GUITARBLOG.RU

 

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Christian Olde Wolbers

 

Интервью

 

 

 

 

 

 

Роберт Уильямс

Metal Rules, ноябрь 2008

перевод с английского

 

 

 

 

 

 

Недавно мне представилась возможность пообщаться по телефону с Кристианом Олди Волберсом, который прославился как басист и гитарист Fear Factory. Кристиан, будучи многогранным музыкантом, был достаточно любезен, чтобы проболтать со мной более получаса, рассказав обо всём - от нынешнего перерыва Fear Factory, до его новой группы Arkaea, участия в разработке полустэка Randall COW Archetype, его студийной работы и многого другого. На самом деле он даже вспоминает свои ранние дни на трэш-метал сцене в родном Антверпене, Бельгия, и то время, которое он провёл, играя в Asphyxia и гастролируя с Cyclone. Отдельное спасибо Энди Каффаро из Forty Three PR за координацию этого эксклюзивного интервью.

Привет, Кристиан, как поживаешь?

 

Привет, Роберт. Отлично.

 

Давай поговорим о твоём именном полустэке Randall, с головой V2 Archetype и кабинетом 4×12" RS412XLT 100BC, пользователи могут реально настроить свой звук, используя полностью ламповый преамп или классический транзисторный преамп Randall. Ты спроектировал его, а Randall его реализовали. Как тебе понравилось работать с Randall над созданием персонализированного полустэка?

 

Это было очень просто, и все они - замечательные ребята. Это был очень, очень лёгкий процесс. Джоди Данкберг [директор по маркетингу и сотрудничеству с артистами (2007-2009), а прежде сооснователь Krank Amps - прим. переводчика] и Даг Рейнольдс [руководитель Randall (1995-2009), позже ушедший в Korg USA (2011-2017), а затем в Shure - прим. переводчика] из Washburn... Я просто сказал им, чего я хочу, и они попали в точку. По сути, я взял голову V2... оригинальную голову V2, которая была у Randall, и добавил немного больше гейна на канале Solid State, а басовый панч, насколько это возможно с помощью эквализации, я сделал немного жёстче, чем обычно.

 

Стиль игры моих групп Fear Factory и Arkaea - стаккатный, очень плотный. Когда я играю "джи-джи", я просто хочу, чтобы это звучало как "дж-", а не как "джи", поскольку я хочу, чтобы басовый панч был очень плотным.

 

Так что мы поработали над этим и просто слегка изменили внешний вид... знаете, чёрный хром, синие индикаторы, потому что мне почему-то нравятся синие лампочки... Потому что, когда вы куда-нибудь ставите синие лампочки, оно звучит лучше... (смеётся)

 

Ты был одним из первых, кто опробовал именную голову Krankenstein Даймбэга Даррелла от Krank Amps, и ты был её большим поклонником. Хотел ли ты добиться от своего именного полустэка Rasndall именно такого звука?

 

Ну, изначально я играл на Marshall. Моей любимой связкой был преамп JMP-1 с усилителем мощности. Мне всегда это нравилось, но я всегда чувствовал, что мне немного нехватает гейна. Совсем чуть-чуть.

 

Я пробовал разные педали, но ничего не получалось, и однажды я познакомился с головой Krankenstein. В ней было столько "песка" и верхов, что я сказал: "Вау!"

 

Я играю очень просто, мне нравится играть простые одноголосые паттерны и продолжать исполнять их до самого припева. У этой головы (Krankenstein), когда вы играете рифф одиночными нотами, он действительно, как... пробивной.

 

Один из моих лучших друзей, который в то время работал в Krank, перешёл в Randall, и он умолял меня попробовать что-нибудь из этих Randall'ов. С тех пор как Дайм появился на сцене, все хотели попробовать Randall'ы. Это позволило немного оживить позиции Randall на рынке.

У него (Дайма) был фирменный транзисторный звук, который на самом деле подходит мне гораздо лучше, чем... ламповый, который для меня слишком тёплый. Для того, чтобы вешать пауэраккорды в открытой позиции, когда раскрывается вокал, это подходит, но для всех по-настоящему стаккатных вещей, быстрой игры триолями и квартолями... транзисторы, на мой взгляд, подходят немного лучше.

 

Я сказал ребятам из Randall: "Я бы с удовольствием попробовал что-нибудь из этих голов". Я попробовал несколько разных, и в каждой из них было то, что мне нравилось. Голова V2 имела возможность выбора лампового и транзисторного каналов. Что мне очень нравится, потому что... на самом деле, во многих моих песнях, где я играю в куплетах очень стаккатно, быстро, например триольный штрих... но когда я перехожу к припевам, иногда это звучит слишком стерильно, и мне хочется больше теплоты, поэтому я переключаюсь на ламповый канал. Который настроен на исполнение пауэр- аккордов в открытой позиции в припевах и всё такое.

 

Это действительно круто, это трёхканальная голова, и канал Clean просто сверкает чистотой. Универсальность этой головы очень классная, это именно то, что я искал... Потому что я как бы всегда работал с преампами и усилителями мощности, и я использую множество разных звуков.

 

В Archetype V2 я добавил пару полезных мелочей, таких как немного больше гейна, немного более плотный басовый панч, немного изменил внешний вид головы, и это очень надёжный и крутой усилитель. Когда ты просто поднимаешь его за ручку, ты чувствуешь: "О, эта штука должна звучать хорошо". Это серьёзный аппарат.

Я знаю, что ты был одним из первых, кто использовал инновационное программное обеспечение Guitar Rig как неотъемлемую составляющую своего концертного звука, и теперь с твоим именным полустэком Randall в твоём распоряжении множество вариаций формирования звучания. У тебя три MIDI-программируемых канала (классический транзисторный чистый звук, традиционный транзисторный перегруз и современный ламповый перегруз), отключаемый шестиполосный графический эквалайзер [MIDI не запоминает настройки регуляторов, но позволяет назначить на пресет канал, включение или выключение петли Send/Return и графического эквалайзера - прим. переводчика]. Какие-то 10 лет назад у гитаристов не было таких возможностей при настройке желаемого звука. Что ты думаешь о революции в области моделирования звука, произошедшей за последние семь или восемь лет?

 

Мне это нравится, потому что... я до сих пор использую Guitar Rig. Я использую свой Randall для записи всех своих основных треков, и я всегда делаю это через свой Randall, но на чистом канале. И я работаю с ProTools и (использую) Guitar Rig... потому что ты получаешь так много вариантов моделирования усилителя, что тебе потребовались бы недели и недели, чтобы понять, как настроить, например, стерео звучание с дилеем в одном канале, и хорусом с реверберацией в другом

 

В Guitar Rig есть множество готовых звуков, на создание которых у тебя уйдёт несколько дней. Если у вас нет времени или оборудования, это очень сложно, потому что для создания некоторых из этих звуков требуется довольно много аппаратуры. В Guitar Rig всё это есть, и времена настолько изменились, что не думаю, что дети действительно... Я могу сыграть вам композицию на Guitar Rig, и ты никогда не догадаешься, что это Guitar Rig. Настолько он хорош.

 

Звуки становятся всё лучше и лучше. Вначале, когда он только появился на рынке, он звучал немного странно, и люди были немного напуганы им, но я использую свои обычные звуки и иногда добавляю третий трек Guitar Rig в середине с совершенно другим звуком или чем-то, что очень хорошо сочетается с песней или тем, что я делаю. Это легко, потому что не нужно сидеть и коммутировать 500 000 педалей, как это делают многие группы.

 

Когда я пришёл в студию Korn, чтобы заценить их запись, у них на полу валялось около 600 примочек, и они просто пытались найти сочетания. Теперь я могу сделать это в Guitar Rig одним нажатием кнопки. Здорово иметь настоящие аналоговые звуки и создавать всё с нуля, как с педалями, подключая их и крутя ручки, но у нас нет столько времени, а теперь я могу сделать всё на компьютере, сохранить настройки и вернуться завтра, и если мне не понравится, я смогу всё изменить. В этом вся прелесть.

 

Ты просто записываешь всё с чистым сигналом в ProTools. Я захожу в Guitar Rig и добавляю свои дилеи, хорус и сумасшедшие модулирующие звуки, которые делают это действительно интересным, и это то, чем я действительно занимаюсь... на последних нескольких альбомах Fear Factory я никогда не копался так глубоко в эффектах.

А какой инструмент ты сейчас подключаешь к своему Randall, ты по-прежнему играешь на семиструнном Jackson?

 

Да, я играю на своём семиструнном Jackson (Jackson Christian Olde Wolbers), у меня есть свои именные гитары, на которых я обычно играю, когда отправляюсь в тур по Европе. Знаешь, на гастролях я обычно играю на своих именных моделях, потому что их можно подарить, бросить в толпу или сломать, и я не буду сильно переживать. Но у меня есть моя основная гитара, которая похожа на мою кастомовую... это Silverburst. На ней установлен Флойд (тремоло Floyd Rose). Это моя любимая гитара.

 

Я всегда играл с обычным бриджем, но в последнее время, за прошедшие пару лет, я по-настоящему увлёкся Флойдом. Он гораздо лучше держит строй, и все мои новые именные гитары, которые я собираюсь заказать, будут оборудованы Флойдом... и синими светодиодами в грифе, веришь или нет. Я должен получить их к NAMM. Они будут очень хорошо сочетаться с моими Randall'ами.

 

Это будут серебристые гитары, серебристые с хромированной фурнитурой и синими лампочками... а мои Randall'ы из чёрного хрома с синими лампочками. Вместе они будут смотреться очень здорово.

 

Если я правильно понимаю, Fear Factory временно прекращает свою деятельность, чтобы Бёртон К. Белл мог сосредоточиться на своём сайд-проекте Ascension of the Watchers. Есть ли у вас какие-то сроки, когда мы можем ожидать, что Fear Factory снова заработает на полную катушку?

 

Мы то тут, то там говорим о том, какие есть перспективы и когда мы снова запустим машину. Он (Бёртон К. Белл) всё ещё работает над Ascension of the Watchers, и у него тоже есть семья... у него двое маленьких детей, а мы с Рэймондом сейчас занимаемся Arkaea. У нас была готова вся эта музыка, которую мы вроде как изначально сочинили для Fear Factory. Я не хотел, чтобы она лежала без дела и... иногда, как вино, она становится лучше, чем дольше лежит, я просто чувствую, что хочу её выпустить.

 

Мой очень хороший друг, который также был участником одной из первых групп, которые я продюсировал, под названием Threat Signal - Джон Ховард... он отличный вокалист из Канады. Я спросил его, не будет ли ему интересно поучаствовать в проекте и спеть на этой пластинке, и похоже, что это стало полноценной группой.

 

Честно говоря, в глубине души... и это не бред, я чувствую, что эта пластинка Arkaea переплюнет три последних альбома Fear Factory. Она настолько хороша.

В период простоя Fear Factory ты, безусловно, был занят: ты продюсировал и свёл последний альбом Murder The Dance группы Bleed the Sky, ты также помогал God Forbid в студии и давал уроки игры на гитаре в дополнение к участию в двух других коллективах, я ничего не пропустил? Как ты находишь время на всё это?

 

Я также нашёл время, чтобы поговорить с тобой сегодня! (Смеётся) К счастью, у меня нет ежедневной работы. Я просыпаюсь, вдыхаю, и ем музыку каждый день, и даже сплю с ней. Мне нравится быть занятым, и мне просто повезло, что я могу заниматься музыкой каждый день.

 

Arkaea сейчас - мой главный приоритет. Мы недавно закончили запись всех ударных. У нас уже есть бас-треки и вокал. Я собираюсь расчехлить своё оборудование и начать записывать гитарные треки. Этим альбомом Arkaea мы будем заняты до конца года.

 

Его выход запланирован на 10 марта (2009) на Koch Records. Мой барабанщик владеет бывшей студией Fleetwood Mac... в которой они записали несколько очень крутых альбомов в семидесятые и восьмидесятые.

 

Он владеет этой студией, так что, по сути, мы можем пользоваться этим помещением 24 часа в сутки. Знаешь, наши барабаны, все... наши усилители... всё установлено в комнате для ударных.

 

Это похоже на то, как если бы ты увидел на YouTube ролики Metallica, где они репетируют в своей собственной студии... всё настроено как надо... Вот так и у нас.

Это здорово, я всегда могу приходить каждый день и слушать... брать свою работу на дом и слушать всё в своей домашней студии. Звуки моей гитары.

На этой пластинке Arkaea я собираюсь сделать всё намного проще. Обычно я располагаю четыре гитары слева и справа. Например, по две с каждой стороны. В этот раз я собираюсь смикшировать одну слева и одну справа, что для меня не совсем обычно, но я обнаружил, что это лучше подчёркивает ударные и некоторые другие инструменты, так что...

 

На следующем альбоме я собираюсь немного изменить свой подход к звукозаписи. Я добавлю гораздо больше овердабов, к чему я не очень привык. И это очень круто для меня. Такие группы, как Muse и Deftones, которые по-настоящему вдохновляли меня на протяжении многих лет, и... я вроде как хочу начать добавлять немного больше. Эта пластинка Arkaea - тяжёлая, на ней много мелодизма, много грува, открытости и всего прочего... она действительно экспериментальная, и на ней определённо больше гитарного звучания.

 

Это совершенно новая группа. Я просто хочу сделать этот альбом лучшим, каким он только может быть.

 

Рэймонд, мой барабанщик, он никогда, никогда не скажет этого, если это не будет правдой... но на самом деле он закончил свой последний барабанный трек на прошлой неделе, посмотрел на меня, покачал головой и сказал: "Чувак, я думаю, что это одна из лучших записей, на которых я когда-либо играл". Как будто он действительно поднял планку. Я посмотрел на него и говорю: "Мне кажется, что эта запись лучше, чем три последних альбома Fear Factory". А он: "Я никогда не делал в Fear Factory ничего такого, что я сделал на этой пластинке. В Fear Factory я творил всякое безумное дерьмо, но на этой пластинке я действительно перешагнул планку".

Для него это было очень тяжело. Знаете, каждая группа всегда говорит: "Эта новая пластинка будет лучше, чем предыдущая", но я чувствую, что эта лучше, чем три предыдущие (смеётся).

 

Отношение, атмосфера и то, как мы все собрались вместе, и наш вокалист голоден, он молод. Он не боится вернуться и переписать песню пять раз, если потребуется, понимаете? Он действительно талантлив и отлично поёт в широком диапазоне.

 

Я слышал не так уж много певцов, которые до сих пор обладают таким широким диапазоном, как Крис Корнелл. Все эти ребята поют на более высоких нотах, чем обычно принято в индустрии. Они на высоте в плане мощности легких.

 

У вокалиста, с которым мы работаем в Arkaea, Джона, это тоже есть, и это бодрит... ты можешь слышать ноты. Я даже не могу спеть эти ноты.

Как God Forbid, так и Asylum привлекли тебя к работе над вокалом. Какие методы записи позволяют тебе быть востребованным вокалистом?

 

Ну, я использую простую методику: сажаю вокалиста рядом с собой, чтобы он тоже смотрел на экран, а микрофон располагаю прямо там. Я выключаю колонки в комнате, чтобы его было действительно слышно, надеваю наушники и включаю музыку очень тихо.

 

Мне не нравится, когда певец находится в комнате с для ударных за стеклом. Это затрудняет общение. Особенно если вы пытаетесь записывать, проще, если кто-то сидит рядом с тобой, когда можно просто остановить музыку и поговорить с ним: "Давай попробуем вот так, а давай попробуем вот так" или "Откинься немного назад".

 

Я очень люблю работать руками, и, честно говоря, что помогло мне многое понять, это то, что за последние десять лет, в основном за последние четыре или пять лет, я работал со многими хип-хоп артистами.

 

DJ Muggs из Cypress Hill - человек, который взял меня под свое крыло на некоторое время, и я записал много хип-хопа. В хип-хопе всё дело в вокале. То, как они произносят слова или как ритмично складывают рифмы. Особенно ритмично. У многих метал-вокалистов нет хорошего ритма. Они всегда опережают ритм. Вы можете поставить двадцать пластинок, и я смогу выделить каждый раз, когда кто-то не успевает, понимаешь, о чем я? У них нет того чувства тайминга, которое есть у людей из хип-хоп индустрии.

 

Я могу ухватить слова и выстроить их в такт песне, даже если это метал. Я очень хорошо чувствую тайминг, потому что записывал Эверласта и B-Real'а из Cypress Hill. Я работал с Чинги и Снуп Доггом, Айс Кьюбом и West Side Connection. Я работал со всеми этими людьми, был рядом со всеми этими студиями и всеми этими артистами, и это действительно научило меня чувству тайминга.

 

Если ты посмотришь на Rage Against the Machine, то их тайминг идеален. А ещё, знаешь... я смотрю на вокал, как на гитарные риффы. Он должен быть запоминающимся. Если я выхожу из комнаты, чтобы сварить себе кофе, и не могу вспомнить, что пел вокалист, это будет не очень хорошая песня.

 

Я никогда не думал, что это будет моей хорошей стороной. Я понял это, когда в своё время пошёл в музыкальную школу. В музыкальной школе я был худшим, последним в классе. Из ста детей я был сотым.

 

Но у меня была лучшая подача в школе. (Смеётся) Учитель пел мне композицию из пяти нот, и я попадал в эти пять нот вокально, а он говорил: "Что с тобой такое? Ты не умеешь ни читать, ни записывать ноты, но у тебя отличная подача. У тебя лучшая подача в школе". И это то, чем я всегда пользовался.

 

Я могу услышать, как певец просто поёт строчку, и даже если он ещё не в такте, если он ещё не взял ту ноту, которую хочет спеть, я уже слышу, куда он движется. Я вижу, что это произойдёт до того, как это случится.

 

Иногда я спрашиваю: "Вот туда ты движешься?" или "Как насчёт этого?". Иногда я помогаю певцу попасть туда, куда он хочет. Я действительно слышу всё заранее, и это часть процесса: если песня запоминается, это как читать книгу, и ты уже видишь следующую страницу.

 

У меня очень хорошая студия с очень хорошим вокальным микрофоном, хорошими микрофонными преампами и прочим... поэтому часто я не заставляю группы платить за моё студийное время... Это может занять одну неделю, две недели, три недели... Я не ставлю крайних сроков для записи отличного вокала.

Ты используешь для вокала микрофон AKG C414 с переключаемой диаграммой направленности?

 

Я использую Soundalex 251, в котором стоит капсюль Neumann [думаю, интервьюер неправильно записал название, и речь о Telefunken - прим. переводчика]. На самом деле это очень хороший микрофон. Это переиздание старого U-47 [Neumann - прим. переводчика].

 

Каким был музыкальный климат, когда ты рос в Бельгии... До того, как ты переехал в США, ты играл в убийственной трэш-группе Asphyxia в Бельгии, была ли в то время в Антверпене хард-рок или метал-сцена?

 

В Бельгии была метал-сцена. Не огромная, или крупная... она развивалась больше вокруг рока, я так думаю, но в то время в Бельгии определённо была метал-сцена, и там было несколько действительно убийственных групп, таких как Cyclone, которые были праотцами всего бельгийского метала, и хотите верьте, хотите нет, они начинали примерно в то же время или даже раньше чем Metallica... и они исполняли NWOBHM и у них были те же риффы, что и у Metallica, а вокалист Cyclone был хорошим другом Ларса (Ульриха), они менялись музыкальными записями.

 

Вокалист Cyclone обменивался музыкой с Ларсом. Он познакомил Ларса с такими группами, как Iron Fist, Jaguar, Diamond Head... со всеми этими ребятами. Даже Джин Хоглан из Strapping You Lad и Dethklock может это подтвердить, потому что, когда он узнал, что я немного играл в Cyclone... я заменял гитариста в туре... Эти ребята намного старше меня. Они ровесники Metallica... Он может поручиться, что сказал: "Боже мой, не могу поверить, что ты играл в этой группе". Потому что они были праотцами, как и Metallica. Он говорил: "Когда мы слушали первый альбом Cyclone...", который вышел в '85-м или около того, "Или мы слушали их демо-записи, например In The Grip Of Evil...", у них были демо-записи в '81-м или '83-м года... Это безумие.

 

Была группа Asphyxia, в которой я тоже играл, а также группа Channel Zero, и они действительно добились больших успехов в Бельгии. Когда я уехал (в США), появилось много новых групп... но Cyclone - это та группа, которую я должен благодарить за всё, потому что один из гитаристов по имени Стефан Даамен был тем, кто действительно научил меня держать медиатор и исполнять триольный штрих на гитаре.

 

Однажды он показал мне эту технику, и я перенял её, освоил и стал использовать... так я начал попадать во многие трэш-метал группы.

Твоя техника триольного штриха также помогла тебе получить место бас-гитариста в Fear Factory, верно?

 

Я был в отпуске и столкнулся с ребятами из Biohazard, я был знаком с ними, и они спросили: "Что ты здесь делаешь?", я ответил: "Да так, тусуюсь", а они: "Хочешь играть на басу в этой группе?", я: "В какой группе?", а они: "Fear Factory, ты должен играть у них на басу".

 

Потом я познакомился с Бёртом, пришёл на репетицию, и у нас возникла хорошая атмосфера, и мне показалось, что я именно то, что они искали... так что... я вписался... вот и всё.

 

Кто оказал на тебя влияние в раннем возрасте, что заставило тебя захотеть играть тяжёлую и агрессивную метал-музыку?

 

Мои ранние влияния, группы, которые мне действительно нравились... Моя любимая группа - Police... всегда будет таковой... но если говорить о метале или тяжёлой музыке, то это, пожалуй, первые два альбома Suicidal Tendencies... потому что я вырос на скейтбординге. Благодаря скейтборду я увлёкся музыкой и познакомился со всеми ранними панк-группами, такими как Dead Kennedy’s, Misfits, и всей калифорнийской панк-сценой. Это было действительно моей стихией.

 

Ещё одной группой, которая действительно много значила для меня, были Dirty Rotten Imbeciles... DRI. Как только я услышал их пластинку Crossover, которая была со значком бегущего человека, на синей хромированной обложке.

 

А я думал, что ты наверняка назовёшь Dealing With It...

 

Да, мне нравилась эта пластинка, но как только я услышал Crossover, у меня в голове всё перевернулось. Все эти хардкор-группы переходили на метал-сцену. Даже Suicidal Tendencies, и мне это очень понравилось, и тогда я понял, что всё, что я хочу делать правой рукой, - это дж-дж-дж... Меня не волновали никакие соляки или что-то в этом роде.

 

Я никогда не тренировал левую руку. Я тренировал только правую. (Смеётся.)

 

Я, разумеется, хотел бы поблагодарить тебя за то, что ты нашёл время поговорить со мной о метале сегодня, я очень ценю это. Прежде чем мы закончим разговор, не хотел бы ты сказать что-нибудь ещё своим фанатам?

 

Мы отсутствовали, но не ушли... Пластинка Arkaea выйдет 10 марта 2009 года, и я думаю, что мы начнём гастролировать в феврале, и я думаю, что с Arkaea мы проведём несколько действительно крутых туров. Мы попытаемся провести тур с Papa Roach и Buckcherry и, надеюсь, отправимся в тур по Штатам с Mudvayne, думаю, в феврале. Так что пока ничего окончательно не решено... мы пытаемся попасть в эти туры, и машина вот-вот запустится.

 

Пока мы не решим с Fear Factory, записывать ли нам ещё один альбом, или не определимся с лейблом, с которым будем подписывать контракт... всё будет связано с Arkaea. Несмотря на то, что это был всего лишь сайд-проект, я больше не чувствую, что это сайд-проект.