Charvel/Jackson

 

 

 

 

Как небольшая мастерская произвела революцию в

гитаризме

 

 

Тони Бэкон, перевод с английского

 

 

Это 1985 год, и толпа гитаристов демонстрирует свои вёсла для рекламы в журнале. Они радостно позируют на камеру, указывая на неё пальцем или показывая кулак. Кажется, что они счастливы, помогая компании Charvel/Jackson Guitars отпраздновать свой успех.

 

Среди 15 парней, втиснувшихся в голливудскую фотостудию Глена ЛаФермана, - Стив Вай из группы Alcatrazz, Джейк И. Ли из группы Оззи Озборна и Стив Линч из Autograph. Каждый из них держит в руках болчёный Charvel или сквозной Jackson, некоторые из которых имеют яркую раскраску и поразительную графику. Пара гитаристов - Винни Винсент, в последнее время игравший в Kiss, и Майкл Свит из Stryper держат свои моднявые V-образные гитары Randy Rhoads.

 

Это весёлое сборище показало, насколько популярной стала компания Charvel/Jackson за несколько коротких лет. Когда постер был опубликован в журнале, его заголовок гласил: "Успех. Это компания, которой вы преданы". Или, как сегодня выражается Гровер Джексон: "В начале 80-х мы были двухсотметровой гориллой". Он вспоминает о доминирующем положении, которое его фирма занимала в то время среди рок-гитаристов и производителей гитар, и добавляет: "Все нас копировали".

Реклама Charvel/Jackson 1985 года. Слева направо. Сзади: Том МакДермотт (Rick James), Виктор Джонсон (The BusBoys), Дэйв Андерсон (Eric Steel Band), Брайан Джей (Keel), Оз Фокс (Stryper). Средние: Майкл Свит (Stryper), Крис Хагер (Rough Cutt), Джейк И. Ли (Ozzy Osbourne), Мэтт Торн (басист Rough Cutt), Винни Винсент (ex-Kiss), Стив Вай (Alcatrazz), Марк Феррари (Keel), Амир Дерах (Rough Cutt). Спереди: Стив Линч (Autograph), Спейси Т. (Sound Barrier). Фото - Глен ЛаФерман.

Всё началось при более скромных обстоятельствах, когда в 1974 году Уэйн Чарвел открыл Charvel's Guitar Repair, небольшой магазин на шоссе Ист-Эрроу в Азусе, штат Калифорния. В течение пятнадцати лет Уэйн лабал на гитаре в кабацких кавер-группах, но после рождения первого сына он решил, что пора попробовать себя в более семейном деле.

 

Он умел ремонтировать гитары, и его друг Боб Лули посоветовал ему арендовать несколько помещений. "Боб сказал, что у меня получится лучше, если у меня будет собственная мастерская", - вспоминает Уэйн, - "потому что люди больше уважают, если ты делаешь ремонт в мастерской, а не в гараже. Боб был гениальным электронщиком - он показал мне, как установить силовой трансформатор с регулировкой напряжения на мой Fender Showman. Это означало, что я мог включить его на всю катушку, чтобы он очень хорошо разгонялся, но не так громко, чтобы владельцы клубов жаловались. В итоге Боб стал делать гигантские акустические системы для всех известных музыкантов" [ещё с '60х Боб делал акустику для Rolling Stones, Фрэнка Заппы, ZZ-Top, Chicago, Beach Boys, а позже делал усилки для Music Man, ещё при Лео Фендере. Именно он посоветовал Эдди Ван Халену залить катушки звукоснимателя воском, чтобы предотвратить микрофонный эффект – прим. переводчика].

 

Наряду с выполнением покрасочных работ для Fender, Уэйн по мере спроса начал предлагать гитарные запчасти в своем магазине, а вскоре он начал работать по почте. Первой деталью, предложенной в конце '74-го года и изготовленной другом с помощью пресса по металлу, был алюминиевый джекплэйт для Les Paul за $2,50, предназначенный для замены сломанного пластикового оригинала. Затем последовали другие изделия в аналогичном, практичном ключе для Стратов: рычаг тремоло, хромированный алюминиевый и белый однослойный пластиковый пикгарды.

 

К концу 76-го года Charvel Manufacturing предлагали множество фурнитуры. Почти вся она была предназначена для гитаристов, которые хотели проапгрейдить. Появилось больше пикгардов и прочих пластин, а также серия необработанных корпусов в стиле Телек, Страт или Пресижн для "самопальщиков, ремонтников и гитаристов, которые хотят улучшить свой звук с помощью более качественного и тяжёлого дерева". Несколько месяцев спустя Charvel добавили в свои объявления грифы на замену. Корпуса и грифы в разное время поставлялись компаниями Schecter, базирующейся в Резеде, и Boogie Bodies, расположенной недалеко от Такомы, штат Вашингтон.

 

Наряду с ними в рекламе было представлено то, что Charvel называли "комплектом для 1952 Telecaster", поставляемым начинающей компанией Кэти и Сеймура Данканов, который предлагался за 36 баксов и состоял трёхсёдельного бриджа с латунными сёдлами, двух хромированных ручек и чёрного однослойного пикгарда, который, как утверждалось, мог "преобразить ваш Telecaster поздней модели в старый винтажный вид". Небольшая приписка сбоку напоминала потенциальному клиенту: "Гитара в комплект не входит".

Объявление Charvel, октябрь '76-го

Предложения Уэйна шли в ногу со временем, поскольку некоторые гитаристы начали увлекаться сборкой и модернизацией. Fender, в частности, выпускал больше гитар, чем когда-либо, но ценой падения репутации контроля качества. Это подогревало растущий интерес к тому, что впервые стало называться винтажными гитарами, а также к тенденции "сделай сам" - улучшению или даже созданию собственного инструмента.

 

Во второй половине 1977 года Уэйн переехал на пять миль восточнее, в новое помещение на Западной Гладстон-стрит в Сан-Димасе, рядом с железнодорожными путями, недалеко от 57й автострады. Именно туда приехал самый влиятельный из новых "самоделкиных", молодой гитарист по имени Эдвард Ван Хален.

 

"Эдди и басист, Майк Энтони, приходили к нам", - вспоминает Уэйн, - Эдди любил гитары, ему нравилось работать с ними. Я знал, что у него нет денег, поэтому я давал ему всякую всячину. Не думаю, что у него были и инструменты, потому что на первой гитаре, которую я увидел, он прибил гвоздями звукосниматель к корпусу. Но это работало! Он сидел на полу в моей мастерской и возился с гитарой, и я подумал, что этот парень действительно хорош. В этом деле так редко кто добивается успеха, и я подумал, что у этого парня есть шанс сделать это".

 

За время существования магазина у Уэйна работали разные сотрудники, включая таких будущих гитарных мастеров, как Карл Сандовал. Самый выдающийся из них, Гровер , начал работать в мастерской в Сан-Димасе в сентябре 1977 года. Гровер вырос в Теннеси, был гитаристом и любителем винтажа, у которого был глаз и слух на инструменты золотой эпохи. Он переехал в Калифорнию и несколько лет работал в Anvil Cases, а затем, летом '77-го года, в Westwood Music в Лос-Анджелесе. Но розничная торговля была не для него. Возможно, он мог бы снова зарабатывать на жизнь как гитарист?

 

Гровер решил сделать себе гитару, поэтому он отправился к Уэйну Чарвелу за корпусом. В итоге они пошли пообедать, где Уэйн за рюмкой чая признался, что беспокоится о том, что может выйти из бизнеса из-за проблем с поставщиком. Кроме того, Уэйн рассказал Гроверу, что его утомляет масса поступающих заказов и практическая работа.

 

"Я никогда не занимался этим раньше, и ничего не знал о бизнесе", - говорит Уэйн. "У меня был сильный стресс, и я просто не мог с ним справиться. Мы постоянно торчали денег. Помню, однажды на неделе позвонили из банка и сказали, что у нас овердрафт на 1400 долларов. Это было в среду или четверг, и я знал, что должен выплатить зарплату. У меня был кабриолет Mustang, и я был вынужден его продать, чтобы выплатить зарплату. Так что, даже если вы продаёте много запчастей и зарабатываете деньги, вам нужно иметь много денег в резерве, чтобы продолжать работу. Я этого не понимал. Но я понял это очень быстро".

 

Тем временем, начинающий предприниматель Гровер Джексон почувствовал перспективы в этом обеденном перерыве в Сан-Димасе. "Я сказал Уэйну: Подожди минутку, я могу спасти твой бизнес. Я не возьму никакой платы, но вместо зарплаты, могу ли я получить десять процентов компании, если смогу её спасти?". Так продолжалось с '77-го по конец лета '78-го, когда, по словам Гровера, стало ясно, что с Уэйна хватит. "К этому моменту", - говорит Уэйн, - "мне всё это настолько осточертело, что меня не волновали ни деньги, ни что-либо ещё. Я хотел просто избавиться от этого, понимаете?"

Гровер Джексон, ДжоЭнн Пирот и Майк Элдред в мастерской Charvel/Jackson.

Уэйн и Гровер пришли к соглашению, по которому Гровер купил бизнес, в ноябре 1978 года. К концу января нового года у Гровера и его жены ДжоЭнн Пирот появился первый сотрудник - 18-летний гитарист Майк Элдред. Майк приехал в мастерскую в Сан-Димасе в один прекрасный день по наводке Эда Ван Халена. Он знал Эда некоторое время, в основном по разговорам за кулисами, и следил за тем, как Эд менял эксцентричные гитары. Сначала они казались относительно обычными - белый Ibanez, Goldtop - но однажды вечером в гримёрке в Whisky a Go Go Эд показал Майку необычный "Fender".

 

"Это был черный Страт с палисандровой накладкой грифа", - вспоминает Майк, - "и он нарисовал небольшую белую полоску по краю. У него было тремоло, зеленоватый светлый пикгард, в который он врезал хамбакер у бриджа. Я был потрясён, это просто безумие, и она звучала просто убийственно! Прошло еще пару месяцев, и вот я снова в Whisky, захожу в гримёрку, а у него гитара в чёрно-белую полоску. Я говорю: 'Что это за хрень?' Он отвечает: 'Я сам её сделал, корпус и гриф у меня от Charvel Manufacturing'. Я спросил, где они находятся. Он говорит: 'Они в Сан-Димасе и продают корпуса и грифы'. Я подумал, ладно, надо купить. И он дал мне номер телефона".

 

Майк позвонил в Charvel и отправился на встречу с Гровером, чтобы выбрать гитару, которую он хотел бы приобрести, передал задаток и после этого регулярно посещал магазин, чтобы погасить остаток долга. В один из таких случаев, будучи сыт по горло работой в продуктовом магазине, которая сильно ограничивала его возможности заниматься музыкой, он спросил Гровера, не принимает ли он его на работу.

 

"Гровер сказал мне: 'Тебе не стоит здесь работать, ты испортишь свои руки - ты же гитарист'. Я ответил, что мне действительно необходимо найти новую работу. Так что я заполнил анкету и получил работу", - вспоминает Майк. "Моей мотивацией было то, что я просто хотел играть музыку, но мне нужно было заливать бензин в машину, поэтому мне нужна была работа. А если мне делали гитару на заказ, что может быть лучше, чем пойти работать в то место, где делают мою гитару? Во-первых, я, возможно, получу скидку на гитару, а во-вторых, я, возможно, смогу сделать её сам, прямо там, используя их инструменты. Но потом всё вокруг меня стало расти очень, очень быстро. Гровер начал нанимать других людей после меня, и вскоре мы уже делали столько всего налево и направо".

 

Команда в мастерской в Сан-Димасе у железнодорожных путей действительно расширилась за пределы первоначального трио Гровера, ДжоЭнн и Майка. Наняв Тима Уилсона и Майка Шеннона из местной фирмы Woodworkers, они сделали корпуса гитар для Mighty Mite, а затем и для DiMarzio. И вскоре у них была готова серия гитар Charvel, который они могли продемонстрировать музыкальной общественности на выставке NAMM в Атланте в июне 1979 года.

 

"Вероятно, самые первые гитары Charvel, которые были проданы на каком-то реальном коммерческом уровне, были проданы на той выставке", - вспоминает Гровер. "Мы продали их нашим хорошим друзьям со времен Anvil - музыкальному магазину Veneman Music в округе Колумбия. На том этапе это были гитары в стиле Страт из красного дерева, покрытые маслом и не окрашенные".

 

Затем появился Рэнди Роадс. Первый альбом гитариста с Оззи Осборном, Blizzard Of Ozz, вышел в Великобритании в 1980 году, и Рэнди решил, что ему нужна новая гитара в дополнение к его Les Paul Custom и Karl Sandoval V. Незадолго до Рождества 1980 года он пришел к Гроверу Джексону в мастерскую в Сан-Димасе. "Рэнди достал маленький клочок бумаги", - вспоминает Гровер, - "на нём было нарисовано что-то вроде линий, четыре или пять угловатых линий. И это был его вклад - это была его идея сделать острую штуковину. Я добавил голову, пока мы чертили и царапали. Так родилась оригинальная гитара Rhoads".

Пре-продакшн версия Jackson Rhoads

Ранее компания Гровера уже сделала несколько гитар со сквозным вырезом в стиле V для итальянского гитариста Вика Вержа [из швейцарской группы Toad – прим.переводчика]. Но гитара Рэнди была первой с логотипом Jackson, а не Charvel на голове. Очевидно, Гровер решил, что не хочет, чтобы этот необычный дизайн слишком явно контрастировал с развивающейся линией Charvel. Примерно в марте '81-го года Рэнди получил свой новый Jackson, который имел заостренный ассиметричный V-образный корпус, выкрашенный в белый цвет с чёрными тонкими полосками, повторяющими контуры. Гитара была оборудована тремоло, двумя хамбакерами и четырьмя регуляторами. Гриф украшали прямоугольные инлеи и голова, напоминающая клюшку, придуманная Гровером. Рэнди сразу же начал использовать этот инструмент, но вскоре он задумался о более экстремальном дизайне. Рэнди сказал Гроуверу, что люди станут спрашивать, не является ли его белая гитара переделкой настоящей Flying V. "Так что теперь он хотел что-то более похожее на акулий хвост", - говорит Гровер.

 

Рэнди пришёл снова, и они работали над новым дизайном. Они накладывали первоначальный шаблон, обводили его, Рэнди предлагал чуть больше здесь, чуть меньше там. "Потом мы стирали его или сшлифовывали, а затем рисовали заново", - говорит Гровер. "Наконец, он сказал: 'Да, то, что нужно, давайте остановимся на этом!'. Я сказал, что отнесу деревяху на ленточную пилу и вырежу по контуру. А он ответил: "О, я не могу на это смотреть", и пошёл в кабинет. Я вырезал контуры, а потом принёс в офис и сказал: 'Это примерно то, о чем ты говоришь?' Он ответил: 'Да, это здорово!'. Вот так и был создан дизайн RR".

 

Рэнди заказал три гитары нового дизайна, но только первая, черного цвета, была готова для него. Сразу же отличительной особенностью нового дизайна корпуса стал удлиненный верхний хвост - знакомая форма RR, которую нынешняя компания Jackson продаёт и по сей день. Рэнди взял одну из них в свой последний тур по США, начавшийся в декабре '81-го года, но у него не было возможности рассказать Гроверу о том, какие изменения он хотел внести в оставшиеся две гитары. Он погиб в авиакатастрофе в марте '82-го в возрасте всего 26 лет. С тех пор влияние как его игры, так и стиля гитар, которые он использовал, постоянно растёт.

 

Заметным показателем скорости, с которой росла компания Charvel в это время, является переезд из первоначального помещения площадью 100 квадратных метров в Сан-Димасе. Примерно на рубеже 1979-'80 годов фирма добавила ещё одно помещение площадью 100 квадратных метров через дорогу - а технически и через черту города, на улице Ист-Глэдстоун в соседней Глендоре. Примерно в середине 1980 года помещение в Глендоре было расширено до двухсот квадратных метров, а первоначальная мастерская в Сан-Димасе была закрыта (гораздо позже здания были снесены, чтобы освободить место для парковки мегамолла Costco). Примерно через два года в Глендоре было построено помещение ещё на 500 квадратных метров, и коллекционеры должны заметить, что, несмотря на эти переезды, нэкплейты сохраняли адрес в Сан-Димасе на протяжении всего этого периода.

Прототип Charvel Star. Фото – Роберт Витте.

В рекламном проспекте примерно этого времени показана линейка Charvel, состоящая в основном из моделей под влиянием Fender, но с явными современными признаками. Некоторое время существовал бодишейп Strat и четырехконечная форма Star (а также басы с формой P-Bass и Explorer). Ольховые корпуса сочетались с широкими и более плоскими кленовыми грифами 11-дюймового радиуса и джамбо-ладами, в соответствии с растущими тенденциями, а также со Звукоснимателями DiMarzio или Seymour Duncan. Всё это создавало атмосферу кастом-шопа, готового предоставить более или менее любую комбинацию опций, какую только пожелает музыкант.

 

Майк Элдред вспоминает, как всё взлетело в это время. "Это было просто безумие", - говорит он. "Однажды, вскоре после того, как я начал работать, Гровер сказал мне: 'Эй, сегодня вечером зайдёт Билли Гиббонс, если хочешь, можешь потусоваться с ним'. Мне тогда было всего 18 лет, и я такой: 'Да! Так что я ждал и ждал, и Билли не появлялся до девяти часов вечера, но он приехал на большом серебряном лимузине, в серебряной ковбойской шляпе, привез пластинки и подписал их для меня, мы долго разговаривали. Чувак, это было здорово!'. Слухи быстро распространились о чудо-мастерской, где предлагалось то, что они называли "бесконечным разнообразием возможностей участия в создании вашего инструмента".

 

Гровер говорит, что из множества гитаристов, с которыми он работал, Джефф Бек занимает особое место. "На планете нет никого, похожего на него, понимаете? Те ноты, которые он играет, не появляются на обычной гитаре! С Джеффом это больше похоже на звуковую скульптуру. Поэтому для меня было настоящим событием сделать для него гитары. Первой была розовая, и когда я пошел вручать ее ему - это было в конце 1983 года - он сидел у бассейна в отеле Sunset Marquis в Лос-Анджелесе. Мы немного поболтали, а потом он как бы поднял подбородок, посмотрел на кофр, который был со мной, и спросил: 'Это та самая гитара? Думаю, нам лучше взглянуть'".

 

Джефф, Гровер и розовый Jackson в чехле поднялись в его номер. "Он сел на кровать с комбиком Pignose и начал играть", - вспоминает Гровер, - и предложил мне Rockman и наушники, чтобы я послушал кое-что из его новых вещей, пока он проверяет гитару. Я немного послушал, потом приподнял наушники. А он сидит на кровати, играя на моей гитаре все вещи с альбома Truth. Это был самый чертовски сюрреалистичный опыт в моей жизни! Я сижу в другом конце комнаты от парня, который является моим героем, он играет на моей гитаре, и он играет песни, которые изменили мою жизнь. Такие моменты очень ценны для меня".

 

У Майка тоже много памятных моментов. "Мы делали гитары для Гэри Мура, и однажды он пришёл и спросил: 'Мы можем пойти посмотреть деревяхи? Я хочу очень тяжелую гитару'. Мы вышли на задний двор и буквально залезли в контейнеры с деревяхами. Мы вытаскивали куски дерева, а он принимал их, ища самый тяжелый кусок дерева, который только мог найти. И он весь в пыли, эта ирландская рок-звезда, получающий удовольствие от участия в процессе. Подобное происходило постоянно".

Обложка каталога Charvel/Jackson 1983 г.

Гитара Rhoads заложила идею брэнда Jackson наряду с Charvel, и вскоре каталоги стали называться Charvel/Jackson, а внутри них красовались инструменты с тем или иным именем. Общее различие в то время заключалось в том, что гитары Charvel были болчёными, а гитары Jackson - сквозными. То, что стало известно как стиль суперстрат, также сформировалось, прежде всего, из того, что модели Jackson предлагались 24-ладовымми (по просьбе гитариста Сэмми Хагара - Гэри Пила), звукосниматели располагались в различных новых комбинациях, и устанавливались тремоло с топлоком.

 

В каталогах открыто хвастались причудливыми отделками, которыми славилась компания Charvel/Jackson. "Мы потратили много времени на совершенствование нашего отдела покраски, - гласила рекламная статья, нагнетая атмосферу, - чтобы мы могли предложить то, что ни один производитель гитар никогда не мог предложить раньше: Абсолютно никаких ограничений по цвету или дизайну". Казалось естественным использовать местный талант к экстравагантной раскраске автомобилей и фур в стиле "хот-род" и применить его к гитарам. "Вы действительно могли получить всё, что захотите - в этом и была вся прелесть", - вспоминает Майк. "Люди приносили картинки и спрашивали: "Вы можете сделать это?". И мы отвечали: "Да, без проблем". В результате получались многоцветные языки пламени, полосы, концентрические узоры и т.д., а также более значимые для каждого человека творения.

 

В 1985 году Гровер заключил союз с техасской оптовой компанией International Music Corporation и в то же время перенёс свое предприятие на 15 миль восточнее Глендоры на 2,5 тысячи квадратных метров в Онтарио, Калифорния. В рамках новой сделки бренд Charvel был переориентирован на производство гитар в Японии, а Jackson остался эксклюзивным брендом американского производства. И это стало началом другой истории для другой статьи.

 

Майк с большой любовью относится к ранним дням компании, до появления связи с IMC. "Время от времени я бывал в мастерской, собирал гитару, играл на ней и офигевал. Я вставал, шёл в офис Гровера и спрашивал: 'У тебя есть минутка? Мне нужно, чтобы ты поиграл на этой гитаре'. Мы уходили, и следующие полтора часа оба сидели там, передавали гитару друг другу, играли на ней, говорили о ней, делились впечатлениями, слушали её и ещё больше офигевали. Иногда Гровер не хотел продавать гитару - он говорил: "О, эту я оставлю себе". А я такой: 'Чувак, кто-то заказал её!'".

 

Кульминацией для Гровера стала работа с Алланом Холдсвортом, великолепным гитаристом, если такое существо вообще когда-либо существовало. Они встретились в Лондоне в 1982 году, когда Гровер проезжал мимо по пути домой с выставки во Франкфурте, Германия, а через несколько месяцев Аллан оказался в Лос-Анджелесе. Гровер сказал, что сделает всё возможное, чтобы помочь. Самым очевидным было сделать ему гитару, но также в разное время он чувствовал себя роуди Аллана или его менеджером и позволял Аллану, барабанщику Чаду Вакерману и басисту Джеффу Берлину репетировать в мастерской в Глендоре. Много позже, когда Аллан умер в 2017 году, Гровер оказался на панихиде и был очарован хвалебной речью Стива Вая.

 

"Стив сказал, что Аллан говорил ему, что самое важное для него - это оставить нетронутое тело работы, которое принадлежит только ему", - рассказывает Гровер. "Менеджеры, продюсеры, инженеры - никто, кроме него, не прикоснулся к этой работе. В тот момент я понял, что, правильно это или нет, но в этом было какое-то намерение. Со стороны это могло выглядеть невероятно неправильно. Даже саморазрушительным. Я имею в виду, Аллан был парнем, который мог бы очень хорошо зарабатывать на жизнь, а он, похоже, сознательно пытался этого не делать. Но у него было долгосрочное виденье, и это вызвало у меня глубокое новое уважение к тому, что он делал. В конечном счёте, он остался верен своей цели. И я не могу его за это осуждать".

Команда Charvel/Jackson в 1983 году, включая Шану Александер, Генри Бойла, Майка Элдреда, Ромеро Фонсеку, Марка Геллерта, Майка Жака, Стига Ларсена, Глена Мацеля, Кенни МакКатчена, Пэта МакГарри, Брюса Огбёрна, ДжоЭнн Пирот, Майка Шеннона, Стива Стерна и Тима Уилсона, а также журналист Стивен Роузен.

ПОСТСКРИПТУМ: Гровер покинет Charvel/Jackson в 1989 году, позже он будет работать с Washburn,  своим собственным брендом GJ2 и Friedman [а также G&L, Sadowsky, Tacoma, Rickenbacker и B.C.Rich – прим. переводчика]. Майк покинул Charvel/Jackson в 1983 году, вернулся в 1985-'87 годах и руководил Fender Custom Shop в 1997-2014 годах. В настоящее время Гровер и Майк планируют новый совместный проект. Уэйн основал компанию Wayne Guitars в 1999 году [прежде поработав с B.C.Rich, Gibson и Ritz – прим. переводчика]. В 1997 году Charvel/Jackson был приобретён компанией Akai, а затем в 2001 году - компанией Fender, где эти два бренда и находятся по сей день.

Об авторе: Тони Бэкон пишет о музыкальных инструментах, музыкантах и музыке. Он является соучредителем  Backbeat UK и Jawbone Press. Его перу принадлежат Legendary Guitars: An Illustrated Guide, Flying V/Explorer Firebird, Electric Guitars Design & Invention и многие другие интересные книги. Тони живет в Бристоле, Англия. Больше информации на его веб-сайте.