Andy Mooney

 

Руководитель Fender о серии

Ultra, японских суперстратах

и будущем гитар

 

 

Крэйг Кэмпбелл

Перевод с английского.

 

От переводчика: Ранее я публиковал интервью с Дэном Смитом, спасшим компанию Fender от ликвидации, Доном Рэндаллом, деловым партнёром Лео Фендера, стоявшим у истоков компании, с Джорджем Фуллертоном, работавшим с Лео с самых первых лет и до самой его смерти, а также с Биллом Карсоном, музыкантом, принимавшим самое непосредственное участие в создании Fender Stratocaster и первым директором фабрики Fender, Форрестом Уайтом.

 

Предлагаю вашему вниманию интервью 2019 года с нынешним генеральным директором компании, Энди Муни от Крэйга Кэмпбелла, владельца и реставратора магазина Electric Deer Guitarworks из Сайтамы, Япония.

 

Как недавно подчеркнул генеральный директор Fender, Энди Муни, история отношений Fender с Японией продолжается ни одно десятилетие. Эти межтихоокеанские отношения однажды даже стали спасением, когда Fujigen были единственным источником производства для Fender во время переезда фабрики из Фуллертона в Корону в 1985 году.

 

В преддверии выпуска совершенно новой серии Fender Ultra и мобильного приложения Fender Songs, я встретился с Муни в Токио, чтобы поговорить об этих новых продуктах, истории компании в Японии и, особенно о противостоянии Fender японского и американского производства.

 

Заядлый поклонник тяжёлой музыки также делится своими мыслями о металлистах, о будущем гитарного рынка, о текущих моделях японских Fender, и о многом другом.

Гитары Fender японского производства пользуются высокой репутацией благодаря своему качеству. Иногда считается, что они соперничают с американскими моделями. Что, по-вашему, действительно отличает Fender американского производства от Fender Японского производства?

 

Я коллекционирую гитары 30 лет, и я бы сказал, что 30 лет назад, сравнивая лоб в гитары американского, японского, мексиканского и юговосточно-азиатского производства, со скрытой информацией о стране происхождения, вы могли уверенно сказать, в чём разница между ними. Я думаю, что сейчас это уже не так, потому что, я считаю, что уровень качества вырос в каждом регионе.

 

Одна из вещей, которую я усвоил, работая в Nike и Disney, а также здесь, в Fender, приезжая сюда сотни раз – это то, что японские стандарты качества, вероятно, самые высокие в мире. Вы это знаете. Им нравится последовательность и единообразие. Но всегда на качественном уровне. А критерии качества в Японии иногда удивляют.

 

С одним из таких случаев я столкнулся в Nike, когда мы боролись с дефектами. Многие американцы считали, что японцы просто не хотят продавать японские товары.  Тогда я пригласил кое-кого из Toyota на встречу с командой нашей продуктовой линейки, чтобы спросить: "Почему американские автомобили не имеют такого успеха на японском рынке? Это потому что японцы такие националисты, и не хотят покупать американские автомобили?". Он выкатил глаза: "Ты шутишь?" [смеётся].

 

Тогда я спросил: "Как вы определяете качество?" И он отвечает: "Ну, машина слишком шумная". Потому, что дело в звуке, который издаёт дверь при закрытии, звуке, когда вы запускаете двигатель. В японской машине ничего не слышно. В американской машине повсюду слышен грохот. Я никогда не считал это критерием качества. Когда-то в Nike мы запустили производство часов. И для сравнения с Японией, как с мировой столицей часов, любая пластиковая деталь, вынутая из пресс-формы, уже готова для производства на любом другом рынке, но не в Японии, где это неприемлемо.

 

В Японии же важно качество окончательной обработки. Именно однородность отделки действительно привлекает японского потребителя, но я думаю, что это также высоко оценивается карманами потребителей по всему миру. И есть ещё люди, которым нравятся японские гитары лишь за то, что они японские, и знаете, я всегда счастлив заиметь в коллекцию японский Fender, потому что у меня достаточно других гитар.

 

Моя коллекция японских Fender  полностью состоит из гитар для хэви-метал. Японская команда была всегда конкурентоспособной, и они всегда старались конкурировать с шреддерскими гитарными брэндами, особенно, когда на гитарах этого направления играли многие виртуозы. Я всегда любил метал, поэтому собирал некоторые из этих гитар. Интересно, вернёмся ли мы к этим гитарам '80х, в Японии, снова.

На японский рынок было выпущено несколько моделей лимитированного выпуска. Тем не менее, спрос за океаном означает, что на вторичном рынке эти модели могут стоить дороже своей первоначальной цены. Есть ли план сделать некоторые из этих моделей более доступными?

 

Ну, фокус с лимитированным тиражом в том, чтобы держать его лимитированным [смеётся]. Мы всё чаще придерживаемся двух причин. Одна причина ориентирована на потребителя, а другая, в большей степени, ориентирована на бизнес.

 

С точки зрения потребителей, мы сейчас занимаем 40% всего рынка гитар и усилителей. И знаете, одна из вещей, которую я усвоил за время работы  Nike, это то, что чем выше доля на рынке, тем больше необходимость более широкого ассортимента продукции, чтобы люди могли получить доступ к брэнду, но при этом чувствовать себя по-другому. Знаете, все хотят быть одинаковыми и все хотят быть разными.

 

Когда я присоединился к Fender, уже существовали FSR [Fender Special Run], но это не было особо хорошо организованной программой во всем мире [производство товара по индивидуальным спецификациям отдельных дилеров – прим. переводчика]. Существовала программа [для кастомовых заказов] под названием American Design Experience, но там было 1,3 миллиона доступных опций, что было слишком запутанно, и, на мой взгляд, даже 1,2 миллиона – это уже перебор. Мы перезапустили эту идею под названием Mod Shop, сократив число опций до 70 000. Сейчас доступно около 110 000. Но самые глобальные изменения, которые мы сделали, это то, что пользовательский интерфейс стал гораздо проще для навигации, и мы сократили время изготовления и доставки с 90 до 30 дней. Потому что, даже если вы кастомизируете заказ, вы не готовы ждать так долго, никак не 90 дней.

 

Другая причина большей сегментации через лимитированные издания – дилерские эксклюзивы, в чём бы это не выражалось. Это для того, чтобы дилеры на рынке не боролись друг с другом. Особенно это актуально для здешнего [японского – прим. переводчика], где нет мониторинга Минимальной Рекламируемой Цены (MAP), как в США [и в России, когда дистрибьютор не разрешает дилерам публиковать цену в интернет-магазинах ниже определённой планки. Продавать можете за сколько угодно, но цена на сайте должна быть рекомендованная (MSRP), либо ниже рекомендованной не более, чем на допустимый зазор – прим. переводчика]. У вас дилеры абсолютно вольны продавать товар по любой цене, какую они захотят предложить. И на самом деле, мы не хотим им продавать одно и тоже, а затем вынуждать их терять деньги, демпингуя друг перед другом. Так что, чем больше мы можем сегментировать рынок, предлагая широкий выбор опций для отдельных дилеров. И я думаю, что чем лучше это для них, тем лучше для нас, и, в конечном счете, тем лучше для потребителя.

 

Я думаю, что ещё одна вещь, которая изменилась, это то, что четыре года назад преобладающими бодишейпами были Stratocaster и Telecaster, так было в течение...вечности. Но сейчас выросло число инструментов Jazzmaster и Jaguar и прочих офсетов, Duo Sonic, или например Mustang. Ну, вы знаете, мы сделали именную модель Char [культовый японский музыкант Хасато Такенака, более известный как Чар – прим переводчика]. Они получили широкое признание. И это просто расширяет границы: разные лошадки для разных маршрутов, в зависимости от того, что вам действительно нравится с точки зрения того что вы играете, так и, с точки зрения как вы выглядите. У вас стало больше возможностей, чем, я думаю, когда-либо в нашей истории.

Мексиканский FSR '69 Thinline Hot Rod Flame Telecaster

Раньше Jazzmaster считали просто имиджевой гитарой, занять руки фронтмена.

 

Думаю, это правда. Я имею в виду, что у меня есть и Джаззмастеры, Ягуары и Дуо-Соники. Четыре из них висят на стене у меня дома с 1966 года. Я никогда не играл ни на одной из них, потому что тогда они были не особо хорошими гитарами, в моём понимании, когда впервые были представлены. Но, как и многие другие вещи, которые мы сделали с тех пор, например, если вы посмотрите на именной Jaguar Джонни Марра – это просто убийственная гитара. Мы сделали все эти гитары функционально лучше. Они всегда были эстетически красивыми, но теперь вы действительно можете играть на них.

 

Вы можете увидеть гораздо большее. Даже когда мы вновь представили японские метал-гитары, что мне в них понравилось, так это то, что они невероятно удобные, у них были великолепные современные характеристики, но… старые звукосниматели были не так хороши, и мы решили: Что, ж, если мы собираемся сделать MIJ Modern, они должны быть с отличными звукоснимателями. Нам нужно было что-то изменить в звукоснимателях, чтобы они работали на современных гитаристов, а не только на ностальгистов, которым нужна точная копия оригинальной гитары.

Fender FSR Johnny Marr Jaguar

У вас есть несколько новых интересных серий, как в Штатах, так и в Японии. Можете нам немного рассказать о них?

 

Что ж, со стороны электрогитар, это American Ultra. Я думаю, это лучшая гитара, которую мы когда-либо производили. Я приведу аналогию: у меня есть Porsche 911, который является воплощением идеи оригинального Porsche разработанного Фердинандом Порше, но это самая технологически продвинутая версия на сегодняшний день. Когда я сморю на Ultra, я вижу в ней воплощение оригинальной идеи, но мы продвинули её настолько далеко, насколько это возможно. И отзывы, которые мы получили от дилеров, и артистов, взявших её в свои руки, были действительно, очень обнадёживающими.

 

Это одна из тех интерпретаций страта, что как только вы поиграете на нём, вам будет трудно заставить себя вернуться к старой модели. Потому что ощущение грифа в руках действительно совершенно другое. Доступ к верхнему регистру. Более лёгкий вес, потому что мы вырезали больше дерева, сделав обводы корпуса более анатомическими. Воплощено много идей, которые ещё четыре года назад, многие, даже среди сотрудников компании, посчитали бы еретическими… ну, вы знаете, типа "нельзя так надругаться над телом".

 

Но, если бы Porsche всё еще производили 356ю модель, я не думаю, что они бы продавали их достаточно много. У нас есть уважение к прошлому, и наш огромный плюс по сравнению с Porsche в том, что если вы хотите Stratocaster 1955 года, мо продадим его вам, вплоть до оригинальных характеристик. Но, хотя мы уважаем прошлое, мы должны двигаться вперёд, чтобы действительно отразить то, что говорят нам современные потребители, например 22 лада вместо 21, или гигантские лады вместо… просто пробегитесь по списку современных требований, и всё это будет включено в эту коллекцию.

 

И это всё в одной гитаре.

Ограничения CITES на палисандр подходят к концу, но Fender удалось адаптироваться к условиям CITES с такими вещами, как накладки грифа из пао-ферро. Забегая вперёд, вернётесь ли вы к привычным спецификациям, или же некоторые из вынужденных нововведений привели к изменению мышления?

 

Что ж, это был вызов, настоящий вызов. И самой большой проблемой на самом деле было не убедиться, что мы используем древесину, которая не находится в списке исчезающих видов, а в том, что таможенные органы в большинстве регионов не могли приспособиться к реальности того, как это должно сертифицироваться.

 

Приведу пример: мы могли привезти гитару с палисандровыми деталями из Сан-Бернандино, США в Европу быстрее, чем потребовалось бы на получение сертификата для растаможки. Нам буквально пришлось начать отправлять гитары через Панамский канал, на медленном судне, чтобы выиграть время, потому что мы не могли подать заявку на получение сертификата, прежде чем груз покинет склад, но если он добирался до таможни Амстердама до получения сертификата, они конфисковали и уничтожали товар, что, как мне кажется, самое худшее, что можно сделать с исчезающим деревом. Поэтому я думаю, что решение отмены таких ограничений – великое дело.

 

Но вернёмся к вашему вопросу. Одна из самых интересных вещей, о которой я даже не подозревал: в моей обширной коллекции гитар у меня есть Stevie Ray Vaughan Stratocaster. Оригинальное издание этой модели висит у меня на стене. И у нас состоялся разговор: "Ну и что мы будем делать с CITES, есть ли другие альтернативы?" И кто-то предложил: "Мы можем использовать пао-ферро". Тогда я спросил: "А мы раньше когда-нибудь использовали пао-ферро?" И получил ответ: "Ну да, на гитаре Стиви Рэй Воэна".

 

Я говорю: "Я играю на этой гитаре 15 лет, э даже не подозревал, что это не палисандр. Что ж, если это достаточно хорошо для Стиви Рэй Воэна, думаю, это подойдёт и для большинства покупателей". Так что я думаю, что есть некоторые решения, которые мы приняли под давлением CITES, которые на самом деле были… достаточно спорными, в смысле действительно ли покупателям будет не всё равно.

 

Я считаю, что наши потребители гитар американского производства и особенно Custom Shop, действительно очень заморачиваются на этом. Но, по-моему, для многих разница между пао-ферро и палисандром не так важна. Так что я думаю что мы сохраним такие нововведения, как пао-ферро, вероятно, навсегда. Мы стали использовать чёрное дерево в линейке наших гитар шире, чем могли себе представить. Но это было хорошо принято, особенно на Elite, и я полагаю, будет также принято и на Ultra.

 

Сейчас мы предлагаем более широкий выбор вариантов древесины, чем когда-либо. Похоже, это хорошо работает. Я не думаю, что в дальнейшем мы ограничимся клёном и палисандром, как было раньше. Я думаю, что со временем вы увидите пао-ферро, чёрное дерево, и другие породы, которые, я думаю, будут включены в производство.

Хоть мы и понимаем, что предречение смерти электрогитары сильно преувеличено, какие вы видите тенденции в отношениях между электро и акустикой здесь в Японии и Азии, по сравнению с США и Европой?

 

К Сожалению, за пределами США очень мало данных об отрасли в целом. Я могу вам сказать, что в США мы видим качение маятника назад. В целом хорошая новость заключается в том, что рынок, как акустики, так и электрогитар растёт. Маятник качается между скоростью роста акустики и электро. В прошлом году спрос на электрогитары рос быстрее, чем на акустические. Но за четыре года, что я работаю там, я думаю, что, возможно, один год из четырёх спрос на электрогитары рос быстрее, чем на акустические. Но всё же рос.

 

Я не знаю, что движет качелями туда-сюда, но для нас важно быть лидерами в обеих категориях. Мы всегда были лидерами в категории электро, то я бы сказал, что только за последние, пожалуй, девять месяцев, я мог бы честно охарактеризовать нас как лидера в акустическом сегменте с появлением American Acoustasonic.

 

Потому что, это действительно первый раз в нашей истории, когда у нас был довольно амбициозный план по акустическим гитарам. Нам пришлось увеличить производство в три раза, и мы всё распродали за год. Их сразу же приняли концертирующие музыканты, в том числе такие, как Джек Уайт и брат Билли Айлиш (Финнеас О'Коннелл). Инструменты широко засветились на самых крупнейших концертных площадках мира. Для меня это лакмусовая бумажка того, действительно ли мы создали гитару, приемлемую для концертирующих музыкантов.

Я с огромным оптимизмом смотрю на отрасль в целом по всему миру. И есть две универсальных причины, по которой я в этом уверен. Во-первых, это рост спроса на записанную музыку. 255 человек заплатили за стриминговый сервис в прошлом году, и Goldman Sachs прогнозирует, что через три года их число вырастет до 700 миллионов человек, а к 2030 году – до 1,1 миллиарда. Большая часть прироста на самом деле происходит за счёт переизданий альбомов, которые в основном представляют гитарную музыку. Рост живой музыки находится на рекордно высоком уровне и продолжает расти. 93 миллиона зрителей посетили концерты, организованные Live Nation, в прошлом году. Это 10% прирост по сравнению с позапрошлым годом, и в основном гитарная музыка.

 

Мы держим руку на пульсе всех этих трендов, распространяющихся во все стороны. А затем мы делаем, я бы сказал, три дела одновременно, чтобы способствовать как общему росту на рынке, так и увеличению своей доли. Первое: мы улучшили играбельность наших инструментов и форсировали разработку инновационных продуктов. Мы сократили цикл между обновлениями модельного ряда с семи лет до четырёх. Мы увеличили вложения в маркетинг с 4% с дохода до 10.

 

Второе: Мы изменили ассортимент с дилерской ориентации на потребительскую, в основном через социальные сети. Потому, что, когда мы представляли новый продукт ранее, я мог бы сравнить его с упавшим в лесу деревом: никто кроме продавцов о нём не знает, а он уже на витрине магазина. Покупатели о них даже не подозревали. Теперь, когда мы запускаем новый продукт, наши подписчики в социальных сетях, которых насчитывается 26 миллионов по всему миру, узнают об этом продукте, идут к дилерам или собираются купить его онлайн. Таким образом, мы увеличиваем оборот и взаимосвязь с конечным потребителем.

И третья вещь – это Fender Play.

 

Когда я только пришел в компанию, на совете директоров было желание расширить бренд до услуг цифровых продуктов, но они не знали, что делать, и я тоже. Мы провели исследование, и я думаю, это было самым полным исследованием потребительских нужд среди покупателей новых гитар в то время, четыре года назад. В прошлом году мы провели второй раунд исследований.

 

В результате было получено пять ключевых выводов, которые сформировали наше стратегическое направление на последние четыре с лишним года:

 

50% новых покупателей – женщины. Что ж, это было сюрпризом. Их предпочтительный выбор в качестве первой гитары – акустическая, и они стесняются покупать в традиционных музыкальных магазинах, как и большинство новых покупателей. Поэтому, они в основном покупают через интернет. Это вызвало желание стать лидерами в акустике. Если 50% новых покупателей – женщины, и они покупают больше акустических гитар, чем электро, нам стоит быть уверенными, что мы сможем удовлетворить спрос этого потребителя.

 

Во-вторых, 45% гитар, которые мы продаём ежегодно, покупаются новичками, что намного больше, чем мы думали. И 90% этих новичков бросают гитару в первый же год, если не первые три месяца. У нас, как у производителя, нет проблем с привлечением новых покупателей, у нас проблема с их удержанием. Эти новички тратят на уроки в четыре раза больше, чем на оборудование. И, как вы можете догадаться, тенденция развивается в пользу онлайн-уроков, а не очных.

 

Это стало путеводной звездой для цифровых технологий. Мы чувствовали, что можем самостоятельно создать жизнеспособный и прибыльный бизнес на онлайн-уроках с Fender Play. И мы чувствовали, что если мы снизим процент бросающих гитару хотя бы на 10%, то со временем мы удвоим свою прибыль со всей индустрии. По состоянию на сегодня [2019 год - прим. переводчика], у нас 22+,, пользователей Fender Play. 108000 из них - платные подписчики. Мы видим, что это приводит к увеличению числа гитаристов, впервые берущих гитару в руки, и увеличению вовлечённости новичков в процесс обучения.

 

Мы обнаружили, что если новички выдерживают хотя бы первый год, высока вероятность того, что они посвятят инструменту всю свою жизнь, а их траты в течение жизни составят более 10 000 долларов. Поскольку они в дальнейшем купят пять-семь гитар, несколько усилителей, множество аксессуаров. Они обеспечивают реальную часть бизнеса. Мы очень, очень довольны своим положением дел.

 

Второе наше приложение, доступное по подписке, мы запустим 22 октября [2019 года - прим. переводчика] в американском AppStore с Apple Music. Оно называется Fender Songs. Это похоже на Shazam для гитаристов. Он автоматически генерирует аккорды для любой песни, которую вы воспроизводите через стриминговый сервис, с текстом. Он сгенерирует аккорды для гитары, укулеле или фортепиано.

 

Если Fender Play мы позиционируем как приложение для начинающих музыкантов, то Fender Songs предназначен для тех, кто знает, как исполнять аккорды, и теперь мы можем разнообразить репертуар, и держать их более вовлечёнными в процесс музицирования в долгосрочной перспективе. Мы настроены довольно оптимистично. Я вижу в этом внешние стимулы, способствующие росту и как никогда оптимистичен в отношении будущего этой отрасли и нашей компании в целом [приложение Fender Songs оказалось мёртворождённым и не продержавшись и года, благополучно гикнулось - прим. переводчика].

Похоже, что Fender Songs поможет им обучаться самостоятельно, как только они преодолеют начальный барьер.

 

Одной из особенностью приложения является то, что оно позволяет замедлять песни, сохраняя высоту тона. Я думаю, что независимо от того, на какой ступени вы находитесь, от новичка до продвинутого, это может быть инструментом для быстрого роста. Если вы достаточно продвинуты, вы можете освоить песню с первого дубля. Либо, если вам нужно некоторое время на её освоение, вы можете замедлить темп аккордовой последовательности.

 

Определённо другая эпоха. Намного лучше, чем: "ну ка, где же этот кусок?" [имитирует перемещение иглы по пластинке].

 

Именно! Так я и начинал, убивая иглу на Paranoid и Black Night. Потом появилась плёнка, что было ненамного лучше, когда приходилось мотать её туда-сюда.

 

В последние годы Fender пересмотрел некоторые идеи из своего прошлого, будь то переиздания или перевоплощения в таких гитарах как Pawn Shop и Parallel Universe. Копаясь в поисках этих идей, обнаружили ли вы в закромах что-нибудь интересное, что никогда не видело белого света?

 

Meteora в некотором роде была такой гитарой, потому что это был отличный дизайн, который никогда не видел свет [дизайн гитары придумал Джош Хёрст в 2011 году, а реализован он был в 2018 – прим переводчика]. Забавная история об этом продукте, который, как мне кажется, является символом сегодняшнего потребителя, заключается в том, что изначально мы его отвергли, но кто-то допустил утечку. Из-за утечки произошло бурление говн в интернете, разделившее мир на два лагеря: "О боже, я хочу это" и "О боже, о чём думает Fender?" Но дело в том, что это заставило людей дискутировать. В закромах есть ещё несколько таких идей.

 

Возвращаясь к вашему предыдущему комментарию, к Jaguar и Jazzmaster, я думаю, что есть и другие формы, которые мы не совсем правильно поняли [смеётся], когда впервые представили их. Но я думаю, что сейчас мы знаем достаточно, чтобы взять генезис первоначальной идеи. Хорошим примером является Coronado – взять генезис первоначальной идеи, и вы уже знаете что нужно сделать на самом деле, чтобы сделать из неё современную функциональную гитару. Starcaster, является ещё одним хорошим примером, я так думаю.

Что за гитара была со звукоснимателями под пикгардом? Maverick?

 

А вы знаете историю Maverick или, к примеру, Swinger? Вы знаете историю этой формы? Это были куски дерева, которые Лео не хотел выбрасывать [смеётся]. [звукосниматели под пикгардом были у модели Marauder. А Maverick (он же Custom) и Swinger (он же Arrow), были выпущены уже после ухода Лео из компании, из отбракованных деревянных деталей, которые он не решался выбросить – прим. переводчика].

 

Недавно на маркетплейсе Reverb.com, Fender решили продать пять важных исторических гитар, которые использовались в качестве образцов для многих репродукций [речь не о тех гитарах, которые Дэн Смит с Джоном Пейджем купили у Ларри Хенриксона в начале '80х,для возрождения технологии Fender утерянной за годы CBS, а о тех, что были приобретены совсем недавно – прим. переводчика]. Что стояло за решением отпустить эти гитары?

 

Ну, вообще-то, у нас никогда не было музея нашей собственной истории. Забавно, я получил письмо от своего старого школьного приятеля, который прислал мне фотографию электроскрипки Fender. И я такой: "Это какая-то хуйня, Fender никогда не производил электроскрипок". Но, как оказалось, всё-таки производили. И он спросил: "Не мог бы ты прислать мне всю старую документацию, которая у тебя есть, ну типа спецификации и прочее? Я хочу написать о них книгу". Так что я поинтересовался у наших, а у нас ничего и нет. Абсолютно ничего. Мы не очень хорошо сохранили историю нашей собственной культуры.

 

Может быть это было связано с переходом компании от Лео к CBS или от CBS к нынешним акционерам. Но мы купили эти гитары, чтобы разобрать их и понять, чему мы можем научиться. А потом, параллельно с этим, я встретил одержимого коллекционера, который искал страт '54 года. Он приехал в Лос-Анджелес и искал встречи со мной. Мы встретились, и я спросил: "Вы что-нибудь нашли?" Он ответил: "Да, я нашёл одну гитару". Я спросил, сколько же за неё просили, и он ответил, что запрашиваемая цена была 95 000 долларов. Я спросил: "Вы купили её?" И он ответил: "Нет. Я просто не уверен в её подлинности".

 

Тогда я предложил: "Если бы я доказал вам её подлинность, если бы мы разобрали её и убедились, что она настоящая, вы готовы отдать за неё 120 000?" И он ответил: "Да, я готов заплатить.  Зачем мне платить 95 за что-то, если я буду сомневаться в этом до конца своей жизни". Он очень богатый человек. Он так легко сказал: "Я заплачу 120".

 

Мы вообще-то задумались, может быть это неплохой бизнес? Как и в случае с сертификацией винтажных BMW, мы могли бы провести сертификацию Fender. И так, мы купили пять гитар, разобрали их, изучили их как можно тщательней, убедились, что все они абсолютно подлинные, а затем решили вернуть их на рынок, чтобы посмотреть, какова их ценность.

 

Эту стратегию довольно часто использовали часовые компании. Они скупали множество своих старых запасов, ремонтировали, и, удостоверившись, что они в первозданном состоянии, а затем перепродавали. В результате, они поднимали цены раритетов на всём рынке. Я не был уверен, получится ли это с гитарами, но мы решили: " Эй, давайте попробуем это с пятью гитарами. В худшем случае мы узнаем, что же такого уникального в этих пяти гитарах. Это только поможет будущим лимитированным историческим переизданиям. Возможно, в дальнейшем мы даже построим на этом бизнес". Время покажет. [три гитары проданы по цене 35-45 000 долларов, две всё ещё висят в продаже - прим. переводчика].

Вы играете на гитаре с самого детства, и до прихода в Fender у вас уже была большая коллекция гитар. Она выросла? Не могли бы вы рассказать нам о трёх ваших любимых?

 

Я вырос на Stratocaster, поэтому большая часть моей коллекции до того, как я пришёл в Fender состояла из Стратокастеров. Если я хочу играть блюз, я беру свой страт '55 года. Я приобрёл '55 вместо '54го, потом что это был год моего рождения. Я купил его, 24 года назад, когда мне было 40 лет. Я рад, что купил его тогда, потому что не уверен, готов ли потратить на гитару столько денег сейчас. Но гитара, на которой я играю чаще всего, это Jim Root Telecaster, потому что она отлично справляется с любой задачей. Всего одна ручка и два звукоснимателя.

 

Когда я наконец-то познакомился с Джимом Рутом, который играет в Slipknot, чей я очень большой фанат, а сам он очень талантливый гитарист, я спросил: "Почему всего одна ручка?" Он ответил: "Я вынужден весь вечер стоять на сцене в костюме и маске. Из меня выходит одного лишь пота 3-4 кило за концерт. Всё это льётся на гитару, на звукосниматели, на электронику. Я хотел убрать всё лишнее, всё что только возможно, чтобы гитара могла служить мне на сцене как можно дольше". Это невероятно простой инструмент, но он универсален, так что назову его вторым.

 

Моя третья любимая гитара, это чёрный HM Strat, которую сделал Fujigen, я так думаю. Это гитара в стиле хэви-метал с хамбакером в бридже и плавающим Floyd Rose, и она оставалась моей любимой метал-гитарой на протяжении многих лет. Я рад, что эта модель возвращается в строй, тем более, что, как я знаю, у неё будут звукосниматели получше.

Вы большой поклонник тяжёлой музыки, начиная с Deep Purple, чей концерт вы посетили первым. Кто ваши самые любимые металлисты, или скажем, металлисты, играющие на гитарах Fender?

 

Ну, конечно же, Джим Рут, определённо один из главных. На самом деле, сегодня мы говорили о том, что большинство по-настоящему виртуозных металлистов из семьи Fender играют на Jackson или Charvel [оба брэнда принадлежат Fender]. Сейчас это здорово, когда вы идёте на концерт Slipknot и видите, что Мик Томпсон на одном краю сцене играет на именном Jackson, а Джим Рут на другом краю на именном Fender. Я думаю, что моя жизнь изменится, когда в этом году выйдет новый именной Jazzmaster Джима Рута, который, как я думаю, станет ещё одной убийственной гитарой.

 

У нас есть Скотт Йэн из Anthrax, который мечется туда-сюда между Fender и Jackson. Он только что прислал мне видео, где его двенадцатилетний сын играет на сцене со своей любимой группой. Foo Fighters позволили ему сыграть с ними Everlong на концерте. Я спросил его: "Ты наверно переполнен эмоциями?" И он ответил: "Ещё бы! Я аплодировал со слезами на глазах". Должно быть, это было здорово видеть такое, потому что его сын сделал это.

 

Япония – страна богатая метал-группами. Открыли ли вы для себя какие-нибудь японские коллективы в этом жанре? Есть ли у вас любимые?

 

Я учился классической, ну знаете, традиционной испанской классической гитаре – оркестровые пьесы, никакой поп-музыки. Это было почти барокко. Одна из причин, почему мне понравился Блэкмор, это то, что я чувствовал, что он был классическим гитаристом в теле рок-звезды. Он мог исполнять все эти классические соло, и при этом, разбивать гитары на сцене. У него была театральность, пришедшая из эпохи Хендрикса. Так что моими любимыми группами, как правило, являются хэви-метал исполнители, у которых действительно есть классическое влияние, и некоторые из таких встречаются здесь, в Японии. X Japan – одна из них. Невероятно одарённый гитарист.

 

Также Сю из Galneryus – невероятно одарённый гитарист. И, опять же, такие гитаристы обычно играют на гитарах ESP или Ibanez. Я хотел бы заполучить таких гитаристов как они, или гитаристов вроде Синистера Гейтса из Avenged Sevenfold. Опять же, это тот жанр, который мне лично нравится. Фронтмен – потрясающий, он может исполнять всё, от классических произведений до рока.

 

Мы немного говорили о Babymetal. На самом деле Babymetal – это не метал, но это отличная группа. И у них есть достойные последователи, правда не совсем в метале.

 

Спасибо, что уделили время. Хотите что-нибудь добавить?

 

Я люблю Японию, и каждый раз прилетаю сюда с огромным удовольствием. И, как я уже упоминал, я был здесь много раз. Всегда есть чему поучиться. Даже если вы думаете, что уже всё знаете, всё равно открываете что-то новое. Это рынок, который я люблю изучать. И я думаю, что брэнд чувствует себя очень хорошо. Команда проделала очень большую работу, с тех пор, как взяла контроль в свои руки, и я очень оптимистично настроен насчёт будущего.