 III – прим. переводчика], включил его на полную катушку, и запер помещение, оставив всё это гудеть целую неделю". Когда мы вошли, я спросил: "Что ты делаешь?" Он повернулся ко мне с ухмылкой, и ответил: "Я решил попробовать твою идею. "И я думаю," – добавляет Чип, - "Он решил, что это вряд ли что изменит. Но это был забавный эксперимент и для усилителя,  чтобы выяснить, сколько он может выдержать  в таком режиме, прежде чем сгореть".

Для выбора лака было сделано восемь гитар. Как уже было упомянуто, на верхнюю деку каждой из них был нанесён её номер. Одну покрыли обычным ружейным маслом, другую только грунтовкой, третью лаком, ещё одну грунтовкой и лаком…

 

"Мы также попробовали кое-что для меня новое" – говорит Чип. "Это был акрил-уретановый лак, напылённый тонким слоем. Затем мы поиграли с полиуретаном различной толщины и с толстым слоем полиэфира. В конце концов, мы остановились на тонком акрил-уретане".

 

Чип подчёркивает, что все технические решения, реализованные в EVH Wolfgang, были полностью обоснованными, и каждому из них можно привести объяснение. "Дело дошло до того, что по прошествии полугода," – говорит Чип, - мы настолько сплотились: Эд, я и техник Эда – Мэтт Брук, что вместо того, чтобы проектировать именную гитару Эда, но вместо этого у нас получился групповой проект по созданию идеальной гитары. Самой надёжной, самой играбельной, самой звучащей и самой универсальной, какую только можно создать.

 

В качестве одного из примеров этого, можно привести выбор системы тремоло. После проблем с немецкими флойдами Schaller, в том числе, что  их сёдла, недостаточно крепко фиксируются к основанию и имеют тенденцию смещаться под натяжением струн и при исполнении дайв-бомб, было принято решение остановиться на корейской версии Floyd Rose тысячной серии.

 

"Оно звучит лучше" – Вспоминает Чип, и мы подумали, что это из-за того, что корейцы используют старую технологию, используя штампованную стальную станину, в то  время как у Schaller она литая [латунная запрессованными стальными ножами и гайками для крепления сёдел (до конца '90х этих гаек не было, резьба была нарезана в самой станине) – прим переводчика]. Ещё одна вещь, которую мы заметили у Schaller – довольно значительные зазоры между соседними сёдлами, такими, что можно было аж просунуть струну, в то время как на корейском сёдла были плотно прижаты друг к другу. Просто мы уделяли больше влияния всем мелочам, которые могут влиять на звук. [Действительно, пресс-формы Schaller износились ещё в середине первой декады нулевых, что заметно сказывается на качестве, хотя Schaller производит и тремоло со стальной станиной, Lockmeister, правда всё с теми же сёдлами – прим переводчика].

 

Они выбрали колки Gotoh, надёжные и неубиваемые. Они выдержали все попытки Эдди намеренно сломать их, которым он подвергал колки всех производителей, и отлично вписались в дизайн головы грифа с вырезанным кончиком. Лады из нержавеющей стали, прежде опробованные на Peavey Wolfgang, но отвергнутые в то время, на этот раз стали наиболее предпочтительным вариантом для EVH Wolfgang.

"Одна из первых гитар, на которую я их установил, тут же была взята в тур" – говорит Чип, - "Я думаю, что отвёз Эдди гитару где-то за неделю до начала гастролей, и после возвращения лады выглядели так, как будто были установлены только вчера. Это был решающий фактор в пользу нержавейки.

 

Ещё одна мелочь, всплывшая во время гастрольной практики, касалась потенциометров громкости и тембра. Во время исполнения Cathedral он заметил, что потенциометр слишком жёсткий, чтобы им манипулировать, что очень важно для исполнения скрипичных свеллов. Команда разработала несколько потенциометров, вращавшихся максимально легко. Но когда манипулируя громкостью, Эд случайно задевал соседний поц, отвечающий за тембр, он поворачивался, что было совсем не в тему. Следующим шагом стала разработка тугого потенциометра тембра. Что касается самих ручек, они отказались от прежде используемых фендерообразных в пользу тех, что используются на Jazz Bass и примочках MXR.

 

После того, как эта кропотливая работа была завершена, в 2009 EVH Wolfgang наконец-то появился в продаже. С тех пор добавились и другие модификации, в том числе с вклеенным грифом и с хардтейлом, а также более доступные версии, мексиканского и азиатского производства. Оглядываясь назад, стоит ещё раз отметить, что оригинальная модель Music Man впервые поступила в продажу в 1991 году. Это значит, что скоро дизайн Wolfgang отпразднует 30-летний юбилей [материал был опубликован в 2019м – прим. переводчика]. Удивительно долгий срок для электрогитары.

 

"Похоже, я постоянно дорабатываю конструкцию" – сказал Эд в 2017 году в интервью Musician's Friend, опубликованном в их колонке The Hub. "Я постоянно занимаюсь этим. Ты мотаешься по гастролям и понимаешь, что работает, а что нет. Это бесконечная погоня".

 

"Эти гитары становится классикой" – подводит итог Чип. "И я контролирую их производство, потому что у меня есть обязательства перед Эдди. Они должны соответствовать его ожиданием. Всё, что мы производим, должно быть того же качества, если не лучше, чем тот прототип, на котором он играет сам. Я отношусь к этому очень серьёзно!"