GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту нужна ваша поддержка. Оплата хостинга, сертификатов, подписок..Даже если вас давит жаба поддержать проект монетой, вы можете сделать это хотя-бы покликав на рекламу, или сделав репосты на материалы. У сайта нет спонсоров, всё держится на голом энтузиазьме.

Chris Impellitteri

 

 

Animetal USA - Сплав

хэви-метал и аниме

 

 

 

Роберт Кавуто

Guitar International, июнь 2012

перевод с английского

 

 

 

 

Словосочетание "метал-супергруппа" было специально придумано для недавно созданной Animetal USA. В состав группы входят вокалист Майк Вессера (Obsession/Loudness) в роли Metal-Rider'а, басист Руди Сарзо (Ozzy, Quiet Riot, Whitesnake, Dio) в роли Strombringer'а, гитарист Крис Импеллиттери в роли Speed King'а и барабанщик Джон Дэтти (Slayer/Testament) в роли Tank'а.

 

И как если  вам недостаточно метала в этом составе, бывший гитарист Megadeth Марти Фридман аранжировал мелодии вместе с Крисом. В результате новая группа сочетает в себе все металл-риффы, соляки и мощный вокал, которые только можно представить, о чём свидетельствует их дебютный альбом с одноимённым названием, который уже получил золотой статус в Японии и занял японском Amazon первое место на в рейтинге "Hard Rock Heavy Metal" и второе место в рейтинге "Anime".

 

Кроме того, участникам группы удаётся задать новый виток концепции хэви-метал, поскольку они приняли аниме-образы, дополненные футуристическим гримом и костюмами. Мне удалось поговорить с гитаристом Крисом Импеллиттери, известным как Speed King, об этом новом проекте и о том, как он привнёс своё шред-мастерство в мир аниме.

Расскажите, как была образована группа Animetal USA?

Её организовал наш рекорд-лейбл Sony. У них действительно было видение этой группы. Они подумали, что это будет интересная мутация, если они возьмут мир метала и аудиторию аниме и соединят их вместе. Они помогли бы нам найти рынок, идентичность и аудиторию, которая будет слушать, и приходить на концерты.

В общем, они изучили опыт группы из Японии, которая занималась этим, примерно в 1991 году, она называлась Animetal. Группа была очень популярна, но только в Японии. Считалось, что они добились большого успеха. Sony подумали, и я ненавижу это слово, что если мы соберём "супергруппу" и сделаем ее международной группой?

[от переводчика оригинальная японская группа Animetal, сформированная бывшим вокалистом Anthem Эйдзо Сакамото в начале девяностых, исполняла метал-кавера на популярные темы из аниме и токусацу, добавляя фрагменты известных композиций, вроде "Breaking The Law" группы Judas Priest, создав целое музыкальное направление]

Заставка двенадцатого сезона сериала Super Sentai (1988 год). Слева версия японской группы Animetal, справа оригинальный саундтрек.

 

 

Руди Сарзо сказал, что я - единственный достойный кандидат на роль гитариста, и я был польщён. Когда мне позвонил наш нынешний менеджер, я спросил: "Могу ли я привнести в этот материал своё собственное видение?", учитывая, что на самом деле это наполовину оригинальная песня и наполовину кавер. С точки зрения лирики, это кавер, а также основная мелодия композиции, особенно если это действительно известная песня из аниме. По сути, мы соединяем оригинальную музыку, которую я сочиняю, с текстами из аниме.

 

То есть, музыка своя, а тексты - это песни из аниме?

 

Абсолютно так. Если вы послушаете песню, открывающую альбом, которая называется "Touch", то рифф этой песни - это кавер. Он звучит очень похоже на вещь Black Sabbath "Children of the Grave" и переходит в безумное гитарное соло, которое играется очень быстро, очень оркестровано. С этого момента мы начинаем делать всё по-своему. Это всё оригинальная музыка. Это метал на стероидах.

Все японские тексты песен нужно переводить на английский?

 

Именно так. Майк Вессера делает грубый набросок текста. Конечно, он на японском, поэтому если у вас 12 тактов куплета и припева, а вы переводите на английский, и он укладывается только в 3 такта, то это 9 тактов огромной дыры. Майку приходится придумывать, как сказать то же самое по-английски. У него, наверное, самая сложная работа.

 

Он также должен поддерживать мелодию. Это довольно сложно.

 

Люди этого не понимают. Руди сказал мне на днях: "Я никогда не вкладывал столько труда в запись альбома, как в то, что мы делаем с Animetal". На эти записи уходят месяцы и месяцы. Мы постоянно делаем аранжировки, а потом переделываем их.

 

Судя по звучанию Майка, он довольно свободно говорит по-японски.

 

Да, нет (оба смеются). Но были опредёленные фразы, которые он должен был исполнять, потому что мы должны придерживаться оригинального текста. В этом и заключалась сложность. Даже если мы сочиняем много оригинальной музыки, всё равно нужно использовать или, по крайней мере, передавать смысл каждого слова в песне, чтобы он не менялся, потому что это сюжетная линия. Каждая песня - это история.

Ваш фирменный стиль прослеживается во всех композициях.

 

Эта музыка временами такая же сложная, как Dream Theater. Она становится очень напряжённой. Когда люди видят весь этот образ Кабуки, они думают: "О, это будет пошловато". Когда они слышат это, они понимают, что мы делаем. Мы все попали в этот проект, потому что им показалось, что мы музыканты, которые действительно пытались продвинуть себя в артистическом плане, убедившись, что мы можем играть в любом стиле. Это то, что они искали.

 

Каждый участник группы придумал свой грим и собственный образ?

 

Я полностью сделал свое лицо сам. Я думаю, что команда Sony довольно много работала с другими ребятами, просто чтобы понять, на кого они похожи, потому что каждый хотел выразить себя по-своему. Sony назвали меня Speed King. Руди у нас Stormbringer, Майк - Metal-Rider, а барабанщик Джон Дэтти - Tank. Мы действительно серьёзно относимся к этой музыке. В конце концов, мы пытаемся сделать это действительно интересным.

 

Японская группа девяностых всё ещё существует и играет ли она какую-то роль в этом?

 

Нет. На самом деле, я даже никогда о них не слышал. Я постоянно читал в прессе, что мы делаем трибьют им, а я такой: "Ну, это не так", потому что я никогда не слышал эту группу. Но изначально это была их идея; они были японскими артистами, по сути, пацанами, которые начали заниматься этим ради забавы. Это стало очень популярным в Японии, действительно большой частью культуры. Мы приняли в этом участие, и я не хотел их копировать. Я не хотел их слушать, потому что если я это сделаю, то мне придется аранжировать песни определённым образом. В общем, я сказал: "Дайте мне сделать что-то своё".

У вас есть несколько популярных в Японии хитов, каков план по завоеванию США?

 

Это хороший вопрос. Самое приятное в этом деле то, что во всем мире уже существует культура и аудитория, которая любит аниме. У нас есть этот рынок, и мы уже обращаемся к нему, а затем рекорд-лейбл продвигает нас к нашей собственной аудитории в метале.

 

Очевидно, что у Руди богатая история, будь то Оззи Озборн или Quiet Riot. Великие метал-группы мира, так или иначе, он участвовал в них. У него довольно большая фэн-база. У меня, у меня довольно узкий круг поклонников. У меня гораздо меньше имён. Очевидно, что музыканты знают, кто я такой, но ваша мама спросит: "Кто это?". В любом случае, у каждого из нас есть своя аудитория, и это очень привлекает. В Америке и Европе Sony стремится к этим двум аудиториям.

 

Это практически неосвоенный рынок.

 

Пока что это работает. В Японии это безумие. Раньше люди шутили: "О, ты не можешь добиться успеха в Америке, поэтому ты едешь в Японию". Теперь вы едете в Японию, потому что это второй по величине музыкальный рынок. Вышел новый диск, и в течение 24 часов после релиза он стал №1. Мы оставались на первом месте в течение первых восьми дней. Примерно в то же время Rush вышли со своим новым альбомом на второе место. Они сместили Адель с первого места во всём мире. Наш предыдущий альбом, который был выпущен только в Японии, поднялся до № 3 в международных чартах. В Японии эта вещь стала мегапопулярной. Она получила золотой статус. На нашем первом концерте было 11 000 человек.

Как вы решили привнести свой неоклассический стиль в этот тип музыки?

 

Для этой музыки, я думаю, это отлично подходит. Хороший пример, есть песня под названием "Mazinger Medley". Первоначально она была написана в 1960-е или '70-е годы классически образованными музыкантами. Эти люди исполняли всё, что угодно, от произведений Моцарта до Бетховена. Эти аниме, которые они делали, были очень сложными аранжировками. Вы должны были слушать тональность, чтобы не попасть впросак. Они использовали много уменьшенных ладов, гармонических миноров, и это как бы говорило со мной. Я подумал: "О боже, наверное, я смогу это сделать".

 

Я начал вводить шреддинг, когда мы начали аранжировать музыку, она становилась всё тяжелее и тяжелее, и все больше шреддинга было допустимо. Есть много песен, которые довольно просты. Рэнди Роадс - отличный пример. Я во многом ориентируюсь на Рэнди, а иногда даже на Ван Халена. Это более упрощенная игра, но это великолепная игра.

Мы немного поговорили об аранжировке. Как Марти Фридман участвовал в аранжировке этих песен вместе с вами?

 

У Sony была эта идея, но как они собирались ее реализовать? Как они собирались донести это до остального мира? Поэтому Марти был в Японии. Он отличный гитарист и очень уникальный. Они обратились к нему, чтобы он сделал демо-записи. Демки были переданы мне, и в итоге я внёс в них что-то своё. Я многое переписал, написал много музыки, чтобы она работала на меня и на группу. Я физически был с Руди и Скоттом, когда мы этим занимались. Конечно, вклад Марти был сделан в Японии, так что мы никогда не находились рядом с ним. Мы были вынуждены сделать всё по-своему.

 

Что вы собираетесь делать в туре по Штатам?

 

Мы находимся на стадии планирования европейского и американского туров. Конечно, мы только что вернулись из Японии. Там мы выступали на довольно больших площадках. Возможно, мы вернемся ещё раз. Пришло время сделать нашу работу - привезти это в Европу и Америку.

 

Как вы думаете, вы будете хедлайнерами или выступите у кого-нибудь на разогреве?

 

Это хороший вопрос. Мне действительно трудно на него ответить. Это самая большая проблема, которая у нас есть. Когда вы новая метал-группа, вам приходится "платить взносы". Если есть большая арена, которая хочет нас пригласить на разогрев известной группе, и мы считаем, что аудитория нам подходит, то, конечно, мы присоединимся к такой группе и сыграем с ней.

Будет ли у вас театральная сцена, чтобы соответствовать вашему образу?

 

Мы работаем над этим. Это традиционные вещи. Сейчас это стены усилителей с подсветкой. Я думаю, мы используем около 30 кабинетов Marshall. Они все белые, очень круто выглядят. Что касается барабанных стоек, подъёмников и всего прочего, то это те вещи, которые мы пытаемся внедрить прямо сейчас. Мы должны выйти на сцену и заслужить всеобщее уважение, поэтому нам придется играть в некоторых местах, где нам просто придется использовать гораздо меньшую сцену.

 

Расскажите мне о том, как, по-вашему, изменился неоклассический стиль за последние 20 или 30 лет.

 

Я думаю, что он стал лучше благодаря таким вещам, как YouTube. Когда я начинал, у меня не было YouTube, чтобы учиться. Первые четыре года у меня был учитель, который, по сути, был вдохновителем моей игры. Это было очень похоже на изучение нотных изданий Mel Bay и разучивание гамм, аккордов, различных вариантов звукоизвлечения, как оркестровать. Это всё, чем я занимался в детстве. В детстве у меня были любимые группы. Эдди Ван Хален был моим кумиром.

Когда появился Рэнди, он был следующим. Я услышал Рэнди, и он мне понравился. Я сказал: "О боже!" Это дало мне первое представление о том, кто является хорошим соло-гитаристом. Потом я начал копать глубже. Окружающие типа старшего брата говорили: "Послушай Ричи Блэкмора и Ули Джона Рота". Появились классические элементы. Возможно, именно у Рэнди, хотите верьте, хотите нет, я действительно впервые услышал гармонический минор, и это было на "Mother Revelation Earth".

 

По мере продвижения я познакомился с Элом Ди Меолой и Джоном Маклафлином. Я начал слушать фьюжн-исполнителей, джазовых ребят, возвращаться и изучать больше классических элементов: Бах, барокко, слушал Моцарта. А такие ребята, как Ингви, знакомили с Паганини и всё такое. Я смотрел на это и пытался освоить эти техники. Я видел это. Я был частью той оригинальной группы единомышленников.

 

Кто-то сказал на днях, и это было круто, что мы получаем признание за скорость, потому что нас было всего 5 или 6 человек. Когда я говорю "нас", вы должны всегда помнить, что Эл Ди Меола и Джон Маклафлин - первые для меня. Они были первыми, кто приобщил меня к скорости. Ингви, Пол Гилберт, я, Винни Мур и Тони Макалпайн были одной граппой единомышленников. Мы были теми, кто этим занимался, и это всё, что мы действительно должны были играть, и чему научиться. Сегодня, 20 лет спустя, у вас есть YouTube, и я смотрю всякое. Сейчас по всему миру есть потрясающие ребята, которые занимаются этим.