GUITARBLOG.RU

Гитарно-музыкальный исторический журнал

Сайту Guitarblog.ru исполнилось ровно три года

Zakk Wylde

 

Born To Be Wylde

 

 

 

Брэд Толински

Фотограф – Уильям Харрис

Guitar World, Июнь 1990

перевод с английского

Тяжёлые доспехи Тони Айомми, Рэнди Роадса и Джейка И Ли пришлись Закку в пору. Его блестящая работа на No Rest For The Wicked и Just Say Ozzy, не говоря уже о поразительном количестве зажигательных ликов, исполненных на моих глазах во время нашего интервью, подтверждают, что Закку не о чем беспокоиться.

 

То, как характеризует его Оззи, бьёт не в бровь а в глаз. Уайлд – в доску свой, и охуенно классный парень. Его гитарный уровень поразителен и он жаждет проявить себя. Его стиль, объединяющий элементы хэви-метал и кантри в сочетании с комбинированной пальцево-медиаторной техникой, несомненно, даст новую пищу для размышлений гитаристам, стремящимся расширить свои горизонты. Не желая больше оставаться в тени предыдущих гитаристов Оззи, Закк готов занять центральное место на сцене.

GUITAR WORLD: На днях я столкнулся с ребятами из Exodus, у Гэри Хольта фингал под глазом, а Рик Ханольт весь в синяках. Они говорят, что это ты их так отделал.

 

ZAKK WYLDE: [смеётся] Да, это была та ещё ночка. Кажется, я размазал Гэри о припаркованную машину. Мы возвращались с мальчишника, один из ребят из Exodus женится, так что мы тусовались на арендованном лимузине. В какой-то момент в тот же вечер мы сцепились, этот парень подошёл ко мне и угрожал. Я сказал: "Ну и что ты мне сделаешь?" и вырубил его. Ещё двое набросились на меня. Это было безумие.

На следующий день я позвонил Гэри и сказал: "Извини, чувак".

 

GW: За те четыре года, что вы провели с Оззи, что вас больше всего удивило?

 

WYLDE: Как быстро я вырос. Я пришёл в группу, когда мне было 19, и теперь мне 23. Это действительно помогло мне найти себя. Я знаю кто я сейчас. Я знаю, кто такой Закк Уайлд. Стать настоящим музыкантом – значит найти уникальный стиль и голос. Ты не развиваешься, думая: "Если я буду вести себя как Элвис и играть как Бадди Холли, я достигну чего-то нового". Ты развиваешь собственную индивидуальность и стиль.

 

GW: Игра с Оззи также должна способствовать развитию. Есть много гитаристов, которые пытаются развиваться, но делают это в вакууме. Ты же получаешь немедленный отзыв о вашей игре от некоторых довольно опытных людей.

 

WYLDE: Да, когда я впервые присоединился к Оззи, я черпал вдохновение у Хендрикса и Фрэнка Марино, и на первом альбоме я звучал как один из тех ребят. Но я больше не думаю, что это так. С точки зрения гитары, я играю практически чисто в рамках пентатоники, я играю в кантри-стиле.

 

GW: Каков Оззи, как лидер группы?

 

WYLDE: Если бы я не работал с Оззи, я бы наверно вернулся домой, и играл бы с хорошей группой, но я был бы далёк от того уровня, на котором я сейчас. Оззи даёт мне немедленный фидбэк. Он скажет мне, если что-то не так, или похвалит, если это хорошо. Он также даёт мне подсказки как вести себя на сцене. Если бы я зависал со своими друзьями, им, вероятно, нечем было бы со мной поделиться.

 

GW: Было ли тебе трудно принять критику Оззи на первых порах. Чувствовал ли ты себя неуверенно?

 

WYLDE: Определённо. Он всегда говорил: "Это звучит как Хендрикс, просто будь Закком". Первое время, когда он говорил это, я не знал что делать. Я имею в виду, как развить свой собственный стиль? Нет никакого правила. Я мог бы попытаться защитить себя, сказав: "Ну, я так играю, это Закк". Потом я возвращался домой, и по ночам практиковался до посинения, пытаясь понять в какую сторону двигаться, но никогда не был уверен, что я на правильном пути. В конце концов, я понял, что Оззи был прав, и он помог мне избавиться от всего этого подражания. Но это немного пугало. Оззи помог мне занять своё место на сцене, и если я раньше идеализировал этих гитаристов, то теперь я просто ценю их игру. Я люблю многих других гитаристов, но теперь я счастлив, что стал самим собой.

 

GW: Ты упомянул, что движешься в направлении кантри. Это то, что помогло тебе найти свой путь?

 

WYLDE: Абсолютно! Я добавил элементы кантри в свою игру – это основная тема. Я обнаружил, что вместо того, чтобы подстраиваться под какого-то конкретного гитариста, легче сохранять свою индивидуальность, думая о конкретной школе игры. Ингви привнёс эту неоклассику и гармонический минор. Хендрикс использовал блюз в качестве основного ориентира, но не многие рок-гитаристы пытались добавить элементы кантри-музыки в свою игру. Звучит очень круто.

 

GW: Я замечаю, что кантри-лики хорошо сочетаются с рок'н'роллом – оба стиля широко используют пентатонические гаммы и оба имеют свои корни в блюзе. Я также заметил, что в No Rest For The Wicked и ваших концертных выступлениях ваше звукоизвлечение очень чёткое и очень напоминает, скажем, Рики Скэггса или Марка О'Коннора. Что ты делаешь для достижения такой четкой артикуляции?

 

WYLDE: Опять же, я научился этой медиаторной атаке у кантри-гитаристов. Такие ребята, как Альберт Ли играют на невероятной скорости, но без дисторшна и приглушений – каждая нота чиста как колокольчик. Когда я практикуюсь дома, я редко использую дисторшн. Игра на чистом звуке действительно даёт знать о любой грязи или неряшливости в ваших фразах. Кроме того, я использую звукосниматели EMG, которые, по моему, действительно подчёркивают медиаторную атаку. Никто больше из рок-гитаристов не использует пентатонику в таких масштабах. Есть определённые легатные рок-клише Джимми Пейджа, основанные на пентатонике, но вы редко слышите, как кто-то проявляет творческий подход к ним, за исключением, пожалуй, Эрика Джонсона. По моему, со времён Рэнди и Ингви, гитаристы придерживаются диатонического русла. Эрик Джонсон оказал на меня огромное влияние. Никто другой так не играет. То, как он исполняет пентатонические пассажи, акцентируя почти каждую ноту, оказало на меня огромное влияние. Никто другой так не играет. Это всё медиаторная техника. Вы когда-нибудь замечали, что акцентирование каждой ноты создаёт впечатление, что пассажи звучат быстрее, чем они есть на самом деле?

 

GW: Это наверно комбинация звукоизвлечения и игры под метроном. Чтобы продемонстрировать важность использования метронома, один из моих преподавателей продемонстрировал мне один и тот же пассаж шестнадцатыми в размере 2/4 дважды. Один раз он играл чётко под метроном, второй раз с той же скоростью, но немного не в долю. Разница была колоссальной. Пассаж сыгранный чётко под метроном звучал вдвое быстрее.

 

WYLDE: [вежливо] Это интересно…

GW: Я знаю, что ты стараешься избегать клише, но разве такие вещи, как пассажи в гармоническом миноре, искусственные флажолеты, тэппинг и вибрато рычагом не являются частью лексикона современного гитариста? Ты, правда, думаешь, что если ты сыграешь гармонический минор, люди подумают, что ты копируешь Ингви?

 

WYLDE: Да, если я слышу, как какой-нибудь парень играет пассажи в гармоническом миноре, я машинально сравниваю его с Ингви. Я бы использовал диатонику с дополнительными ступенями на последней записи, но вместо этого заставил себя выбрать другой подход. Это не было до конца тем, чего я хотел добиться, но вполне устраивало. Запись была в порядке, соло в порядке, и по хорошему, я ушёл от копирования. Следующая студийная запись будет намного напряжённее. Мне нужно хорошенько подготовиться к следующей записи, потому что я понимаю, что должен играть для тех разочарованных гитаристов, которые хотели бы быть на моём месте. Я чувствую себя обязанным перед ними, люди, которые слышат меня на концерте всегда спрашивают: "Почему ты не играешь как на пластинке?". Но опять же, проблема заключается в том, что я пытаюсь найти себя, постоянно работая над собой, чтобы не звучать как кто-либо ещё. Я стал намного лучше благодаря моей практике, и я гораздо более раскован. Я могу говорить об этом бесконечно, но всему своё время, и мне придётся ждать, пока не выйдет следующая запись.

 

GW: Ты помнишь своё прослушивание?

 

WYLDE: Конечно. Парень по имени Дэйв Фельд, который работает на Atlantic Records, увидел как я играю в клубе, и спросил меня хотел ли я когда-нибудь поиграть у Оззи. Я ответил: "Ты небось под кайфом, ты надо мной прикалываешься?". Играть с Оззи – это всё о чём можно мечтать. Он попросил фотографию и кассет, и отдал их фотографу по имени Марк Вайс, который передал кассету менеджеру Оззи – Шэрон. Она позвонила мне и пригласила. Когда я пришёл на прослушивание, я не мог поверить, что встречусь с Оззи. Я подумал "Чёрт возьми, это действительно он, чувак!" Я мог представить его только на сцене огромной арены. Я с кучей своих друзей видел его, когда мне было 14. Мы потратили все наши деньги, чтобы попасть на шоу, и понятия не имели на, какие шиши мы вернёмся оттуда. Я был таким наивным! Когда в толпе вспыхнул свет, мы закричали: "Он смотрит на нас, чуваки!" Оззи было так много власти над толпой. Я был в полном восторге. Прослушивание прошло очень гладко. Оззи был очень благосклонен, и как только группа вступила, всё оказалось очень легко. Я боялся, что он будет смотреть на меня со сложенными руками и говорить что-то вроде: "Хорошо, давай посмотрим, что ты умеешь". Вместо этого всё было очень непринуждённо. Первое, что он сказал мне, было: "Я смотрю, ты играешь на лесполе, вместо этих гитар, обвешанных кухонной сантехникой" [вероятно Оззи имел в виду Floyd Rose или Kahler – прим. переводчика]. Он также сказал: "Закк, я знаю, что ты можешь это, просто играй от всего сердца". Мы сыграли I Don't Know, Suicide Solution, Crazy Train, Bark At The Moon плюс несколько других вещей. Оззи был взволнован и продолжал: "Давай сделаем ещё одну". Я подумал: "Да, ОК, это круто".

 

GW: Каковы Рэнди Кастильо и Гизер Батлер в качестве ритм-секции?

 

WYLDE: Великолепно. Рэнди ужасно недооценён, а Гизер и я действительно работаем над множество гармонических и унисонных линий для следующей записи, которая должна быть потрясающей. Мы хотим похвастаться нашими фишками.

 

GW: Остальные ребята в группе намного старше тебя. Сложно ли с ними общаться?

 

WYLDE: Не то, чтобы я зависал с кучей мажоров. Я все еще веду себя довольно легкомысленно и глупо, хотя этот опыт помог мне вести себя по-другому.

 

GW: За исключением расширенного соло в Shot In The Dark, концертный альбом остаётся довольно близким к оригинальным записям. Ты играл их таким образом из уважения к оригинальным гитаристам?

WYLDE: Я видел Оззи дважды, прежде чем присоединился к группе - один раз с Джейком и один раз с Берни Тормом. Оба раза группа играла хиты Оззи почти нота в ноту. Я действительно ценю тот факт, что они оставались настолько верными записи, потому что я был фанатом Оззи. Я был там не для того, чтобы наблюдать за гитаристами. Это не выходило у меня из головы, когда я готовился к концертному шоу. Для меня оригинальные соло являются частью песни. Это было бы как Оззи спел бы другие слова или другую мелодию.

 

GW: То, как ты подтягиваешь струны за верхним порожком и применяешь пальцевое вибрато, часто подобно тому, как другие используют рычаг. Почему ты решили отказаться от него.

 

WYLDE: Думаю, я не очень хорош в этом. Я думаю, что если ты действительно хочешь добиться узнаваемого саунда, используя рычаг, чтобы этому научиться нужно потратить очень много времени, и я не располагаю стольким временем, чтобы тратить его на такие вещи.

 

GW: Что есть такого в лесполах, что они тебе так нравятся?

 

WYLDE: У них невероятный низ. В наше время много писклявых гитарных звуков, которые меня раздражают. Все используют синглы, страты, которые очень хорошо прорезают, но не имеют мяса. Лесполы представляют лучшее из обоих миров. Просто послушайте звук, который наш продюсер Кит Олсен получил в Crazy Babies на No Rest For The Wicked. В моей гитаре много рычащих низов, но он отлично передаёт верха. Les Paul обладает самым плотным звучанием из всех гитар, на которых я играл. Единственная проблема, с которой я столкнулся на лесполах, то что они имеют склонность к грязи, и именно поэтому я использую звукосниматели EMG. Их активная электроника сдерживает эту грязь.

 

GW: Как ты открыл для себя EMG?

 

WYLDE: Несколько лет назад у моего друга был этот короткомензурный Fender Mustang со звукоснимателями EMG, и он попросил поиграть через мой аппарат. Я сказал ему: "Валяй". Он подключился и я не мог поверить своим ушам, всё было кристально чисто. Это было откровением, потому что раньше у меня всегда были проблемы с получением хорошей читаемости, при использовании дисторшн со стоковыми звукоснимателями. С EMG, которые я открыл для себя, я мог играть аккорды в открытой позиции и квинты на нижних струнах без следов грязи.

 

GW: Поскольку ты поклонник кантри, я удивлён, что ты не используешь синглы, которые, кажется, доминируют в Нэшвилле.

 

WYLDE: Мне нравится звук синглов, но я просто не могу использовать их живьём. Он слишком тонко звучат на сцене.

 

GW: Что тебя восхищает в предыдущих гитаристах Оззи?

 

WYLDE: Я восхищаюсь написанием песен Рэнди, тем как он создавал свои соло. Я стараюсь работать таким же образом. Я бы предпочёл услышать что-то хорошо продуманное, чем что-то спонтанное! Мне очень нравится вибрато Джейка и его медиаторная атака. Я всегда могу сразу узнать вещи Джейка. Его запись с Badlands – это фантаститика.

 

GW: Что мы можем ожидать от следующей записи?

 

WYLDE: Мы движемся в более блюзовом направлении, больше похожим на Crazy Babies. Также будет несколько других сюрпризов. Я буду играть на фортепиано и петь бэки. Также я начал изучать педал-стил с учителем. Я пытаюсь делать то, что никто не делает. Моя девушка ненавидит все эти кантри-штучки, которые мне нравятся. Она думает, что это - дерьмо, и я никогда не смогу их применить. Но людям недостаёт звучания кантри. Рэнди играл классику, но это звучало по-другому. Джимми Пейдж использовал мандолину и педал-стил, и это не звучало уныло. Это прозвучит по-другому. Я не хочу копировать кого-либо, это просто отправная точка. Я ищу новое сочетание. Это просто новый способ сфокусировать мою энергию.

Заккология

 

Call Of The Wylde

 

 

Вездесущая мишень Закка идеально символизирует безжалостную решимость гитариста всегда попадать в цель. Свой саунд  Закк искал долго и упорно, достигнув окончательного сочетания инструментов, усилителей и эффектов, которые отвечают его критериям звучания, как тяжёлого, так и чистого.

 

Часть этого уравнения включает в себя тяжёлый хамбакерный звук леспола, оснащённого звукоснимателями EMG.

 

Единственная гитара, которую я использую на записи – это чёрно-белый леспол с мишенью. Её нарисовал для меня Макс из Max Guitars, которые расположены недалеко от Бульвара Сансет в Голливуде возле Guitar Center. Изначально я хотел, чтобы круги начинались очень маленькими и постепенно увеличивались, как на афишах, рекламирующих Головокружение, старый фильм Альфреда Хичкока, но я доволен конечным результатом.

 

Гитара, разукрашенная под битое стекло [крайняя слева], является самой старой из пяти. Изначально она была цвета санбёрст, но я хотел чего-то особенного, поэтому я разрисовал её на заказ у какого-то парня из Нью-Джерси.

 

Обычно на гастроли я беру с собой шесть или семь лесполов. Поскольку каждая гитара обладает своим уникальным голосом, звукорежиссёр обычно подсказывает мне какую гитару использовать, в зависимости от акустики зала. Я довольно часто использовал санбёрстовый '59 Reissue [справа на фото], потому что у него жирнючий звук для выступления живьём. Другой санбёрст – обычный Standard. Роджер Белл из Gibson дал мне оба в рамках соглашения об эндорсменте. Я не избалован, я всё ещё покупаю гитары самостоятельно, когда слышу и вижу то, что мне нравится. Например, я только что купил ещё один '59 Reissue и чёрный Les Paul с нестандартным кленовым грифом. Я также недавно купил гитару с красной мишенью за 800 баксов в Voltage Guitars в Голливуде.

 

Другой важной составляющей саунда Закка является плотный ламповый звук усилителей Lee Jackson Metaltronix. Я считаю, что они звучат великолепно. И если вам нужны какие-либо доказательства, просто послушайте Crazy Babies [No Rest For The Wicked] на хорошей стереосистеме – говорит Уайлд. Когда вступают пауэр-аккорды, просто смотрите как двигаются колонки. Усилители Metaltronix качают много воздуха. С другими записями вы можете выкрутить громкость стереосистемы до упора, и динамики не будут двигаться, там нет такой мощи. Кроме того низ Metaltronix действительно плотный. Я играл на усилителях, где низ настолько грязный, что игра на пятой и шестой струнах захлёбывалась. Когда вы играете что-нибудь вроде I Don't Know, это решающие струны для риффов. В конечном счёте, именно сочетание Les Paul, EMG и Metaltronix делает мой звук тяжелым и чётким. Я играл на страте в той же связке, и она просто не работает.

 

Уайлд использует минимум эффектов. Его оборудование включает в себя вау-вау CryBaby, октавер Boss, Yamaha SPX90, октавер Simmons и рэковый зонный микшер/эквалайзер Akai. [очевидно имеется ввиду связка AKAI MB76 и PEQ6 - примечание переводчика].

 

Morley готовят для меня новую педаль [которая, очевидно, так и не была реализована] которая производит по настоящему странный звук вау – сообщает гитарист. Я думаю, что я нравлюсь этим ребятам, потому что я похож на того парня в огромных клешах, что они используют в рекламе. Но одна из моих самых любимых примочек – это Boss Super Overdrive, он добавляет гейна Metaltronix. Я устанавливаю ручки драйва и тембра примерно на два часа, у уровень вправо до упора. Я использую её постоянно, за исключением более жёстких ритм-партий.

 

Один из факторов, которые многие гитаристы упускают из виду при поиске классического кранча – это струны. Закк, однако, быстро указывает, насколько его техника и звук связаны с GHS. Струны E, B и G – это то, что вы найдёте в сете калибра .10 – говорит он – но три нижние струны, это то, что вы найдёте в сете .11. Более толстые нижние струны отлично подходят для ритм-партий. Я играю очень тяжело. С более тонкими струнами моя ритм-игра обычно неаккуратно, потому что струны не откликаются достаточно быстро. Кроме тогодобавляет он - за 13 месяцев гастролей я ещё не порвал ни одной.

 

Вернуться к предисловию и началу