Dan Smith

 

 

Exclusive…The Fender Tapes

 

 

 

Гэри Купер, Music UK, Декабрь 1982

перевод с английского

 

 

 

Провокационное интервью о будущем Fender: Дэн Смит

 

(Директор по маркетингу гитар) Беседует с Гэри Купером.

 

 

 

 

От переводчика: Ранее я уже публиковал интервью с Дэном Смитом, спасшим компанию Fender от ликвидации. Но это были уже размышления о прошлом, с точки зрения 1992 года. На этот раз предлагаю вам ознакомиться и переводом интервью 1982 года, когда судьба Fender висит в воздухе и у Дэна ещё всё впереди.

Одним из наиболее раздражающих аспектов жизни музыканта в Великобритании является информационный разрыв, который традиционно сложился между нами и производителями музыкальных инструментов, на которых мы играем, базирующимися в США (и это не смотря на то, что у некоторых из них есть свои подразделения в Великобритании). Такие производители, как Gibson, Fender, Gretsch, Ludwig, Rickenbacker и другие, часто становились объектами немыслимых слухов, которым верят многие местные музыканты, и не потому, что мы так доверчивы, а потому что до правды зачастую невозможно докопаться. Так что, когда кто-то говорил нам, что все гитары брэнда X теперь производятся в Корее, как мы должны были узнать реальные факты? Или когда изменились размеры грифа на модели Z, действительно ли это потому, что кто-то потерял оригинальные чертежи? Ну, вы, вероятно, сталкивались с этим.

 

Для многих из нас (как музыкантов, так и дилеров) выпуск в этом году гитар и бас-гитар Fender Squier, японских инструментов, с лэйблом Fender на голове грифа, должно быть казался концом золотой мечты электрогитар, с историей уходящей корнями в рок-н-ролл. Какую игру задумал Fender? Станет ли это началом конца настоящих американских Стратов, Телеков, или на чём вы ещё играете. Неужели японцы наконец-то победили их?

Ответы могли придти только сверху. Однако британское подразделение CBS попыталось объяснить, что же происходит (за последние18 месяцев, или около того, их общение с прессой улучшилось до неузнаваемости) словами директора фабрики в Фуллертоне, чтобы заставить нас почувствовать, что мы действительно знаем, что именно происходит.

 

Недавно мне посчастливилось познакомиться с Дэном Смитом, Директором по маркетингу гитар Fender в США, человеком, ответственным за многие новые изменения и планы на будущее этого прославленного производителя. В ходе нашей беседы выявилось много замыслов Fender, которые должны дать читателем лучшее понимание того, что они задумали, и куда они направляются.

 

Для начала, немного о самом Дэне. Будучи журналистом с многолетним опытом, я познакомился со многими боссами американских производителей музыкальных инструментов. Я не буду лукавить, если скажу, что о руководителях такого ранга сложились некоторые стереотипы, но… Дэн нисколько не похож ни на одного из этих профессиональных бизнесменов, по крайней мере, на тех, кто год занимается продажами/маркетингом в General Motors, ITT и прочих компаниях.

 

У Дэна солидная музыкальная подготовка, что его роднит со всей новой командой Fender, привлечённой около года назад, чтобы встряхнуть это место.

Он играет на гитаре с 1957 года и ремонтирует музыкальные инструменты с конца '50х. В начале '60х он самостоятельно сделал свою первую электрогитару, и обладает глубокими знаниями музыканта и гитарного мастера. Одно время он работал на Yamaha, а теперь вернулся в отечественную компанию - в Fender. Но в отличие от этих профессиональных дилеров Диснейленда, к которым все привыкли, опыт Дэна, наблюдавшего Fender со стороны, означает, что он не может игнорировать проблемы компании привычным способом. Это делает его поразительно честным в отношении прошлых недостатков Fender.

 

 

….Почему производство в Японии… Честно говоря, нас убивали копии наших моделей

 

 

Первое, о чём я его спросил, почему они запустили Squier? Разве это не, это выглядит как падение авторитета этого великого брэнднейма – долгосрочный акт коммерческого харакири?

 

Причина, по которой мы решили создать производственную базу в Японии, заключалась в том, что, откровенно говоря, нас убивали копии наших моделей. Отправка продукции на японский рынок означает, что она пострадает от установленных правительством Японии пошлин. Это ограничивает возможность продавать свою продукцию по цене, равной той, по которой вы её продаёте в своей стране. Я уверен, что с этой же проблемой сталкиваются и британские производители.

 

Это значило, что гитара, которую мы продавали в Штатах за 900 долларов, в Японии будет стоит около 1200 долларов.

К тому же, я должен признать, упало качество. С годами у Fender сложилась ситуация, что спрос на гитары с конца шестидесятых и на протяжении семидесятых рос так, что, как мне кажется, все производители в Штатах не успевали за ним поспевать, производя их всё больше и больше, и просто теряли связь с их уровнем качества.

 

В основном, все эти компании, начинали свою деятельность в пятидесятых, и использовали производственные процессы той эпохи. Очень дорого закрывать завод и менять все ваши производственные технологии на более современные. Кроме того, они были завалены заказами на поставку товара. Что они могли сделать?

 

 

…У японцев всё ещё нет правильных с тональной точки зрения звукоснимателей

 

 

Ни одна производственная база не была организована для того, чтобы справиться с тем, что происходило примерно с 1965 по 1978 год, когда, я бы сказал, был бум.

 

Но в Японии местные компании начали делать копии, сначала плохие копии, на новом оборудовании. Это было может быть 10 или 15 лет назад, но по мере того, как они становились всё более и более опытными, они начали использовать ещё более современное оборудование, так что они производили наиболее эффективно, чем мы.

Fender Strat на японском рынке в конечном итоге продавался по цене около 1200 долларов, в то время, как Tokai, Fernandes и гитары прочих брэндов продавались по цене от 250 до 600 долларов, с уровнем качества, который был как ниже нашего, так и такой же как наш, или даже лучше нашего, в зависимости от того, сколько вы были готовы заплатить.

Как рассказал Дэн далее, большая часть прибыльности японских компаний заключается в том, что у них очень сильный внутренний рынок, что позволяет им экспортировать товары по низким ценам. Для американских производителей этот эффект был таким же, как для европейских производителей автомобилей, когда рост числа хорошо сделанных японских продуктов по заниженной цене начал серьёзно подрывать местные товары.

 

На рынке гитар это действительно затронуло территории за пределами США (в частности Европу), что означало то, что хоть Fender и могли конкурировать у себя дома в Штатах, их цены и качество начали вызывать серьёзное снижение продаж здесь. Япония тоже была для них потеряна.

 

 

…Люди, которые не могут позволить себе купить продукцию, сделанную в Фуллертоне, не купили бы Fender

 

 

Мы были раздавлены на японском рынке. За последние пять или десять лет более 50% того, что Fender производил в Фуллертоне, шло на экспорт, а японский рынок, вероятно, составлял около 50% зарубежного рынка. Мы больше не могли продавать в Японии.

 

К этому году наши продажи на японском рынке упали с нескольких тысяч инструментов до семисот-восьмисот.

 

Единственным выходом, который у нас тогда был, заключался в том, чтобы открыть там совместное предприятие с компанией, которая могла бы производить гитару такого качества, с которым Fender хотел ассоциироваться. Мы выбрали того, кто считался лучшим местным производителем, Fuji Gen Gakki, который делал Ibanez и Greco. Сейчас около 50% того, что они производят идёт для Fender Japan, так что, по крайней мере, мы чувствуем, что на японском рынке мы контролируем нашествие копий.

 

Один из интересных аспектов заключается в том, что Дэн твёрдо убеждён, что у японцев до сих пор нет собственных звукоснимателей, правильных с тональной точки зрения, и приводит свой собственный опыт работы с Yamaha, в качестве примера количества проблем, с которыми сталкиваются японские производители гитар в попытках получить "американский" звук без стопроцентного успеха. Squier, однако, используют японские навыки производства, на комплектующих американского производства (включая звукосниматели), что придаёт им более аутентичный звук. Возникает вопрос, почему японцы, которые, кажется, понимают так много всего правильно, должны иметь такие проблемы из-за такой элементарной вещи, как звукосниматель?

 

 

…Вы увидите одни из самых захватывающих вещей, которые когда-либо происходили в музыкальном бизнесе

 

 

Магниты альнико разработали японцы в '30е годы. Я думаю, без каких-либо научных доказательств, японские магниты слишком хороши, чтобы звучать правильно. Если сравнить японский магнит, то он слишком чистый, без мелких вмятин, или чего-то ещё. Но если вы посмотрите на американский магнит на Fender или Gibson или на динамики, либо на что-то ещё, вы увидите, что американские магниты выглядят так, как будто они более низкого качества. Но, возможно, поэтому они и звучат лучше. Возможно это не лучший звук, но это звук, который мы все знаем. Американские гитары были первыми гитарами, и у них был звук, который теперь все хотят получить. Японцы были вынуждены стремиться к этому, но использовали свои собственные магниты, чтобы сделать это.

Вот и всё, что вам нужно знать о тайне японских Fender. Но что насчёт будущего? В настоящее время Fender, производимые в штатах (особенно Страты, Телеки, а также топовые басы), продаются в розницу по значительно более высоким ценам, чем Squier. Ожидал ли Fender, что сможет продавать их вместе с их собственными гораздо более дешевыми инструментами японского производства?

 

С точки зрения профессионального гитариста, я думаю, что купите американский Страт вместо японского. Там есть определённая атмосфера, звук, которого нигде больше нет. Я не думаю, что мы много потеряем в общем объёме продаж, потому что люди, которые не могут позволить себе купить продукцию, сделанную в Фуллертоне, вообще не купили бы Fender, они купили бы что-то другое, поэтому возможно мы привлечём их другим способом.

 

Но для того, чтобы у Fender было какое-то будущее, компания должна быть чем-то большем, чем известное американское имя, производящее свою продукцию в Японии. Если она не воспользуется этой возможностью, то их немедленно переведут в ряды некогда гордых имён, таких как Washburn или Harmony – американские имена, которые носят японские гитары, и никто из обычных музыкантов с улицы не помнит об их происхождении. Это может занять время, но однажды такое может случиться даже с Fender. Какие у них планы, чтобы предотвратить это?

 

В Фуллертоне произошло много изменений. Мы начали механизировать фабрику. Также произошло много кадровых изменений. За последний год или около того, мы изменили всю философию компании. Но это долгий сложный процесс. Не забывайте, вы говорите о компании, которая работала на станках, датируемых началом '50х годов.

 

 

…В прошлом у нас были проблемы, потому что мы не прислушивались к тому, чего хотели люди

 

 

Мы начали всё менять – пора спящему гиганту собраться силами и поверить в себя. Как мы говорим в Штатах, вы ещё ничего не видели. В течение следующей пары лет вы увидите одни из самых захватывающих вещей, которые когда-либо происходили в музыкальном бизнесе. Что сделало Fender великим вначале, так это инновации, и мы должны снова начать внедрять инновации.

 

Послушайте, мы живём за счёт продуктов, которые были разработаны в сороковых и пятидесятых, и нам повезло, потому что музыкантам всё ещё нравились эти продукты в последующие годов. Но мы собираемся перенести компанию Fender восьмидесятые, мы снова хотим стать законодателями моды.

 

Наши планы с Fender заключаются в том, итоге у нас будет ассортимент продукции, который можно будет производить в США, чтобы соответствовать всем уровням цен на любом уровне качества. Мы планируем модернизировать нашу текущую линейку до средней ценовой категории - все это будет можно сделать в Фуллертоне.

 

Мы заранее знали, что когда мы представим Squier, некоторые будут считать, что Fender катится на дно, но это неправда. Почему мы должны отдавать наш рынок японцам, если это действительно наш рынок?

 

Если вы посмотрите на продукцию, выпускаемую нашей фабрикой в Фуллертоне, вы заметите, что уровень качества вырос. Мы обновили колки, звукосниматели, абсолютно всё. Мы считаем, что никто не сможет сделать Stratocaster лучше, чем Fender. Вам не нужно идти к кому-то вроде Schecter, чтобы получить особые звукосниматели, железо или что-то ещё.

 

 

…Когда-то мы занимали около 90% рынка бас-гитар, но все остальные двинулись вперёд, а мы остались на месте

 

 

Прямо сейчас мы разрабатываем совершенно новую серию гитар Fender, работая со многими ведущими профессиональными музыкантами в Штатах. В ближайшие пару-тройку лет у нас появится много новинок. В прошлом Fender выпускал новый продукт каждые шесть лет или около того, но теперь мы надеемся запускать шесть новых продуктов каждые полгода, пока наш модельный ряд не стабилизируется.

На самом деле, многие из обещаний Дэна уже воплощены. Недавно мы увидели новую серию Bullet (придавшую гитарам в старом телекастеровском стиле больше стратовости), у нас появилась новая акустика, скоро появятся и другие продукты. Но почему они так быстро сняли Bullet с производства?

 

По сути, мы чувствовали, что люди, которые создали Bullet до того, как мы пришли в компанию, упустили некоторые вещи. Начнём с того, что Страт – более популярная форма. Страты продаются лучше Телеков, примерно сорок к одному. Вы знали об этом? Мы также чувствовали, что могли бы добиться большего, поменяв основу на Страт, и сделать его лучше.

 

Сменив тему разговора со Стратов и Телеков, что изобретатели бас-гитары собираются сделать с ней в следующий раз? В конце концов, разве они не потеряли лидерство на этом рынке много лет назад?

 

Я думаю, что Fender действительно позволил рынку басов ускользнуть. Когда-то мы занимали около 90% рынка бас-гитар, но все остальные двинулись вперёд, а мы остались на месте. Но, как и в случае с гитарами, мы работаем над новой серии басов, которые, как мы считаем, будут самыми играбельными инновационными басами, которые есть у кого-либо. Они выйдут в следующем году вместе со многими другими новыми моделями, над которыми мы работаем.

 

Понятно, что Дэн не хотел вдаваться в подробности (разве они не копировались достаточно в прошлом?) Но, судя по нескольким неофициальным комментариям, сделанным мне, я был бы склонен очень внимательно наблюдать за вновь возрожденным гигантом Фуллертона. Однако некоторые примеры новых продуктов, которые он мог раскрыть, были записаны на диктофон, и, насколько я понимаю, их появление неизбежно. Одним из примеров является бас, которого, насколько мне известно, ещё никто не видел.

 

У нас есть короткомензурный бас с мензурой 30 дюймов, а также полноразмерная модель по той же цене (в конце концов, мы экономим всего около десяти долларов на древесине, при тех же самых колках, ладах и, звукоснимателях и т.д.) и все профессиональные музыканты, которые его видели и играли на нём, говорят, что это самый профессиональный, самый звучащий из недорогих басов, на котором они когда-либо играли. Это оригинал и он в том же ценовом диапазоне, что и дешевые копии.

Философия Дэна (которая, как предполагается, является философией компании в целом) суммируется просто:

 

В прошлом у нас были проблемы, потому что мы не прислушивались к тому, чего хотели люди. Сейчас у нас в Fender есть команда людей, которые действительно слушают то, что хотят люди, и так будет и дальше.

 

Может быть, скептицизм в отношении крупных компаний естественен. Может быть, это даже оправдано в 99% случаев - разумное отношение к любой серьезной проблеме при работе с ней на любом уровне, который вы хотите назвать. Но почему-то у меня возникло ощущение, что Дэн говорит правду, и я уверен, что его энтузиазм был искренним.

 

Я также поговорил с Полом Ривьера (Директором по разработке и маркетингу усилителей) и обнаружил такую же готовность признать, что в прошлом были проблемы, но у него тоже был почти фанатичный пыл по поводу будущего Fender.

 

Что бы ни случилось в следующие несколько лет, произойдут большие изменения, и я подозреваю, что они будут только к лучшему. Понаблюдайте за этим несколько лет и посмотрите, прав ли я. В любом случае, уверенность есть!